Яна Тоом о беженцах: жители Эстонии — не расисты, просто боятся, что пряников на всех не хватит ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Депутат Европарламента от Центристской партии Яна Тоом считает, что люди противятся приезду беженцев не потому, что они расисты, а потому что "пряников на всех не хватает". Кроме этого, по мнению европарламентария, сплоченность общества не "за", а "против" очень вредна и опасна для государства.

В эфире Радио 4 депутат Европарламента Яна Тоом сказала, что Эстония отличается от других стран ЕС как день и ночь. И это касается не только выходцев из Африки, но и всех других беженцев. "Мы не могли дать убежище, например, беженцам из Грузии или Абхазии, если они не были этническими эстонцами. Мы очень консервативны в этом вопросе, как и другие бедные страны".

Если говорить о проблеме, нависшей над всей Европой, сравнительный анализ удручает. В Европе говорят о сотне тысяч беженцев. В Эстонии спор идет вокруг 200 человек.

Совершенно верно, в ЕС говорят о сотне тысяч беженцев. Сейчас действуют Дублинские правила, согласно которым человек может просить убежища только в той стране, через границу которой он попал в ЕС, поэтому больше всего давление оказывают беженцы на приграничные страны. В этом контексте Эстонии следовало бы поддержать отмену Дублинских соглашений, ведь мы приграничная страна. Сейчас ничто не предвещает, что с востока будет наплыв беженцев. Однако никто не знает, что будет через 5-10 лет.

Классик сказал: "Легко любить все человечество, соседа полюбить сумей". Когда люди слышат о том, что нужно проявить сострадание абстрактно, они охотно готовы помочь. Когда же речь заходит о том, что по соседству будет жить семья из Северной Африки, отношение меняется. С чем это связано?

Я бы не была столь пессимистична. Когда надо собрать средства, например, на операцию больному ребенку, наши далеко небогатые люди активно жертвуют деньги. Есть другая довольно неприятна вещь, о которой никогда открыто не говорят. Рассуждать о демократии в бедном обществе очень трудно, потому что, чем беднее люди, тем меньше демократии. Кричат о наплыве беженцев не потому, что у нас живут расисты, а потому что, как пел Окуджава, "пряников на всех не хватает". Если необходимо делиться ограниченным количеством благ с кем-то из пришельцев, это вызывает классовую неприязнь. Хорошо датчанам и шведам рассуждать на тему беженцев, у них другой уровень жизни. Когда они говорят о демократии, они говорят именно о демократии. Мы на самом деле говорим о перераспределении и так небольшого количества благ на еще большее число людей.

Чиновники говорили, что содержание одного беженца обойдется в 10 000 евро. Если сравнивать с нашими пенсионерами и неимущими, это вызывает социальный протест.

На самом деле с этими цифрами произошла путаница. 10 000 евро - это Еврокомиссия готова выделить на новых беженцев, условно говоря, плывущих сейчас к Лампедузе. И 6 000 евро комиссия сулила на тех беженцев, которые уже получили свой статус и находятся, например, в Италии. Их там много, и итальянцы хотят часть из них отправить в другие страны ЕС. Не идет речи о том, что такие деньги будут выделять ежемесячно.

Дело в другом. Эстония, вступая в 2004 году в ЕС, подписала условие, согласно которому мы солидарно с другими странами ЕС решаем проблему беженцев. Ирония состоит в том, что договор подписала Кристина Оюланд, которая десятью годами позже вдруг очень сильно обеспокоилась судьбой белой расы. Не знаю, о чем она думала, подписывая договор. Может надеялась на то, что беженцы будут из других стран ЕС. Однако факт остается фактом - мы обязаны принять беженцев.

Недавно МВД опубликовал исследование о рисках и опасностях, связанных с беженцами. В нем перечислены риски для общественного порядка, рост преступности, нагрузка на социальную систему, сегрегация беженцев, рост экстремизма, угроза для государственной идентичности и культуры, терроризм. Однако чиновники сказали, что это исследование к нашим реалиям не подходит. Как вы считаете?

Само исследование адекватное, но есть два момента, на которые стоит обратить внимание. В СМИ были заголовки о том, что исследование секретное, значит его утечка была сделана осознано, чтобы сплотить общество. Мы 10 лет в ЕС, но так ничему и не научились. Есть страны, которые вполне успешно справляются с перечисленными рисками. Например, Канада 70 лет успешно занимается интеграцией иммигрантов. У них нет гетто, нет описанных в исследовании проблем, потому что ведется продуманная интеграционная политика на научной основе.

Мы же привыкли решать проблему по схеме "все бросаем, делаем это". К сожалению, для Эстонии описанные в исследовании риски могут быть обоснованными, так как с интеграцией у нас до сих пор большие проблемы. Есть эстонская, есть русская общины. Есть маргинальные регионы, например, Ида-Вирумаа, где проблемы с работой, программой развития так и не решены. Мы на самом деле двоечники, выдающие себя за отличников.

Теперь решение кризиса с беженцами покажет кто есть кто. Для правительства главный вызов на сегодняшний день - поучаствовать в солидарном решении проблемы и сохранить имидж успешной европейской страны, которой по факту мы не являемся.

Как вы считаете, эта проблема послужила тому, что общество сплотилось с правительством, с государством. Или у государства одна точка зрения, у народа - другая?

Точки зрения совпадают. Однако меня, честно говоря, такое сплочение повергает в ужас. Последний раз общество показало подобное единение, протестуя против Закона о сожительстве. Относиться к данной тематике можно по-разному, но, когда общество сплачивается не "за", а "против" - это всегда плохо. В ситуации вокруг беженцев мы сплотились опять "против". Это говорит о том, что у нас нет общей позитивной цели, к которой надо стремиться. Мы все время ищем врагов, чтобы почувствовать плечо соседа. Это ненормально, а в среднесрочной перспективе вредно и опасно для государства.

Редактор: Артур Тооман

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: