Эйки Нестор: в глобальной экономике Эстония обогнала страны бывшего советского блока ({{commentsTotal}})

В новогоднем интервью телеканалу ETV+ спикер Рийгикогу Эйки Нестор отметил, что на сегодняшний день очевидно, что с позиций глобальной экономики Эстония обогнала находившиеся с ней в одной исторической упряжке страны. Настало время осознать, что низкие заработки в Эстонии ушли в историю.

Приводим интервью с Эйки Нестором в сокращенном объеме, полная версия доступна на видео:

- Каждый год чем-то запоминается. Для кого-то это могут быть выборы президента, для кого-то — принятие важного законопроекта. А чем Вам запомнился 2016-й год?

- Мне запомнился этот год, который действительно был необыкновенным, по многим причинам. Мне понравились три позитивных момента. Во-первых, наши школьники учатся на высшем мировом уровне. В 2015-м году эти цифры стали реальностью, а в 2016-м году мы о них узнали. Во-вторых, в Эстонию приехали больше людей, чем отсюда уехали. В-третьих, многократно уменьшилась бедность среди детей. К сожалению, еще не ноль, но шаг очень большой. Это три самых ярких момента, а то, что мы президента выбрали, и по-моему неплохо выбрали, это для меня больше работа. Я больше беспокоюсь о том, что происходит в обществе, а не на Тоомпеа.

- Выборы президента — событие, без сомнения, важное. Впервые получилось так, что депутатам, а потом и коллегии выборщиков с первого раза не удалось выбрать президента. Было очень много критики в адрес парламентариев, в том числе и такой, что нынешний состав Рийгикогу фактически не способен принимать решения в кризисных ситуациях. Вы согласны с этим?

- Я очень сожалею, что парламент уже в первых турах не смог выбрать президента. Причина этого очень простая — все решили под своим флагом идти до победного конца, и набрать по нашей конституции в парламенте 68 голосов при таком поведении партий просто невозможно. Президентом не просто избирается человек, за которого голосуют 68 депутатов. Президентом избирается человек, против которого не проголосуют 33 депутата. В этом большая разница. Когда в парламенте не удалось избрать президента, все были уверены в том, что удастся это сделать в коллегии выборщиков, состоящей из представителей самоуправлений и депутатов парламента. То, что и там не удалось избрать президента — это из числа невероятных вещей. Там действительно можно уже идти со своим кандидатом до конца, но все-таки надо искать компромисс и с другими партиями.

- Компромисс, я так понимаю, Вы нашли. Вы тоже пробовали свои силы в борьбе как кандидат от Социал-демократической партии при поддержке Партии реформ. Вы попробовали силы в самом первом туре, а потом с дистанции сошли, причем о своем желании баллотироваться заявили одним из самых первых.

- Мою кандидатуру выдвинула пресса. По логике вещей, наверное, потому, что я председатель парламента. Второй человек после президента в государстве, так что своя логика тут была. Но решение о том, что я буду баллотироваться в президенты, мы приняли только в конце мая. Старались всех убедить, что надо найти компромиссы, найти консенсус. Видно было, что другие партии этого не хотят, и тогда как-то странно было бы не выдвинуть своего кандидата от Социал-демократической партии. Так что, по-моему, уже с первого интервью примерно год назад я так и ответил, что если партии готовы делать компромиссы, то я буду баллотироваться, если нет — тогда у меня никакого успеха не будет. Ну, потратил одно лето, мало ли, было так и раньше.

- На Ваш взгляд, Эстония получила именно того президента, которого хотел народ?

- Нашли этого президента мы в соседней комнате, между прочим. Как раз за этими дверями, которые видны в этой камере. У меня и раньше спрашивали, какую оценку я бы дал этому году. Парламенту я бы поставил как раз оценку три с плюсом. Три — потому что уже в первом туре партии, фракции не смогли найти единого кандидата. Даже искать консенсус не были готовы. Плюс — из-за того, что в конце концов они к этому пришли и этого единого кандидата нашли. Надеюсь, что Керсти Кальюлайд — хороший президент, я в этом уверен. Первые шаги очень позитивные.

- Другое важное изменение, которое также произошло в 2016-м году — это смена правящей коалиции. 17 лет реформисты занимали кресло премьер-министра, а теперь уступили его центристам. Здесь я хочу Вас процитировать, потому что до смены правящей коалиции Вы говорили, что не видите возможности сформировать более стабильное правительство, чем то, которое у нас есть. Вы сказали это о правительстве Таави Рыйваса. Вы считаете нынешнее правительство менее стабильным?

- Эти вопросы были все тогда связаны с президентскими выборами. Все были уверены, что из-за президентских выборов будет и смена правительства. Такой прямой связи нет, хотя то, что Партия реформ не могла найти общего кандидата — у них было два кандидата даже в театре "Эстония" (на коллегии выборщиков) — показало, что что-то не так в этой партии. Нынешняя коалиция, я думаю, как и все коалиции, такой же твердости, скажем так, нет большой разницы. Потому что коалиции всегда распадаются, когда уже невозможно по каким-то причинам найти общий язык или нет какого-то стимула, чтобы люди после нудных, долгих переговоров нашли бы общие компромиссы.

- На Ваш взгляд, почему распалась коалиция SDE, IRL и Партии реформ?

- Распалась потому, что многие вопросы, которые поднимались нашей партией или IRL, остались как бы не у дел. Таави Рыйвас очень культурный премьер-министр. Он всегда был готов обсуждать вещи, но сама Партия реформ очень жесткая, она твердо заявляет, кто, когда, что, почему. И есть вопросы, которые в обществе должны решаться, но было ясно, что если реформисты в коалиции, то они решаться не будут. Поэтому, может быть, они и сами задумывались о смене своего председателя, и потом о смене правительства. Но как-то получилось так, что правительство сменилось до того, как они ожидали. Если посмотреть на все те годы, когда реформисты были у власти, то есть один исторический факт — коалиции всегда менялись в течение четырех лет. И когда теперь кто-то из них пытался утверждать, что на этот раз этого не будет, то мало кто им верил, в том числе и мы.

- На Ваш взгляд, от политических перестановок народ выиграл или нет?

- После первых шагов правительства видно, кто выиграл, а кто может и проиграл. То есть такое правительство, где все выигрывают, может быть только при диктатуре, только тогда это тоже просто ложь. Это неправда, которое правитель заявляет обществу, но в реальности этого нет. Я думаю, что те люди, у кого доходы немножко выше среднего в Эстонии, они явно в выигрыше. Особенно те люди, у которых зарплаты намного ниже среднего. Я думаю, что те люди, у которых доходы намного выше среднего — я не думаю, что они будут сильно расстраиваться, что им придется больше поддерживать тех людей, у которых денег меньше. Если же им этот вариант не нравится, они могут всегда сказать, что они чисто в деньгах больше помогают обществу развиваться, чем те люди, у которых заработки намного меньше. Теперь эти пропорции более равны и в процентном смысле.

Я надеюсь, что также выиграют дети. Несмотря на то, что теперь в течение двух лет, когда мы в правительстве, бедность среди детей намного упала, многократно упала, но все-таки еще не ноль. Я надеюсь, что выиграет наше образование. Что многие вопросы, которые до сих пор не были решены в сфере образования, они теперь будут решаться. И надеюсь, что те шаги, которые делаются правительством в налоговой политике, увеличат потребление в самой Эстонии, и это увеличение даст рост экономики, потому что мы явно недооценивали до сих пор те возможности, которые мы сами в состоянии предлагать в своем государстве для увеличения экономического роста.

Многие страны еще используют и внутренние резервы — думают, как при помощи экономических стимулов поднимать и развивать экономику, если состояние экономики в мире не такое благополучное, чтобы дать такой рост. У нас был в прошлом году очень большой шаг — я об этом много говорил, но, к сожалению, не было на этот счет много размышлений или споров. В мировой экономике есть такое великое слово, как глобализация экономики. С одной стороны, это дает нам плюсы, потому что открытость и нам дает больше возможностей, а с другой стороны означает, что многие работы, где заработки ниже, уходят в те страны, где такие (низкие) зарплаты можно платить. И то, что кто-то когда-то закрывал свою фабрику в Швеции и открывал в Эстонии, а теперь закроет ее в Эстонии и этот завод переедет куда-то на восток, в Азию, это все одна сторона глобализации.

В этом году у нас впервые закрывался завод из-за того, что зарплаты в Эстонии слишком высокие, их невозможно платить, и завод был открыт в Литве. Этого раньше не было. Это означает, что в каком-то смысле, если раньше мы были в таком же экономическом положении в глобальной экономике, как Литва или многие страны, с которыми у нас близкая история, то теперь мы как-то ушли с этой позиции на другую позицию. То есть, наверное, это как раз то время, когда надо поменять мышление и осознать, что политика низких заработков в принципе в Эстонии ушла в историю в тот же день, когда мы вступили в Европейский союз, а теперь уже и практически видно, что это так.

- Это хорошая новость под конец 2016 года, но до праздничного фейерверка осталось совсем недолго и давайте перейдем к более легким темам. В конце 2015 года после парламентских выборов Вы выступили в роли ди-джея, поставив разным парламентским партиям свои любимые композиции: реформисты заслужили пластинку Вашего любимого композитора Франка Заппы, центристы — Boney M. Какие композиции Вы сегодня поставили бы парламентским партиям?

- Между прочим, те же. Потому что эти мелодии я выбрал по характеру партии… Сама же песенка Фрэнка Заппы — это ирония насчет "американской мечты". Там было немножко иронии, немножко насмешки над своей партией, потому что своей партии я поставил джаз — не такая простая музыка, потому что многие наши обещания и разговоры слишком сложные, чтобы все могли их сразу понять. Так что музыка подошла.

Я не профессиональный ди-джей, и самые большие волнения у меня были связаны с тем, что Гвидо Кангур пригласил меня выступить ди-джеем на джазовом фестивале на моем любимом острове Хийумаа, это всего три километра от моего дома. Так что я полгода готовился, все досконально репетировал, нервничал, потому что я этим каждый день не занимаюсь, и очень радовался, когда все получилось. Это было самое большое художественное волнение этого года.

- Председатель Вашей партии продолжает бороться с алкогольными напитками. С другой стороны, очень странно, что несколько депутатов парламента попали из-за алкоголя в неудобные ситуации — кто-то из-за ДТП, кого-то заметили журналисты заходящим на заседания после принятия горячительных напитков в парламентском буфете. Может быть, имеет смысл запретить продажу алкоголя в парламенте?

- Это никак не влияет. В парламенте на прошлой неделе при ночном заседании я сам был до четырех часов, но людей с приподнятым настроением не было, в том числе и в кафе. Так что если кто-то этим и занимается, то кафе тут ни при чем. По сравнению с 7-м созывом парламента (1992-1995 годы) сейчас вообще все трезвенники. По-моему, лет 15 назад из парламента ушла эта культура. А то, что это с ними случается, то это люди — выбранные избирателями, наверное, избиратели сделают свои выводы, надеюсь, и сами депутаты сделают свои выводы.

К сожалению, это случается во всех демократических странах. Если в обществе культура употребления алкоголя низкая, тогда и на парламенте это отражается. Если в обществе культурный уровень растет, тогда и в парламенте становится лучше. Мне кажется странным, что мы сейчас удивляемся, как из Эстонии ездят в Латвию за алкоголем, и не удивляемся, что финны десятилетиями ездят сюда с той же целью. Мы не можем установить такие налоги на алкоголь, как в Финляндии — тогда люди будут пить черт знает что, и мы будем их лечить. Недавно в России произошел очень серьезный аналогичный случай.

Латыши не могут поднять так высоко акцизы, как мы, по той же причине — у них заработки ниже, а акцизы — это главный фактор в регулировании доступности алкоголя. Если растет зарплата без повышения акцизов — сразу увеличивается доступность алкоголя. Наверное, так и будем жить годами, если разница в уровне жизни в Финляндии, Эстонии и Латвии будет сохраняться. Если уровень жизни будет выравниваться, тогда будут и одинаковые цены. Очень просто.

- Как Вы будете встречать Новый год?

- Буду дома. На Рождество всегда собираемся с семьей у моей матери. Потом пару дней был на Хийумаа, посмотрел новый корабль, он мне очень понравился. Его на острове уже называют "ласточкой Пало". Стараюсь выполнять свои обязанности по работе. Наверное, успею еще пару дней провести на Хийумаа.

- Есть такая примета — как новый год встретишь, так его и проведешь. Вы верите в эту примету?

- Я не большой любитель примет, но новый год всегда торжественный. С одной стороны, то, что осталось позади, как-то утверждается в полночь, а то, что новое — всегда ждем позитивного, это начало надежды, красивое, торжественное время.

- Что Вы загадаете в новогоднюю ночь?

- Это будет очень важный год. Мы будем готовиться, во-первых, к столетию Эстонской Республики, которое будет в 2018-м году. Это не так просто. Самая большая задача для правительства, парламента, чиновников, всего нашего общества — будет второе полугодие, когда мы будем председателями в Европейском союзе. Потому что тогда под нашим руководством надо будет решать вопросы, которые в ЕС никогда не решались — в связи с референдумом в Великобритании. Желаю успехов всем, работникам телевидения, уважаемым телезрителям. Будем оптимистами, но чтобы иметь больше для этого оснований, надо больше работать, думать, учиться, а кому-то — больше улыбаться. С наступающим Новым годом!

Редактор: Андрей Крашевский



ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.
Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: