Статья опубликована более пяти лет назад и находится в архиве, который ERR не обновляет.

Марина Кальюранд: никаких политических деклараций к договору о границе с Россией не добавится

Одной из самых важных тем недели безусловно является то, что Эстония одобрила проект пограничного договора с Россией. О развитии эстонско-российских отношений и других важных моментах эстонской внешней политики министр иностранных дел страны Марина Кальюранд рассказала в интервью "Актуальной камере +".

Госпожа Кальюранд, две недели назад Вы встретились в Нью-Йорке с министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым, с которым вы обсуждали в том числе и пограничный договор. На этой неделе правительство ЭР его одобрило. Реально ли ратифицировать пограндоговор до конца этого года — об этом варианте упомянул и новый посол России в Эстонии?

- Трудно сказать, возможно ли это сделать до конца года - все зависит от того, в каком темпе будет работать парламент Эстонии, какие у них еще вопросы на повестке дня. Насколько я знаю, эстонский парламент впервые, вероятно, будет рассматривать пограндоговор в конце октября — начале ноября. Потом документу будет необходимо пройти несколько чтений. Затем произойдет обмен ратификационными грамотами. Пока я не могу назвать точную дату, однако я считаю маловероятным завершение этого процесса до конца 2015 года.

Когда документы могут быть ратифицированы?

- Я считаю, это необходимо сделать за один год. Потому что осенью следующего года в России будут выборы в Госдуму, и если к тому времени мы не закончим процесс ратификации, то этот вопрос выпадет из повестки дня Думы РФ и его будут снова подавать на рассмотрение — все это займет время. Поэтому крайний срок для ратификации — это сентябрь следующего года. И, естественно, чем быстрее, тем лучше.

Маргус Цахкна предложил добавить к договору политическую декларацию, которая отсылает к Тартускому миру, и Москва может воспринять это по-своему. Как вам кажется, это подножка ратификации документа?

- Здесь я хочу Вас поправить. Речи о политической декларации нет. Что сделало правительство: мы добавили несколько предложений в юридическую справку, которая прилагается к Договору о границе. Это значит, что ни в договоре, ни в законе о ратификации, ни в юридической справке — нигде нет принципиальных изменений. Что было добавлено: мы добавили несколько предложений о Тартуском мирном договоре в нашу юридическую справку, которая имеет силу и значение только внутри нашего государства. Мы сделали это для того, чтобы процесс ратификации мог пройти.

Как вы оцениваете высказывание лидера IRL?

- Я могу сказать, что во время нашего рассмотрения этого вопроса на заседании правительства все члены правительства, представители всех партий были единого мнения: договоры - в интересах Эстонии, их следует ратифицировать и в процессе ратификации со стороны коалиции не будет никаких дополнений, деклараций, преамбул и т.п.

На следующей неделе в Москву отправится группа парламентариев. Их цель — тоже сверять часы и, возможно, в какой-то степени налаживать отношения. Какую оценку эстонско-российским отношениям вы дадите сейчас и какая цель есть у Эстонии на последующие несколько лет?

- Что касается наших парламентариев, то это очень хорошо, что политики общаются. Очень хорошо, что члены парламента встречаются, обсуждают вопросы. И я надеюсь, что члены нашего парламента воспользуются этим визитом, чтобы еще раз разъяснить позицию Эстонии и сказать, что мы заинтересованы в заключении пограндоговора и что никаких политических деклараций в договоре не будет. Я думаю, что общение на эту тему политиков, членов парламента является очень важным. Что касается отношений в общем, то их можно охарактеризовать так же, как и отношения ЕС с Россией. Они могли бы быть намного лучше. У нас нет многих контактов на высшем политическом уровне, которые могли бы быть. У нас введены санкции против России. Но в данном случае это не зависит ни от нас, ни от Евросоюза. Это зависит от России. До тех пор, пока Крым оккупирован, до тех пор, пока Россия ведет свою агрессивную политику в восточной части Украины, в политике, к сожалению, никаких изменений быть не может.

В Кремле заявили, что не оставят без ответа размещение в странах Балтии британского военного контингента — эстонское правительство, как известно, поддерживает данный шаг Великобритании. Вопрос к Вам, как к бывшему дипломату с многолетним стажем, - почему в последнее время все чаще звучат пушки, а не голоса дипломатов? Где дипломатия? И не сигнал ли это гражданскому населению, в том числе и стран Балтии, что настают очень серьезные времена?

- Нет, нет и нет. Во-первых, дипломаты говорят. Дипломаты говорили, говорят и будут говорить. Здесь никаких вопросов нет. Что же касается размещения дополнительных войск НАТО, то здесь хочу напомнить: Эстония — член НАТО. И у нас на территории находятся войска того блока, членом которого мы сами сегодня являемся. Да, их больше, чем несколько лет назад. Но причина — не мы: не Эстония, не НАТО, не Евросоюз. Причина — агрессивное, провокационное и трудно предсказуемое поведение России. Мы же видим провокации недалеко от наших границ. Это и военные учения, это и нарушения воздушного пространства Эстонии. Это — полеты над Балтийским морем без включенных транспондеров. К сожалению, мы видим, что сегодня происходят подобные провокации, и наш ответ на это — размещение дополнительных войск, чтобы ни у кого не возникло никакого желания сделать что-то против нашего государства.

Сменим тему. Начинается третий год с того момента, как 14 эстонских граждан томятся в Индии. И вы прекрасно понимаете, что это не просто граждане, это — бывшие солдаты и офицеры, которые, если цитировать президента, защищали Эстонию в Афганистане, в Ираке, в Косово, а потом работали на американскую фирму, защищая суда от пиратов. Почему эстонский МИД, ваш предшественник и Вы — почему никто не делал и не делает громких заявлений, обращаясь к своим индийским коллегам, чтобы парней освободили?

- Наоборот. Мы это делаем. Делаем ежедневно. И когда я была в Нью-Йорке, я встречалась с министром иностранных дел Индии и передала ей письмо с той же просьбой рассмотреть судебное дело в нормальном или ускоренном порядке. Индия — независимое суверенное государство и мы не можем вмешиваться в ее внутренние дела. Так же, как Индия не может вмешиваться в наши внутренние дела. МИД, защищая своих граждан, может проследить, чтобы их права не нарушались, чтобы у них был адвокат, чтобы у них был при необходимости переводчик и чтобы процесс не затягивался. И все это мы делаем. Мы это делали в течение почти двух лет и будем продолжать делать до тех пор, пока наши граждане не вернутся домой. Но мы не можем вмешиваться во внутренние дела Индии, мы не можем вмешиваться в судопроизводство Индии и мы не можем требовать невозможного. Точно так же, как мы не позволяем другим государствам делать это в отношении нас.

Как Вам кажется, когда граждане Эстонии вернутся на родину?

- Это очень трудный вопрос. Когда судебное дело рассматривалось в Высшем суде Индии, я очень надеялась, что они вернутся в Эстонию весной этого года. К сожалению, тогда окончательного решения не последовало. Сегодня я знаю, что знают наши граждане и их родственники: Верховный суд дал задание местному суду рассмотреть вопрос в течение шести месяцев. Эти шесть месяцев истекают в январе будущего года. Будет ли все завершено в этот срок, или же будет продолжение процесса, — я сказать не могу. Я могу судить только по тем фактам, которые мне известны с индийской стороны.

По данным Коммерческого регистра, Вы до сих пор не вступили в Партию реформ. Означает ли это, что Вы намерены бороться за пост президента. Готовы ли Вы к этой борьбе?

- Нет. Я объясняла и объясню еще раз. То, что я стала министром иностранных дел, стало для меня сюрпризом. Я действительно сегодня не являюсь членом ни одной партии, я никогда не принадлежала ни к одной партии, но как член правительства я естественно несу политическую ответственность. Сегодня я — министр иностранных дел. Когда я буду готова вступать в Партию реформ, то обязательно сообщу об этом общественности.

Готовы ли Вы бороться за пост президента Эстонии?

- Сегодня я — министр иностранных дел и я готова как можно лучше выполнять обязанности министра иностранных дел.

Редактор: Ольга Разуваева

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: