X

Laadi alla uus Eesti Raadio äpp, kust leiad kõik ERRi raadiojaamad, suure muusikavaliku ja podcastid.

Сбежавшая от войны в Тарту украинская художница написала книгу "Мой Херсон"

Фото: ERR

Что пришлось пережить украинской художнице Виктории Березиной в оккупации? С художницей, сбежавшей от войны из Херсона в Тарту, пообщался репортер Ringvaade.

Книга, которую держит в руках Виктория Березина, называется "Мой Херсон". В неё вошли письма, которые она написала в марте 2022 года из оккупированного Херсона в Эстонию. В этих письмах она описывает жизнь в своём родном городе в то время. Эти письма даже зачитывали перед посольством России в Таллинне.

Виктория провела в оккупированном Херсоне семь месяцев. До войны в Херсоне, расположенном в южной части Украины, на границе с Крымом проживало около 300 000 человек. К концу оккупации в городе осталось всего 80 000 жителей. Время, проведенное под властью чужого государства, Виктория описывает как кошмар.

"Такое впечатление, будто ты живешь в клетке. То есть тебя отрезали от всего внешнего мира. Выключается мобильная связь украинская, телевидение, радио. Они насаждают свое телевидение и ведут кремлевскую пропаганду, чтобы промыть нам таким образом мозги. Но, слава богу, у них это не получилось", - рассказала Виктория.

"Самое страшное было, когда они входили в город. Я сижу дома и слышу автоматные очереди прямо рядом со своим домом. У меня сердце просто выскакивает, что вот они сюда зайдут. У меня непонимание, что происходит. Почему в твой город сейчас вторгается чужая страна и пытается здесь навязать свои правила. Мы сидели в бомбоубежище первые несколько дней. Потом мы вернулись домой, а люди продолжали там (в убежище) находиться. И один из наших знакомых вышел из этого бомбоубежища, чтобы купить или найти какую-то еду для своего маленького ребенка и жены. И прилетел снаряд, мужчину просто разорвало на кусочки. Потом его родственники ходили и это все собирали", - продолжила Виктория.

В начале войны у Виктории завязалась переписка с Раулем Орешкиным, галеристом из Тарту, который однажды попросил разрешения опубликовать письма, отправленные Викторией, в социальных сетях, чтобы все знали, что происходит в Херсоне на самом деле. Виктория согласилась.

"И в тот момент я поняла, что у меня появился голос. И я могу говорить об этом. И мои родные даже не знали, что я пишу письма. Я отсылала и сразу же удаляла. Чистила всю информацию, чтобы не могли найти", - отметила Виктория.

Какой была повседневная жизнь в оккупированном Херсоне?

"Моя мама продолжала работать в больнице все это время, помогала людям. Мы дома с братом были первые месяцы. Затем выходили в поисках какой-то еды. То есть очень была напряженка, закрывались магазины, супермаркеты. Работало только несколько рынков, где можно было найти еду. Аптеки, банкоматы, банки - все закрыто. И только через волонтеров можно было найти лекарства, потому что в первые дни всё выкупили", - поделилась воспоминаниями художница.

Виктория всё время надеялась, что украинские войска вот-вот освободят Херсон, пока не начался сфабрикованный референдум, во время которого вооруженные люди ходили от дома к дому и требовали проголосовать за присоединение к России. Стало ясно, что оставаться в городе опасно. Но и уезжать было опасно.

"У нас всегда были сумки собраны. С первого дня. Но было очень много факторов, которые останавливали тебя. Главный из них - ты очень боишься дороги. Некоторые машины с пытавшимися выехать людьми расстреливали. Очень много дорог заминировано. Если ты не знаешь, куда правильно ехать, то мог просто элементарно подорваться на мине. И не было никаких зелёных коридоров. Люди просто спасались как могли. Второй фактор - не хотелось покидать свой дом. Это мой дом, почему я должна оттуда уходить? Мы уже приняли решение в сентябре (2022 года - ред.), что уезжаем. Собрались, продумали наш путь, как мы будем ехать, и мама в последний момент сказала: "Я не еду". И она сейчас находится там на протяжении всего времени и работает в больнице", - рассказала Виктория.

"В тот момент единственным выходом для нас было выехать через Россию. На свободную территорию Украины уже был закрыт въезд, и нам пришлось пройти еще всю фильтрацию через две российские границы. Долго очень сканировали телефон моего брата и мужа. Там мы пять часов сидели. Потом отдают телефон, паспорт, и ты просто бежишь поскорее в автобус, чтобы уже оттуда убраться. Но впереди ты знаешь, что тебя ждет еще одна граница, это ощущение тревоги не покидало", - продолжила художница.

Об освобождении Херсона 11 ноября 2022 года Виктория узнала уже будучи в Эстонии и не скрывала эмоций: "Тут и счастье и слезы. Это все вместе переплетается. Если честно в тот момент, хотелось быть там. Хотелось быть на площади Свободы. Обнимать наших военных, благодарить. Даже сейчас вот говорю, мне немножко сложно. Я даже долгий период себя немножко виноватой чувствовала, что я здесь, а не там".

"Каждый раз все равно проживаешь эти эмоции, что были в первый день, когда освободили. То есть люди радовались. Люди наконец то могли выйти на площадь с украинскими флагами. Это был такой массовый праздник. Все радовались. Открывали шампанское, благодарили ВСУ", - добавила художница.

Поскольку Херсон по-прежнему находится на линии фронта, где свистят пули и летают бомбы, возвращаться туда небезопасно. Поэтому Виктория продолжает работать в Тарту.

Виктория также постепенно учит эстонский. У неё даже есть любимое слово - kass (кот, кошка). На сленге kass еще значит "крайнее отчаяние" или "похмелье", но у Виктории это слово все же ассоциируется только с котом.

Редактор: Виктор Сольц

Источник: "Горизонт" (ETV+)

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: