X

Laadi alla uus Eesti Raadio äpp, kust leiad kõik ERRi raadiojaamad, suure muusikavaliku ja podcastid.

"Инсайт": в спор вокруг йыэляхтмеских огородов вмешались закон и война

Фото: ERR

Спор между йыэляхтмескими огородниками и волостью грозит перерасти в масштабный судебный процесс. Ни чиновники, ни простые люди не хотят конфликта, однако действующий закон, в конституционности и логичности которого сомневаются даже чиновники, стал настоящим камнем преткновения. "Инсайт" разбирался в ситуации.

30-летняя борьба за собственную грядку под Таллинном могла бы закончиться еще в прошлом году: люди, получившие огороды от предприятий еще в советское время, смогли бы с гордостью сказать, что являются хозяевами своей земли, а волость Йыэляхтме сняла бы с себя груз неопределенности на подопечной территории. Все карты спутали война и закон, принятый и не причинявший никому беспокойства на протяжении многих лет.

Речь о законе, которым государство пытается защитить свои сельхозземли от инородных захватчиков. Логично, что бесконтрольно продавать иноземцам землю, на которой можно и нужно выращивать еду, это опасно и недальновидно. Пищевая безопасность не менее важна, чем, например, общественная. Однако одно дело, когда речь о крупных угодьях, и совсем другое, когда спор идет вокруг трех-четырех соток. Раньше разрешения на покупку такой земли давали всем, сейчас отказывают россиянам и даже лицам без гражданства, а это и есть основные огородники с полувековым стажем.

Член правления одного из местных огородных товариществ "Кадакас" Степан Романов рассказал, что первые люди пришли на эти участки еще в прошлом веке: "Еще при советской власти от химзавода здесь стали давать земли для огородов. Потом Морской район Таллинна был тоже. Многие предприятия через профсоюзы как-то здесь осваивались. Также здесь был колхоз под названием Punaarmee, имени Красной армии".

В 90-е годы с огородниками составили арендные договоры, а в новом веке возникла возможность выкупить землю у волости. В итоге на всей территории были образованы 22 огородных товарищества, каждое из которых занялось оформлением земли в собственность. Почти все пошли по длинному пути - озадачились составлением детальной планировки, разделом участков и легализацией тех строений, которые уже были построены. Главной проблемой тут стал статус земли. Огородники хотят иметь полноценные дачи, а власть не хочет менять статус доходной земли с сельхоз назначением на жилую с правом застройки.

Волостной секретарь Лехо Куре объяснил: "Это невозможно, поскольку территория частично находится в зоне залежей. Это означает, что нужно получать разрешение государства через Земельный департамент. Но до сих пор департамент был согласен его давать".

Однако есть и вторая проблема, более серьезная, чем гипотетический гранит: "Часть товариществ расположены на территории, под которой проходят бывшие фосфоритные шахты, а часть у Маардуского карьера, где занимались обработкой этих фосфоритов и все это может нести с собой угрозу для здоровья. В любом случае, все эти вопросы нужно изучать прежде, чем начинать строить там жилые дома".

Таким образом у огородов сохраняется статус сельхозземель, что и привело сейчас к новому конфликту и новому спору. Как мы уже сказали, сельхозземли отдаются в частную собственность с применением Закона, содержащего ограничения для иностранцев. А точнее, для граждан третьих стран и лиц без гражданства.

Присяжный адвокат из бюро Lextal Ксения Кравченко объяснила, в чем суть этого закона: "Этот закон накладывает ограничения на продажу. Во-первых, на продажу земли хозяйственного назначения, и земли лесной. Ограничение действует на приобретение этой земли иностранцами, а также юридическими лицами. А, во-вторых, также он накладывает ограничения на приобретение стратегически важной земли. То есть это земли на приграничных территориях".

В нашем случае речь идет о сельхозземле, где для ее получения в собственность нужно получить разрешение от волости. Тут и кроется дьявол, поскольку йыэляхтмеские огородники, состоящие в основном из прежних работников химзавода и жителей Ласнамяэ и Маарду - это настоящий букет из граждан разных стран.

Степан Романов объяснил: "Здесь много разных людей. Есть граждане стран, например, Украины, России, Узбекистана, Азербайджана, поляки, есть шведы". И все это - постоянные жители Эстонии.

Кроме того, есть обладатели серых паспортов, которые не являются гражданами ни одного государства и должны бы оставаться вне закона, но именно этот закон приравнивает их к иным иностранцам и ограничивает в правах, что вызывает еще больше вопросов.

Присяжный адвокат объяснила: "В понимании настоящего закона гражданин третьей третьей страны – это физическое лицо, которое не является гражданином так называемой lepinguriik. Такими странами перечислены: Эстония, страны Европейского экономического содружества и Объединения экономического сотрудничества и развития. Все, кто не является гражданами этих стран, в понимании конкретно этого закона являются гражданами третьего государства, даже если у них нет вообще никакого паспорта".

Проблем и недоумений закон прежде не вызывал, поскольку не было ситуаций, когда какое-то самоуправление отказывало, например, постоянно живущим в Эстонии россиянам или того интереснее лицам без гражданства: спросил-получил и живи спокойно. Сейчас вопрос всплыл, поскольку волость Йыэляхтме, а вместе в ней и обладатели огородов с неправильным паспортом, оказались в своеобразной ловушке: кто-то успел оформить собственность до начала войны, получив разрешение от самоуправления, а кто-то уведомлен, что такого разрешения уже не получит.

"Началась война, - говорит Степан. - Вы сами знаете. Там такая пертурбация, кто с кем воюет. Это нас вообще не должно здесь касаться. Но по политическим мотивам они тогда побоялись или сейчас даже боятся брать на себя эту ответственность, давать разрешение. Ну, как это так, там война идет, а здесь какие-то агрессоры, представители агрессора покупают сельскохозяйственную землю. Как это так?"

Возникновение проблемы именно на фоне войны подтверждает и представитель волости Лехо Куре: "Эти решения принимает волостное собрание Йыэляхтме. Ходатайства поступали на протяжении большого отрезка времени, примерно в течение пяти лет. Отрицательные решения стали появляться в тот момент, когда ситуация с безопасностью стала у нас критической. И тогда волостное собрание приняло решение, которое касалось нескольких человек, которым отказались выдать это разрешение".

Зная об этом и видя конкретные примеры, когда соседям прямо отказывали или звонили из волости и предлагали найти родственника с эстонским паспортом и переписать собственность на него, товарищество Степана Романова стало искать другой способ решения вопроса. И нашло. "Сначала волость продала землю товариществам. В том числе нашему "Кадакасу". Тогда у нас было 10 гектаров земли. И в процессе переговоров, без детальной планировки мы разделили на три участка по три гектара примерно".

"Инсайт". Автор: ERR

Закон требует получения разрешения на каждого сособственника, если речь идет об участке больше 10 гектаров, все, что меньше, разрешения не требует. Волости этот вариант кажется сомнительным, поскольку раздел участков прошел без проведения детальной планировки, разрешения никто не спрашивал, но нотариусы подтвердили законность сделки и передачи мыслимых долей в сособственность, в том числе гражданам враждебных государств и, возможно, нелояльным лицам без гражданства.

"Они подали на нас претензию через регистр. Стали жалобы писать. Как это так, почему без их спроса? В Крепостной книге серопаспортники и граждане России", - рассказал Романов.

Лехо Куре объяснил происходящее так: "Суть сегодняшнего спора заключается в том, что у волости Йыэляхтме этого разрешения не спрашивали, но сделка была заключена. Нотариусы, которые заверили эту сделку, трактовали закон таким образом, что при вступлении в сособственность разрешение не требуется. И тут возник правовой вопрос: правильно ли нотариусы трактуют закон в данном случае, или речь идет о ничтожной сделке, которую нужно отозвать".

Волость обратилась в Тартуский окружной суд, который управляет регистром и Крепостной книгой, чтобы отозвать записи неправильных, как считают чиновники, собственников, но получил отказ. Чтобы понять, какая же юридическая трактовка правильная, волость обращалась и в министерства, разрабатывавшие закон, и даже в Госсуд, чтобы без исков получить правовую оценку, однако, однозначного ответа так и не получила. Пытались даже привлечь к ответственности нотариусов.

"Тут такое дело, что у двух юристов три мнения, - говорит Куре. - По этому вопросу мы обратились также в Министерство юстиции, который ведет надзор за деятельностью нотариусов, и спросили, есть ли тут основание для проведения какого-то дисциплинарного производства, но получили ответ, что в данном вопросе, конечно, нет, поскольку это спорный вопрос и его просто нужно прояснить. В Эстонии есть только одна инстанция, которая может определить конечную правовую трактовку и которая может сказать последнее слово. И это суд".

Сейчас ситуация такова, что волость ждет ответа от государства, которое должно сказать: есть ли смысл идти в суд с таким обширным делом, и кто будет оплачивать расходы. Этот ответ должен поступить в середине февраля. На протяжении всего нашего интервью волостной секретарь повторял одну и ту же мысль: это не причуда волости, государство всучило самоуправлениям обязанность решать вопросы собственности земли на основании принятого когда-то закона, и сегодня не особо стремится пойти навстречу и сказать: нужно ли отдать иностранцам и серопаспортникам их три-четыре сотки или необходимо четко следовать букве закона и беречь землю от граждан страны-агрессора.

Куре говорит: "Насколько я знаю, в процессе люди обращались к канцлеру юстиции или к омбудсмену волости Йыэляхтме. И канцлер юстиции тоже сказал, что это не было целью данного закона - регулировать ситуацию, при которой какой-нибудь житель Маарду без гражданства хочет купить 200 квадратных метров сельхозземли. Явно не это было целью закона. Но сегодня закон действует в таком виде, и пока он действует его нужно исполнять".

Закрыть вопрос можно несколькими способами: пойти на поводу у волости, отменить свои сделки, попросить разрешения и оформить все строго по закону. Но на это огородники не пойдут, понимая, что процесс растянется еще на годы, а россиянам и серопаспортникам сейчас, скорее всего, вообще откажут. Можно найти родственника с синим паспортом и оформить землю на него. Так сделали многие, соседи, но не у каждого есть такая возможность.

Есть и третий вариант - оставить людей в покое, позволить им копать свою грядку и приглядывать за порядком на территории. Но этого, скорее всего, не будет.

"Об этом не говорят вслух, но все понимают, что речь в Йыэляхтме идет не столько о грядках и пищевой безопасности страны, сколько о лакомом куске земли, находящемся в получасе езды от центра столицы", - резюмирует автор сюжета.

Редактор: Виктор Сольц

Источник: "Инсайт" (ETV+)

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: