X

Laadi alla uus Eesti Raadio äpp, kust leiad kõik ERRi raadiojaamad, suure muusikavaliku ja podcastid.

"Инсайт": осужденные за выращивание конопли таллиннцы называют свою плантацию храмом

Подземные теплицы, обнаруженные полицией в феврале этого года под Хаанья удивили своими размерами и сложностью даже бывалых сыщиков. Хозяевами плантации оказалась обычная таллиннская семья, у которой нет уголовного прошлого и прямых связей с наркоторговлей, однако, именно они годами могли выращивать сотни килограммов конопли и зарабатывать миллионы евро.

Программа "Очевидец" рассказала удивительную историю на первый взгляд обычной семьи, которая весело проводила время в своем саду. На самом деле время все они, начиная с мамы-папы и заканчивая сыновьями и невестками — осужденные преступники, которые участвовали в строительстве определенно самого крупного и сложного подпольного производства конопли.

Окружной прокурор Лийс Вайнола честно призналась: "То, что мы увидели, вызвало удивление даже у опытных наркополицейских". Ее слова подтверждает руководитель службы по борьбе с наркопреступлениями Пыхьяской префектуры Райт Пикаро: "Масштабы бизнеса, расположение в красивом удаленном месте, все это действительно является для Эстонии чем-то выходящим за рамки обычного".

20 октября 2023 года в Выруском доме правосудия был вынесен обвинительный приговор 11 обвиняемым, которые исполняли разные роли, начиная от строительства и запуска, заканчивая финансированием подпольной плантации конопли. Все получили немалые сроки, большая часть которых не будет обращена в исполнение или была засчитана отбытой во время предварительного следствия. Бруно Стернфельдт получил самое большое наказание - в виде лишения свободы на шесть лет. Было конфисковано большое количество имущества, в том числе, недвижимость, на которой выращивали коноплю.

Интересно, что фигурантам этого дела не стыдно за случившееся. Напротив, они согласились рассказать перед камерой о том, насколько масштабной была их деятельность.

Вилли Стернфельдт прямо заявил: "Мы хотели создать историю, хотели сыграть определенную роль на пути легализации конопли". Мать Бруно и Вилли Стернфельдтов Екатерина заявляет: "Мне не в чем раскаиваться".

Нет разницы, чувствуют они себя людьми, пожертвовавшими собой ради легализации конопли или кланом, который хотел обогатиться на наркобизнесе, для Эстонии это выдающаяся история. Вилли и Бруно Стернфельдты, выросшие в таллиннском районе Меривялья в семье разнорабочего и медицинской сестры, начали интересоваться коноплей еще в школе на уроках биологии. Мать мальчиков поначалу не обращала внимания на то, чем занимаются парни: "В то время, если честно, я действительно ничего о конопле не знала. Я даже не могла различить ее запах. Ну, растят и растят. Мальчики занимались этим в своей комнате".

У братьев 8-летняя разница в возрасте, но руководящая роль принадлежала младшему из них - Бруно. Несмотря на то, что их деятельность была подпольной, например, купленный в Хаанья в 2015 году участок оформили на подставное лицо, отправляясь в теплицы они не брали с собой или отключали телефоны, в переписке использовали кодовые слова, свою деятельность они скрупулезно документировали.

Вилли говорит, что это был вклад в будущее: "Чтобы однажды снять документальный фильм или предстать перед общественностью, что мы и делаем сейчас".

Многочисленным записям очень рады в полиции. "Как полицейский, я, конечно, доволен тем, что они собрали для нас эти ценные доказательства и помогли подробно описать масштабы своей деятельности. Если человек вешает себе на голову камеру и записывает то, как он реально и регулярно совершает преступление, из этого получается отличная доказательная база", - сказал Райт Пикаро.

Как бы там ни было, но Стренфельдты утверждают, что выйти на профессиональный уровень их заставила ситуация с мамой, которая страдает раком груди. Екатерина призналась, что испытывала сильные боли, и сын предложил ей попробовать конопляное масло. Мать получала обычное лечение, но параллельно принимала препараты из конопли, и в какой-то момент болезнь отступила. Так и появилась идея заняться коноплей плотнее, приложить максимум усилий, чтобы увеличить качество продукта. Это давало семье и определенное оправдание той деятельности, которой они занимались. "Я не считаю, что мы наркоторговцы или наркопроизводители, - говорит Вилли Стренфельдт. - Мы никогда не рассматривали коноплю, как наркотик, это все же растение, прежде всего, это растение".

В поле зрения полиции семья попала, как многие другие люди, связанные с запрещенными веществами. В какой-то момент поступила информация о Бруно, который активно сбывает коноплю. Началась слежка, в ходе которой выяснилось, что Бруно и подельники регулярно ездят за Выру, но что именно происходит на лесном участке в 25 гектаров, сыщики не знали. Осенью 2020 года с разрешения суда они установили скрытую камеру, через которую выявили постоянное движение, но не было ничего, что можно было инкриминировать. Удивительно, что следящая за участком полиция даже не зафиксировала пожар, в котором сгорел старый дом. Но именно это событие стало толчком для строительства потрясшего своими размерами комплекса.

В течение последующих полутора лет была построена солидная структура, которая на два этажа уходила под землю и охватывала 400 метров. Такая вот инженерия. Вилли говорит: "Оглядываясь назад, удивляешься, что мы смогли тут построить, начиная от сбора дождевой воды, заканчивая уровнем бактериальной очистки воды в пруду, системы полива, автоматические системы, не говоря об электрогенераторах и всего-всего-всего, что нужно плантации посреди леса".

По сути, стройка шла на глазах у полиции. Райт Пикаро объясняет это так: "Мы пришли к выводу, что сейчас активной наркоторговли не происходит, чтобы нужно было срочно вмешиваться, поэтому мы просто собирали доказательства и наблюдали за всем этим процессом. Строительство потребовало времени, а у нас не было 100-процентной уверенности в том, как будет использоваться весь этот подземный комплекс".

Весной 2022 года полиция получила в суде разрешение на установку камеры внутри участка, а также начала прослушку ключевых фигурантов. В тот момент на участке имелся лишь один домик, а о происходящем под землей можно было только догадываться. Сейчас Стернфельдты признают, что потратили на строительство 900 000 евро, на кон были поставлены все их сбережения, вещи сдавали в ломбард и набирали кредитов, с которыми не расплатиться до конца жизни. Даже мать и отец брали быстрые кредиты для запуска плантации.

По словам Екатерины, родители очень хотели помочь своим сыновьям: "Ну, мы надеялись, что это им поможет, они запустят свой бизнес и в итоге выйдут к общественности, может быть, изменят законы. И тогда все поймут, что они хотят".

Первый посев в теплице, которая работала на системе автоматизированной гидратации, когда растения поднимаются не из земли, а из питательной жидкости, сделали в октябре 2022 года. Дневник Бруно, который после был конфискован, говорит, как все было направлено на увеличение урожая и качества, в том числе, в воздух добавляли СО2. Кроме ботаники у Бруно имелась подробная бухгалтерия и прогноз, в котором он указывал, что урожай будут снимать каждые три месяца, за первые два года произведут 810 килограммов конопли, которую продадут по оптовой цене за 6,4 миллиона евро. Прибыль достигнет уровня в 4,8 миллиона евро, а его личная часть составит 2,9 миллиона.

"Если в дело вкладывают 800-900 тысяч евро, ясно, что их нужно отбить и заработать еще больше. Тут нет сомнений, что реальной целью было получить доход и заработать на этом очень много", - считает прокурор Вайнола.

Однако заработать миллионы семье помешала полиция. После скрытого наблюдения, длившегося почти три года, 8 февраля этого года полиция провела рейд и задержала фигурантов этого дела. Тогда сыщики впервые увидели, что на самом деле происходит под землей.

Бруно Стернфельдт, получивший реальный срок и находящийся в тюрьме, написал журналистам 30-страничное письмо, в котором сравнил свою плантацию с храмом, а свою деятельность с борьбой за свободу. Он привел целый ряд причин, почему коноплю нужно легализовать и рано или поздно она будет легализована. Фигуранты этого дела признают, что нарушили закон, но они не согласны с тем, что они являются преступниками.

А полиция не согласна с доводами, что у людей могли быть благие намерения: "Нет, таких мыслей у меня нет. Тут речь точно идет о преступниках, которые действовали умышленно и в течение многих лет. И они точно не действовали ради добрых намерений или в интересах здоровья населения и общества, все это было направлено на зарабатывание денег за счет здоровья людей, и тут можно рассказывать разные истории, но, я считаю, что базовая история все же о преступниках, которые надеялись серьезно обогатиться. Но у них это не получилось".

Редактор: Надежда Берсенёва

Источник: "Очевидец"

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: