Виктор Сольц: театральный памятник Скульской ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Иван Стрелкин и Елена Скульская, как и предполагалось, показали в Театре фон Краля взрывную смесь. Режиссер в спектакле "Наши мамы покупали вещи, чтобы не было войны" разоблачил тайны и подспудные помыслы литератора.

У Елены Скульской, в отличие от героя ее романа, уж точно больше восьми читателей. Ее произведения вызывают споры, но ясно одно - Скульская уже давно стала явлением в эстонской культуре, которое нельзя игнорировать. А еще лучше - ей стоит поставить прижизненный памятник. Но памятник не простой, а театральный. И на роль скульптора был приглашен режиссер Русского театра Иван Стрелкин. И своим тонким художественным зрением он увидел мельчайшие детали литературного дома, построенного Скульской, и отобразил их в своей постановке.

Язык. Смешение языков было ожидаемо, если вспомнить последние работы Скульской ("Баклан, Самсон и Далила", "Посадочный талон"). Да и Стрелкин отметился двуязычной постановкой "(Самый) легкий способ бросить курить" в том же театре фон Краля. Начало спектакля про мам и вовсе трехъязычно - к эстонскому и русскому добавился английский. Пару фраз актеры также сказали на финском и шведском. Особое удовольствие получили полиглоты, но языковый взрыв мозга длился недолго. Большую часть спектакля артисты говорят по-эстонски, а на экранах проецируются субтитры на русском и английском.

Сюжет. Писатель написал роман "Наши мамы покупали вещи, чтобы не было войны". Издал. Год книга пролежала без движения. И вдруг в течение восьми дней ее купили восемь человек. Писатель хочет разыскать всех восьмерых, чтобы узнать - почему они купили его книгу, понравилась ли она им. Но сделать это невозможно: каждый, кто имеет отношение к книге, загадочным образом умирает, исчезает, теряется, да и сам писатель, в конце концов, начинает сомневаться в том, что он существует на самом деле. То есть сюжет благоволит тому, что можно устроить на сцене творческую вакханалию с двумя антрактами.

И что же творится на сцене? Да все что угодно. Есть яркие монологи, веселые скетчи, слезы, дым сигареты, безалкогольное пиво, рыба моей мечты, крики, лай, танцы, музыка различных стилей и направлений (от "АукцЫона" до Сергея Прокофьева через Фрэнка Синатру и японские шлягеры). Отрыв идет по полной. Если кто смотрел "Баклана" Скульской, то понимает о чем речь. Актеры Театра фон Краля играют по несколько ролей, меняют маски, показывают различные истории, причем часть из них взята не из книги про мам, а из последнего романа "Мраморный лебедь" (на чем и строился "Баклан"). Непрерывный карнавал, только теперь все, в отличие от предыдущего спектакля по Скульской, оформлено по-богатому. Мастер постановок в малых залах Стрелкин в очередной раз показал класс. Действие происходит не только внутри на двух этажах, но и снаружи. И скучно уж точно не будет.

Все ли понятно? Поначалу, конечно, думаешь, что все это хорошо бы назвать "в дурдоме выдали чернила". Но потом уже настраиваешься на волну абсурда и порой довольно черного юмора. Под этим соусом куда легче заходят писательские нагромождения и лирические рассуждения из книги Скульской, в которой, кстати, есть прекрасный абзац: "Но дальше я читать его книгу побоялся, чтобы не разочароваться; у него и раньше отдельные фразы удачно выходили, удачно-то удачно, а все равно как фарш из мясорубки,- вылезает каждая фраза из своей ячеи, а какое она имеет отношение к другим фразам - не понятно. Обычно я прочту, а скрыть своего разочарования не умею: юлю, изворачиваюсь, вру, что еще не прочитал, но он непременно прижмет меня к стенке и все выпытает. При этом клянется, что мое мнение никак не скажется на наших отношениях, а когда я миролюбиво сознаюсь, что не понял, что к чему, когда добавлю, что, вероятно, не дорос еще до его уровня, то он тут же начинает кричать, что он и его писания – это одно и то же, и если я не люблю его книги, то ненавижу его самого".

И что удивительно, при таком уровне самоиронии Елена Григорьевна порой любит обижаться на критические стрелы в свой адрес. Не стоит. Всем ведь и так ясно, что Скульская - это уже неотъемлемая часть русской культуры в Эстонии. Стрелкин попал в цель. Этот спектакль действительно стал квинтэссенцией всего того, что мы подразумеваем, видя или слыша фамилию "Скульская". Недаром в постановке задействована и актриса, которая в одной из ролей использует парик с прической а-ля Скульская. Ну, а враги (это не я) и "несовсемпониматели" ее творчества (это уже я) будут всегда. Талантливому человеку без этого никак.

Редактор: Виктор Сольц

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: