П.И. Филимонов: Сезонные обострения

$content['photos'][0]['caption'.lang::suffix($GLOBALS['category']['lang'])]?>

Я не сразу это понял, но однажды придя к такому выводу, теперь нахожу всё больше и больше подтверждений. У нас достаточно плавно, но заметно, снова сменилась эра. Я не про общественно-политические формации, я, скорее, про определяющие культурные тенденции, если угодно. Нашу жизнь заполонили сериалы.

Я ещё помню эру «рока», в самом конце восьмидесятых, начале девяностых, когда основными кумирами подростков были сально-волосатые бунтари из разного рода музыкальных коллективов. Ну ладно, не буду преувеличивать, изредка они бывали и ухоженными тоже. Пережил эру компьютерных игр (смею утверждать, что и она тоже закончилась, во всяком случае, в моём непосредственном окружении). Возможно, незаметными мимо поля моего внимания прошли ещё несколько эр, эпох и культурных эонов, но остановило меня то, что просто резко бросилось в глаза и в уши.

Я ощущаю, что люди вокруг меня живут в эпоху сериалов. Я бы сказал, что выросло новое поколение, поколение сериалов, если бы это не было фактически неверно. Потому что, к примеру, мои родители тоже угодили в эту эпоху. Немного по-другому, но всё же. Они стоически смотрят всё, что им предлагает Первый канал. В смысле вот такого разорванного на куски восприятия чужой жизни. Неважно, красивой или нет, факт тот, что более насыщенной, чем наша повседневная.

Но я хотел говорить не о Первом канале. С ним всё более-менее понятно. Я хотел говорить о том, что огромный процент окружающих меня людей смотрит сериалы. Разные. В каких-то вариантах сходятся все, в каких-то есть расхождения. Почти никто (я, кстати, не являюсь исключением) не смотрит один сериал в один промежуток времени. Их как минимум два. Есть люди, которые смотрят одновременно по пять-шесть и больше сериалов. Разумеется, не по телевизору, благо сейчас их выкладывают в сеть с русским переводом едва ли не раньше, чем они выходят в эфир американского кабельного телевидения.

Как у таких сериал-фриков не путаются в голове бесконечные персонажи и перипетии действий, я не удивляюсь, потому что человек нашего времени вообще склонен удерживать в различных участках головного мозга самую разную поверхностную информацию, не смешивая – или даже смешивая, но не взбалтывая её. Удивляет меня другое.

Меня удивляет, что я не могу отследить того момента, когда они реально заполонили нашу (и мою, я, повторюсь, ничуть не лучше) жизнь. В какой момент времени стало нормально смотреть сериалы, обсуждать их на полном серьезе и даже употреблять презрительный неймдроппинг как метод обструкции тех несчастных, которые умудрились – в 2015-то году – не посмотреть ни одной серии «Игры престолов».

Я же помню, я четко помню время, когда смотреть сериалы было немодно, некомильфо, небогемно, неэстетски, птюй, как говорили герои русской классики. Как же всё успело столько радикально измениться, а главное, что послужило толчком? Только ли развитие стрим-технологий? Или началось это с какого-то конкретного сериала, который стали смотреть все? И что это было? «Доктор Хаус»? «Во все тяжкие»? Ещё что-то?

В моём почти позднесоветском детстве было только одно исключение из правил – «Твин Пикс». Сериал, который тогда посмотрели все мои друзья и по которому как раз можно было узнавать своих в этом обществе льда и пламени. Помнишь, как зовут невидимую собеседницу агента Купера? Знаешь, какие две вещи она прислала ему в Твин Пикс? Проходи, садись, наливай, для тебя всё бесплатно.

Сейчас у меня такое ощущение, что подобных паролей-отзывов стало несчетное множество. Ну да, растут уровни компьютерной защиты информации, растет и необходимое количество паролей, которые помогут их взломать. Я теряюсь, я честно теряюсь. И я теряю нити общения с людьми. Для того чтобы поддерживать элементарный бытовой треп, нужно быть в курсе всех этих Ланнистеров, Старков, гастрономических предпочтений доктора Лектора, знать, куда идут мертвецы, мертвецы, Карл!, как правильно произносится название города Wayward Pines, и так далее и тому подобное.

Я не хочу сказать, что это плохо. По всей видимости, всё это имеет какое-то логическое, психологически обоснованное объяснение. Ну, вроде того как в моем детстве люди смотрели много видеоклипов – тоже ведь была такая эпоха, помните, русское МТВ, все эти «Музыкальные обозы» и «12 злобных зрителей», и у них сформировалось клиповое сознание, куда уж от этого денешься. И теперь воспринимать длинные полноформатные фильмы у них не хватает усидчивости, привычки к чтению не осталось, а как-то погружаться в мир грёз всё равно хочется – всегда хотелось, в этом вся суть человеческой истории. К тому же еще одним ключевым словом эпохи является «мобильность», а с этими сериалами всё настолько здорово, что их можно смотреть буквально где угодно, в зале ожидания аэропорта, в автобусе, в поезде, в туалете, вообще везде. В удобное для вас время в удобное для вас место вам доставляют всё ту же принцессу Грёзу, с которой жизнь становится легче и интереснее.

Я с некоторых пор поймал себя на мысли, что иногда рассматриваю отдельно взятые дни своей жизни как эпизоды бесконечного, хотя и скучноватого сериала. Последний сезон у него явно не задался, но будем надеяться, что авторы совершат какой-нибудь ребрендинг и в новом сезоне история заиграет новыми красками.

Редактор: Юлия Сокол

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: