Айвар Хундимяги: предприниматели и правительство словно живут на разных планетах

Айвар Хундимяги.
Айвар Хундимяги. Автор: Siim Lõvi /ERR

Скоро мы увидим рост задолженностей, волну банкротств, перераспределение долей рынка как у нас, так и за рубежом, а также снижение темпа инвестиций и повышение уровня безработицы. Правительству пора признать, что в Эстонии кризис, заявил Айвар Хундимяги на Vikerraadio.

В последние несколько недель я общался с несколькими десятками предпринимателей, работающих в разных сферах, читал ответы ведущих бизнесменов, принявших участие в опросе лидеров общественного мнения газеты Äripäev, и не понимаю оптимизма Министерства финансов, опубликовавшего в конце августа новый экономический прогноз.

Министр финансов Кейт Пентус-Розиманнус, представляя экономический прогноз, заявила на пресс-конференции, что у министерства в основном хорошие новости. "Если весной было много неопределенности и составителям прогноза было трудно оценить влияние войны на эстонские предприятия, то теперь ясно, что эстонские предприятия адаптируются лучше, чем ожидалось. Они хорошо справились с коронавирусным кризисом и сейчас хорошо справляются в военной ситуации. Война не принесла такого негативного влияния, как мы опасались весной", – сказала министр.

Я бы очень хотел, чтобы министр финансов оказалась права, но, к сожалению, на этот раз, думаю, она ошибается. Министерство финансов пытается быстро ехать дальше, смотря в зеркало заднего вида.

Резкое повышение расходов на энергоносители, рост процентных ставок и вызванные быстрой инфляцией давление на заработную плату и изменение потребительского поведения не пройдут незаметно.

Если волны коронавирусного кризиса быстро заполняли больницы пациентами, то энергетический кризис и последовавшее за этим инфляционное ралли разоряют предприятия. Эти сигналы опасности до политиков еще не дошли, потому что благодаря стремительному росту цен налоги поступают хорошо.

Суть проблемы, от которой страдает экономика Эстонии, заключается в сокращении прибыли предприятий. Во многих отраслях очень быстрое повышение расходов невозможно полностью перенести на конечную цену продукции или услуг. Особенно, если речь идет о деятельности на зарубежных рынках, где темп роста цен ниже, чем в Эстонии.

Например, небольшое раквереское текстильное предприятие Liliina смогло сократить потребление газа на 25% по сравнению с прошлым годом, но, несмотря на это, платить за потребляемый газ ему приходится на 200% больше. Однако фирма, экспортирующая большую часть своей продукции в Финляндию, не может повышать конечную цену своей продукции в одном темпе с ростом расходов, в противном случае она потеряет клиентов.

Не помогает и внутренний рынок, потому что покупательские привычки людей и туристов изменились. Состоятельные скандинавские туристы уже не так активно покупают скатерти в раквереском магазине Liliina. Группа норвежских туристов, недавно заглянувшая в магазин, походила по нему, как по выставке. Купив товары на сумму в десять евро.

Малое предприятие Simuna, занимающееся продажей сублимированных даров садов и лесов под торговой маркой Meki, вынуждена уйти с зарубежных рынков из-за роста затрат на электроэнергию и искать новые направления бизнеса с целью выжить. Предприниматель, зажатый тисками биржи электроэнергии, не решается заключать долгосрочные договоры, потому что не знает, при каких расходах он сможет произвести заказанный товар.

Многие владельцы отелей, спа-центров или ресторанов рассматривают возможность приостановить деятельность на зиму. Это действительно означает минус в строке прибыли, но этот минус значительно меньше, чем убыток, полученный от активного продолжения деятельности и удержания сотрудников на зарплате в низкий сезон.

Когда по прибыли предприятий наносят удар, то у предпринимателей в целом есть три варианта: смириться с убытком, то есть доплачивать за коммерческую деятельность, сократить расходы или выйти из бизнеса, который грозит стать убыточным. При этом смириться с убытком еще не значит смириться с затратами. Выход из бизнеса, однако, означает, что расходы на себя берет уже новый владелец.

Я не вижу способа, как в нынешней ситуации предприятия могут поддерживать низкий уровень безработицы в Эстонии. Я также понимаю, что не все фирмы смогут выйти из спирали экономического спада здоровыми и жизнеспособными.

Эстонскую экономику ожидает серьезный период реструктуризации. Скоро мы увидим рост задолженностей, волну банкротств, перераспределение долей рынка как у нас, так и за рубежом, а также снижение темпа инвестиций и повышение уровня безработицы.

Правительству пора признать, что в Эстонии кризис. И это не тот кризис, в котором многие из нас хотели бы жить*.

* Автор имеет в виду слова Андруса Ансипа о кризисе 2008 года: "Если это кризис и крах, то только в таком кризисе и крахе я хочу жить". 

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: