Евгения Волохонская: в воздухе запахло не Рождеством, а жареным

Фото: ERR

Выступление экс-лидера консерваторов Марта Хельме в эфире веб-передачи "Прямой эфир из Дома новостей" на портале rus.err.ee буквально разобрали на цитаты все русско- и эстоноязычные СМИ нашей страны. Вслед за Хельме-старшим попасть во все возможные заголовки пришлось реформисту Марко Михкельсону, однако отнюдь не благодаря ярким политическим высказываниям. О главных событиях уходящей недели размышляет журналист Евгения Волохонская.

В это время года принято писать о том, что в воздухе запахло Рождеством. Однако у нас в стране накануне выборов запахло жареным. Наши выборы в последнее время, в принципе, так и пахнут. А то и похлеще. Но мне кажется, что с каждым годом это амбре все сильнее бьет в нос.

Мы видим, как стремительно набирают поддержку среди русскоязычного населения национал-консерваторы из EKRE. Что ж, в умении общаться с простым народом им не откажешь, равно как и в умении объяснять сложные вопросы простыми, а главное понятными и приятными уху электората словами. У этого явления даже есть название — популизм. При этом слова, которые произносятся для условно русской и эстонской аудитории - типично разные. Вот, например, в своем недавнем интервью нашему новостному порталу Март Хельме, среди прочего, заявил, что люди, проживавшие в Эстонии к 91 году, а также их потомки - наши люди.

Простите, а как же 300 000 паразитирующих тибл - это сейчас цитата из пламенной речи однопартийца Хельме, всколыхнувшей русский сегмент социальных сетей всего несколько лет назад? Более того, в этом самом интервью Хельме заявил следующее: мол, он не за Россию и не за Украину, а за мир.

Это, надо признать, очень симпатичная для консервативного русскоязычного избирателя фраза, потому что многие из них до сих пор считают, что все не так однозначно, и никакой Бучи, Ирпеня, Винницы и Одессы им недостаточно. И фраза "я за мир" в контексте российской агрессии, фактически, - оправдание насилия и расчеловечивание жертвы. Но именно такая формулировка очень хорошо укладывается в психологический паттерн тех, кто вырос с установкой - бьет, значит, любит.

Но и тут что-то пошло не так - эта цитата попала в эстонские СМИ, и теперь Март Хельме объясняет своему эстонскому электорату, что, мол, я не я и шляпа не моя. Сомневаюсь, что EKRE нуждается в моих советах, но если всем избирателям говорить одно и то же, то, может быть, потом и выкручиваться не придется.

На этом фоне интересно также и появление совершенно маргинальных околополитических движений, которые нацелены прежде всего на русскоязычного избирателя, а их основная задача - как мне кажется - оттянуть голоса у центристов. Пока, правда, не очень понятно, за чей счет банкет и кто за всем этим стоит. А также - что из всего этого выйдет.

И я сейчас еще не вспомнила историю с Марко Михкельсоном, которой сегодня пестрят все местные СМИ - не будучи сторонником теории заговора, я очень не хочу верить в откровенный слив известного политика. Но с другой стороны, как иначе объяснить, что давняя история, от публикации которой ряд главредов и изданий отказались год назад, всплыла - простите за невольный каламбур - именно сейчас.

Тем более, что по данным следственных органов, злополучные фотографии не относились к категории снимков, за изготовление или хранение которых предусмотрено наказание, однако с этической точки зрения - да, они рассматривались как некорректные. Каковы будут последствия этой истории для Марко Михкельсона - пока предсказать сложно, но многие политические оппоненты реформистов уже поспешили выразить свое фу. А вот, как такой скандал отразится на общем рейтинге Партии реформ, можно спрогнозировать, просто потому что осадочек-то остается.

Редактор: Виктор Сольц

Источник: "Эхо дня"

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: