Андрей Хвостов: мои усилия вступить в элитарный клуб эстонцев пошли прахом ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Согласно представленному на прошлой неделе последнему интеграционному мониторингу, русские в Эстонии стали лучше владеть эстонским языком и чувствовать причастность к жизни государства, однако существует острая проблема "стеклянного потолка". Писатель Андрей Хвостов и профессор Урмас Сутроп обсудили на Vikerraadio результаты исследования.

В передаче Reporteritund писатель, журналист и социал-демократ Андрей Хвостов заявил, что считает само слово "интеграция" неудачным. Как он выразился, следовало бы говорить о совместном существовании.

Реформист Урмас Сутроп, который сейчас возглавляет Институт эстонского языка, а с 1 июля станет директором Музея эстонской литературы полагает, что "интеграция" — это процесс естественной ассимиляции, который растягивается на несколько поколений, и его нельзя искусственно подстегнуть ни созданием русского телеканала, ни долгими обсуждениями этой темы.

Хвостов согласился с тем, что интегрировать кого-то силой не получится. Он напомнил, что когда в 1939 году балтийские немцы в силу известных причин покидали Эстонию, то эстонцы радовались.

"В Эстонии чувствовалась радость, что "наконец-то мы избавились от этих сволочей", хотя они жили здесь на протяжении 700 лет. Но они так и не стали своими. Это безнадежный процесс", – сказал Хвостов, добавив, что такой же безнадежной ему видится интеграция неэстонцев в эстонское общество.

"Мои попытки на протяжении всей моей жизни вступить в этот элитарный клуб — стать эстонцем — не увенчались успехом. Я не эстонец, признаю это, но я и не русский. Я житель Эстонии. Мой родной язык — эстонский, но у меня нет национальности, потому что мои усилия стать эстонцем не принимаются. То же самое признают и Евгений Осиновский, и молодая поэтесса Света Григорьева. А для многих эта тема настолько личная, что о ней вообще не хотят говорить", – сказал Хвостов.

Сутроп: русским следовало бы между собой обсудить, при каких обстоятельствах они попали в Эстонию

Сутроп предположил, что если бы русские в Эстонии обсудили между собой, при каких обстоятельствах они приехали жить в Эстонию, то это снизило бы напряженность в обществе.

"Русские могли бы между собой переговорить, как они сюда попали — приехали ли сами, добровольно, или их сюда прислали с какой-то целью. Если бы вы это обсудили, то общество бы очистилось и его можно было бы объединить, но русские никак это не обсуждают. Такая дискуссия помогла бы объединить общество. Эстонцы не забывают, но готовы простить", – заявил Сутроп.

И Сутроп, и Хвостов обратили внимание на необъяснимые противоречия в результатах интеграционного мониторинга. Например, наряду с повышением государственного самосознания неэстонцев отмечается усиление чувства раскола в обществе, а улучшение владения эстонским языком и повышение уровня образованности соседствует с эффектом стеклянного потолка.

Кроме того, 61% респондентов-неэстонцев заявили, что смотрят "Актуальную камеру" на русском языке, а другие исследования показывают, что у неэстонцев местные эстонские каналы в сфере медиапотребления занимают менее 2%.

Хвостов объяснил такие противоречия феноменом страха, когда респондент дает желательные для интервьюера ответы, поскольку ему самому так проще жить. Сутроп при этом отметил, что эстонское общество стало намного толерантнее к русскоязычным жителям.

«Если несколько десятков лет назад мы слышали по радио, что в аварии кто-то погиб, и у погибшего было русское имя, то чувствовали чуть ли не радость. Сейчас такого нет. Теперь жалко всех. Но вместе с тем в обществе растет и агрессия, которой раньше не было, и это может привести к насилию против кого угодно. Сначала не нравятся чернокожие, потом сирийцы, потом очкарики, потом качки бандитской наружности рядом с политиками, потом русские — всё это может эскалировать насилие, и тогда уже неважно, на кого сливать свою злость. Это опасная тенденция», – сказал Сутроп.

За десять лет между двумя переписями населения из Ида-Вирумаа уехала четверть эстонцев. И если Хвостов считает, что Ида-Вирумаа нужно оставить в покое и дать возможность обществу Северо-Востока саморегулироваться, то Сутроп с этим не согласен.

«В идеале язык следовало бы учить с детского сада, чтобы не возникало сегрегации. Но как это сделать в Нарве, где нет учителей эстонского языка, я не знаю. Если оставить Ида-Вирумаа в покое, то там прекратится обязательное обучение эстонскому языку, и регион превратится в одно большое гетто. У эстонских русских нет чисто русской идентичности уже давно. Они используют чужеродную для русских лексику, там они тоже не свои. Если мы допустим геттоизацию Ида-Вирумаа, то они не попадут больше ни в университеты, ни на государственные должности. Так что это не выход», – сказал Сутроп.

Хвостов отметил, что средний русский в Эстонии воздерживается от политических заявлений, а Сутроп назвал это достойным сожаления. Он заявил, что русских следовало бы привлекать к общественной дискуссии и интеграции, но начинать нужно с дискуссий внутри этой группы общества.

Редактор: Юлия Сокол

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: