Виталий Белобровцев: На выборах русский избиратель остался без выбора ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Виталий Белобровцев, медиаэксперт.
Виталий Белобровцев, медиаэксперт. Автор: Фото: ERR

Если посмотреть на итоги местных выборов в Эстонии, отдалившись от них на несколько дней и теперь уже навсегда, то можно сказать: главное событие на этих выборах – их почти стопроцентная честность. На постсоветском пространстве, из которого мы теперь уже вышли окончательно, результаты голосования нередко определяются не столько (или не только) волеизъявлением избирателей, сколько другими факторами.

Триумф центристов

Во-первых, победа с абсолютным преимуществом – это результат системной и хорошо спланированной, стратегически и тактически, предвыборной кампании. От скромных открытий выставок, фестивалей, многократного освящения храма в Ласнамяэ, борьбы за русское образование, введения бесплатного общественного транспорта до многоступенчатого апофеоза: введения в строй развязки на Тартуском шоссе и празднования на площади Вабадузе. Здесь ключевое слово «много». Конечно, кампания строилась с использованием административного и даже, возможно, некоего негласного ресурса, подключившего к выборам Интерпол.

На этих выборах Сависаар больше всего опасался социал-демократов, набиравших популярность среди русских как в Таллине, так и в Ида-Вирумаа. Да и эстонские избиратели, которым порядком поднадоели партии правящей коалиции, подумывали сменить ориентацию на социал-демократическую. У меня нет доказательств, но есть предположение, что объявление в международный розыск Эрика Кросса, сплотившее или даже мобилизовавшее (наших бьют!) сомневавшихся эстонских избирателей, - возможно, многоходовая комбинация центристского штаба. Вероятно, поэтому соцдемы лишились части голосов в Таллине, а IRL на эту же часть обогатилась.

Во-вторых, безоговорочная победа центристов объясняется пониманием интересов своего избирателя. А ему нужно хлеба,  зрелищ и теплое слово: дескать, спокойно, граждане и неграждане, имеющие право голоса, мы с вами. Сависаар с завидной регулярностью ходил в народ, встречался с молодежью, пенсионерами, жителями районов и даже отдельно открываемых улиц. Люди воочию видели своего «заступника», а иногда даже могли лично с ним поздороваться. Кого из претендентов на пост столичного градоначальника можно хотя бы рядом поставить?

Отсюда и абсолютный личный рекорд 39 932 голоса, которые дались, надо думать, немалыми усилиями. И если эстонские партийные лидеры, а за ними и некоторые СМИ утверждают, что за Сависаара голосовали только русские в Ласнамяэ, то как быть с убедительной победой центристов еще и в Мустамяэ, Ыйсмяэ и Пыхья-Таллине? Вот с этого места, на мой взгляд,  специалистам и надо анализировать итоги прошедших выборов.

Успех IRL

На самом-то деле, когда партийная верхушка IRL говорит об успехе на выборах, внутри себя она понимает - это в первую и даже во вторую очередь заслуга Ээрика Кросса. Бизнесмен, который приходит в политику, как правило, фигура интересная, но очень противоречивая. Пока Кросс демонстрирует только умение правильно выбрать пиарщиков. Что же касается политики, то здесь можно говорить о полном непонимании будущим лидером IRL того, что происходит как минимум в Таллине. Так, 16 октября он заявил, что “Таллинская аномалия заканчивается”. Имея в виду монополию центристов на власть и преданность русских избирателей центристам. И тогда же он осудил их за кампанию, которая ведется спорными методами. Это или демагогия, или неведение ситуации. Результаты выборов опровергли прогноз о начале конца центристов в столице, а методы, которыми пользовался Кросс, – один к одному методы центристов. Чем, например, отличается привлечение  на прошлых выборах к участию в кампании именитых российских чиновников Сависааром от недавних выступлений привлеченного Кроссом Гарри Каспарова?

Из той же области «открытий чудных» утверждения о том, что русский избиратель наконец-то услышал партию IRL и даже голосует за нее. Это за партию, которая за 8 лет, пока находится у власти, успела “понизить коммунальные расходы” усилиями министра Партса и его сподвижников, попридушить русскую школу стараниями министра Аавиксоо и сделать для избирателя еще много чего хорошего?! И неважно, что это вопросы не местного уровня.

Теперь политическая жизнь в Таллинском горсобрании пойдет по-другому, сообщил упоенный личным успехом Кросс на следующий день после выборов. Вероятно, он пока не знает, что политической жизни в этом горсобрании нет (она происходит в другом месте) и по итогам нынешних выборов быть не может. А что такое асфальтовый каток демократии, он узнает довольно скоро.

Этот каток – обязательный атрибут (и в горсобрании, и в Рийгикогу) “дикой демократии”, унаследованный от недавно еще расцветавшего у нас дикого капитализма. Большинство решает все, а меньшинство, если молчаливое, пусть себе сопит в две дырки. А начнет возникать – есть машина голосования, которая и давит любое меньшинство.

Ждите вызревания демократии на нашей лужайке. Это будет долгий процесс.

Неудача реформистов

По большому счету, эта партия, как говорил Ленин, кажется, про декабристов, которые разбудили Герцена, страшно далека от народа. И тут ключевое слово “страшно”.

Стоит только простому человеку посмотреть на людей, которые заявляют, что они гордятся Эстонией, как он вспоминает: ба, и верно, есть чем гордиться - одним из первых мест в Европе по употреблению наркотиков на душу населения (а наркоманы, их много, имеют еще больше родственников, которые страдают от их “заболевания”). Простой человек, получив 19 евро пособия на ребенка, немедленно начинает гордиться своей страной и ее руководящей и направляющей партией. Он же гордится взвинченными ценами на электричество и, соответственно, на все остальное. А уж какая гордость одолевает нас при воспоминании о том, что по распространению ВИЧ-инфекции мы вошли не просто в пятерку лидеров в Европе, а стали буквально первыми!

В рекламной кампании реформистов самодовольство вылезло, скорее всего, на подсознательном уровне: месседж “Я горжусь Эстонией” первокурсник рекламного отделения отметит как нарушающий одну из главных заповедей – нельзя якать клиенту, ему надо говорить о нем, любимом, достойном, разумном. Как только рекламный посыл начинается с “я”, “мы”, потребитель опять же интуитивно произносит: давай, до свидания! А избиратель - он ведь клиент кандидатов и будущих депутатов, а клиент, как известно, всегда прав.

И если претендент на властный пост начинает диалог с избирателем не с его забот, а со своей гордости, то неуспех такому солдату партии обеспечен.

Лениво проведенная кампания реформистов свидетельство того, что им нечего было терять на этих выборах, не было у них ни главной фигуры, на которую мог бы положиться избиратель, ни ярких акций, ни делового разговора. Дескать, мы же и так у власти, чего нам дергаться, такое впечатление остается от их кампании во всех СМИ. В то время как центристы, кстати, все поставили на карту, поскольку, например, в Таллине могли проиграть все. В итоге в столице они получили два дополнительных места, а реформисты потеряли пять.

Итоговый рефрен реформистов после выборов: жаль, что люди голосовали за избирательные союзы, мы, дескать, не получили их голоса, поэтому и проиграли. Они хоть и занимаются самолюбованием, но в зеркало смотреть не любят. Зато готовы винить клиентов - не ходят, такие несознательные, на выборы.

Провал социал-демократов

Тут вполне понятно одно: неожиданно выросший рейтинг партии на фоне скандалов и ошибок соперников, сослужил социал-демократам плохую службу. Они почили на лаврах, которых еще даже не получили.

Председатель партии Свен Миксер уже видел себя в кресле премьер-министра (соперников шапками закидаем). Однако рейтинг рос, пока прокалывались соперники, и социал-демократы выигрывали за счет их ошибок. Когда же дошло до дела – строить и вести предвыборную кампанию, то спохватились поздно (а чего суетиться, мы и так на гребне волны) и пошли ошибки.

Сначала Миксер заявил, что не будет подсадной уткой, мол, не хочу обманывать избирателей. И избиратели оценили принципиальность лидера. Но через неделю он сообщил, что матерь-основатель партии Марью Лауристин уговорила его все-таки пообманывать народ. А народ этого не любит. И Миксер в итоге набирает мизерное для лидера парламентской партии количество голосов.

Потом заигрывавшие с русскими избирателями соцдемы позволяют претенденту на пост таллинского мэра Андресу Анвельту заявить о создании коалиции с правыми партиями в столице. Думающий русский избиратель отшатывается. И получается, что у него нет выбора – остаются только центристы. К тому же на фоне фокусов Кросса и фейерверков Сависаара бледная немочь кампании соцдемов становилась все бледнее и бледнее. В итоге соперники оказались виноваты в том, что устроили шоу, вели агрессивную кампанию, а то бы мы...

В сухом остатке:

1. Эстонские партии в очередной раз показали, что абсолютно не понимают русского избирателя. Их все более популярный рефрен в последнее время: русский избиратель запуган центристами. Отнюдь. Не будь удобренной правящей коалицией почвы, семена страха, посеянные центристами, не взошли бы.

2. После прошлых выборов с заявлением “мы мало работали с русским избирателем” выступал Лаар, теперь его слово в слово повторил Ансип. Да какое там мало - ни фига вы не работали. Вы этого избирателя в глаза не видели. Зато категорически отказали 10-ти школам в их просьбе продолжать обучение на русском языке. И вы хотите, чтобы русские люди за вас голосовали?

3. Вероятно, теперь даже Кросс, оптимистически заявлявший, что власть в Таллине можно сменить без участия русских избирателей, понял, что это невозможно.

4. Ставка правых партий на обвинения Сависаара в коррупции на русского избирателя не действует - как будто нет за спиной Ансипа или Партса шлейфа с их председателями и членами всевозможных правлений гос- и прочих предприятий. Для массового русского избирателя коррупция – это то, чем занимаются эстонцы. Поэтому, считают они, нас это не касается.

5. Вчера СМИ растиражировали заявление Андреса Анвельта, дескать, русские отстранены от обсуждения мировоззренческих вопросов в эстонском информационном поле, а это очень плохо. Пройдет еще несколько лет и, возможно, эстонские политики поймут, насколько плохо то, что русские отстранены от институтов государственной власти. И мы им напомним, что философ Александр Астров повторял это неоднократно уже лет 15 тому назад.

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: