Екатерина Гениева умерла с открытой книгой

$content['photos'][0]['caption'.lang::suffix($GLOBALS['category']['lang'])]?>

В книжный мир пришла печальная весть. От тяжелой болезни умерла Екатерина Гениева, руководитель Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы.

В 2016 году Гениевой исполнилось бы 70 лет. Этот юбилей, теперь уже без нее, будет отмечаться во многих странах мира, многими людьми, библиотеками и международными организациями. Не обойдет вниманием эту дату (помимо скорбной - 9 июля 2015 года) и Эстония, с коллегами в которой уже давно сложились дружеские и культурные связи.

Один из ярких примеров тому - участие Гениевой в редакционном совете таллиннского журнала "Вышгород". Она и автор этого журнала. В 2010 году в нем была опубликована статья "Посреди выжженного пространства" о Марине Цветаевой.

А десятью годами раньше Гениева приехала в Таллинн для участия 15-16 апреля 1999 года в "круглом столе", организованный фондом "Открытая Эстония" и российским институтом "Открытое общество". За этим столом в конференц-зале Национальной библиотеки обсуждалась тема "Диалог культур: Россия - Эстония".

Отметим, что в течение многих лет Гениева очень активно занималась международными культурными связями. Этому был посвящен и ряд ее статей в российских журналах. Ее труд был высоко отмечен буквально за месяц до смерти японским правительством, наградившем Гениеву орденом Восходящего солнца III степени, вторым по значимости орденом в государстве.

Встреча с Папой

Большой наградой для нее стало и приглашение на личную встречу с Папой Римским в 1998 году. Вот как вспоминает об этом сама Е.Гениева:

"Это был март 1998 года - мне позвонила Ирина Алексеевна Иловайская, к сожалению, так скоропостижно ушедшая из жизни, и сказала: «Через месяц вас ждет на ужин Папа».

И вот наступило 15 апреля. Я в Риме. На 19.00 назначен ужин. Не могу сказать, что я волновалась. Это было какое-то другое, неизвестное мне до тех пор чувство. Поднимаясь в Папские покои, я не ощутила трепета от исторического величия - передо мной возникал образ красивого статного священника из Кракова, которого мне довелось видеть в одну из студенческих зарубежных поездок, в ушах звучали мощь и убежденность его голоса.

Весь вечер меня мучил вопрос: почему он пригласил меня - может быть, по просьбе моего дорогого друга Ирины Алексеевны Иловайской или потому что я была духовной дочерью отца Александра Меня, которого он чтил как Святого.

Мы говорили о разном. В тот вечер я получила очень тактичное, деликатно выраженное предложение опубликовать, впервые по-русски Катехизис Римской Католической Церкви. «Вы можете не ставить название издательства, чтобы не попасть в трудное положение в вашей стране». Мой ответ был - для нас это большая честь.

Через год пришло еще одно приглашение на ужин. «Вы всегда приводите ко мне таких интересных людей», - приветствовал меня Папа, вызвав у меня справедливое чувство смущения.

В конце ужина, получив в подарок часы, которые я бережно храню и когда-нибудь расскажу их историю своему внуку Даниилу, я решилась: «Святой отец, Вы меня приглашаете вот уже второй раз, это потому что я духовная дочь отца Александра Меня?» Он что-то тихо сказал Кардиналу. Тот порывисто встал и исчез за дверью, мгновенно появился, держа в руке каталог немецких книги ХVII века в фондах ВГБИЛ, то есть тех книг, которые попали к нам после Второй мировой войны как реституционные. «А как этот каталог попал к вам?» -задала я совершенно неуместный и непрофессиональный вопрос. «В библиотеке Ватикана нет проблем с комплектованием». Спеша исправить ошибку, я спросила: «А этот сюжет вас интересует, потому что вы славянин?» - «Не совсем. Видите ли, такими публикациями вы помогаете закончить войну. Она ведь все идет, идет, пока книги пленницы, а пуля, она ведь не серебряная, что поражает нечисть, все летит и поражает сердца".

Библиотеки повенчаны со Словом

В продолжение этого воспоминания также вспомним, что журнал «Вышгород» опубликовал ряд работ Александра Меня и статей, посвященных его памяти с помощью Е.Гениевой, ответственным секретарем Комиссии церковно-богословскому наследию А.Меня.

Книга всегда была открыта в ее работе и помогала делать новые открытия.

"Как любая вселенная, Библиотека бесконечна в пространстве. "Я утверждаю, что Библиотека – беспредельна" – наверное, это наиболее известное и часто цитируемое высказывание Борхеса. Мы уже понимаем, какой смысл вкладывает он в это понятие: мириады книг, предлагающие нам мириады прочтений, толкований, интерпретаций. Бесконечность библиотеки – это сама бесконечность человеческого воображения, обращенного к ней как к исходной точке своего вечного путешествия по смыслам», - так начинается одна из более двухсот статей Гениевой - "В раю библиотеки".

А завершает эту статью вопросом: "В чем же загадка библиотек, этих вечных фениксов? Тривиальный ответ – библиотеки должны ощутить себя в глобальном информационном пространстве, их будущее связано с новыми технологиями, Интернетом, они осуществляют доступ к информации. Нетривиальный ответ – библиотеки повенчаны со Словом и имеют представление о слабости Слова и его силе".

Екатерина Гениева тоже навсегда повенчана со Словом и Книгой.

Редактор: Виктор Сольц

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: