Андрей Красноглазов на "Радио 4": русской школы в Эстонии на базе межгосударственного договора пока не будет ({{commentsTotal}})

Директор Института Пушкина Андрей Красноглазов
Директор Института Пушкина Андрей Красноглазов Автор: Фото: Scanpix/PM

По мнению руководителя Института Пушкина Андрея Красноглазова, маловероятно, что в Эстонии в ближайшее время появится русская школа на базе межгосударственного договора, разговоры о которой пару лет назад велись между министерствами образования Эстонии и России. Также маловероятно и появление школы при посольстве Эстонии в России, сказал Красноглазов в интервью "Радио 4".

В последнее время мы много говорим о проблемах русской школы у нас в стране, но русская школа существует не только в Эстонии, но и в других странах Европы. Знаете ли вы, с какими проблемами сталкивается русская школа, например, в Австрии, Германии?

Я недавно участвовал в 8-й ассамблее Фонда «Русский мир» и, в том числе, был модератором секции «Русская школа за рубежом», где выступали коллеги из стран так называемой Старой Европы, а также очень интересные докладчики и из других стран мира, например, из Израиля. Как раз тема сохранения идентичности поднималась очень активно, и в ходе дискуссии пришли к выводу, что все школы делятся на школы формирующего типа и школы компенсирующего типа.

Что это означает на примере Эстонии?

На нашем примере можно сказать, что государственные или муниципальные школы с русским языком обучения - это школы формирующего типа. А вот школы воскресного дня, которые посещают обучающиеся в эстонский школе дети, это школы компенсирующего типа.

Более того, оказалось, что если ребенку до 10 лет не давать русский язык, то он может потерять его совсем. Это очень важные процессы, которые изучают наши коллеги лингвисты, методисты, психологи. На ассамблее Фонда обсуждалось, как быть в ситуации, когда во многих странах, в той же Австрии, муниципальных или государственных школ с русским языком обучения нет. Оказалось, что там как раз и существуют школы компенсирующего типа – школы воскресного дня.

На самом деле, всех еще очень волновал вопрос, будет ли принята и когда концепция русской школы за рубежом, которая в России разрабатывается с 2011 года, и согласно которой все школы поделены на 4 типа. Первый тип школ – это школы, которые предлагают получение российского аттестата и в которых обучение ведется на русском языке по российским образовательным стандартам. Четвертый тип – это те самые школы воскресного дня. Остальные два типа идут от стандарта полностью российского образования до школ воскресного дня.

Для нас наиболее интересными были бы школы на основе межгосударственных соглашений, поскольку школы первого типа к нам не применимы, а школы воскресного дня у нас имеются. В перспективе могла бы быть как раз школа на основе межгосударственного договора – школа, где можно было бы получать два аттестата – эстонский и российский. Такие переговоры между министерствами образования Эстонии и России велись два года назад, но, насколько мне известно, какой-то конкретики достигнуто не было, и договор так и не был заключен, и в нынешней ситуации такая школа весьма и весьма маловероятна.

Для России такая школа – это поддержка идентичности русских людей за границей, чтобы они не терялись в большой Европе. А в чем польза такой школы для Эстонии?

Во-первых, иметь грамотных образованных людей, понимающих кто они, к какой нации они принадлежат, какая культура за ними стоит. Я считаю, что это огромный плюс для любой страны, тем более что русская община у нас такая большая. Любой человек, чтобы быть полноценным, должен понимать, откуда он пришел, кто его родители, из какой культуры он вышел. И для ребенка это очень важно. Это один большой плюс.

Второй плюс заключается в том, что государство берет на себя значительно меньшую нагрузку. Например, русские дети ходят в эстонские школы, где с ними никто не занимается русским языком как родным, и начинают заниматься русским языком как иностранным с 6-го класса. Такие дети не умеют писать или пишут с ужасными ошибками. Также, поскольку им не преподается родная история, родная культура, то понятно, что они растут достаточно ущербными. У них нет, грубо говоря, русского культурного фона. И, чтобы все это у детей было, с ними должны заниматься либо родители, либо как раз те школы четвертого типа, т.е. государство свою нагрузку перекладывает на плечи родителей и на плечи энтузиастов, которые такими школами занимаются.

Говоря о такой школе, которая могла бы быть в Эстонии и речь о которой несколько лет назад шла на уровне министерств, мы говорим о школе со своим зданием, коллективом?

Абсолютно верно. Но пока это маловероятно. Разговоры еще долгое время шли о школе при посольстве, которая могла бы на совершенно законных основаниях обучать детей по российским образовательным стандартам. Но пока это тоже утопия, такой школы не будет. Этот вопрос неоднократно обсуждался на различных российских форумах и стало понятно, что этого не будет, тем более, что у нас рядом есть школа в Хельсинки, которая давно работает и прекрасно справляется со своей задачей.

С Андреем Красноглазовым беседовал Андриан Череменин.

Редактор: Надежда Берсенёва



ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.
Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: