Съемочная группа "Инсайта" отработала вместе с медиками скорой помощи в новогоднюю ночь ({{commentsTotal}})

Для одних Новый год – это праздник и фейерверки, а для других – гонка за спасение жизней. В ночь с 31 декабря на 1 января ночь в Таллинне работало 24 бригады скорой помощи. Программа "Инсайт" провела новогоднюю ночь, наблюдая за работой столичных медиков.

Эпицентр событий в новогоднюю ночь – площадь Вабадузе. За пару часов до полуночи здесь уже собираются люди. Все подъезды к площади перекрыты бетонными блоками. На входах охранники. На каждом углу – по несколько полицейских. Возле церкви Яани дежурит экипаж неотложки.

"Это достаточно важное событие, много людей собралось в одном месте. В этом году там будут еще и первые лица государства, а значит и уровень угрозы достаточно высокий", – рассказал главный врач таллиннской скорой помощи Рауль Адлас, у которого "Инсайт" взял интервью до начала торжеств.

"Кроме того, наш оперативный руководитель следит за мероприятием в штабе", – объяснил Адлас. Оперативный руководитель – это сотрудник скорой помощи, который приезжает на помощь бригадам в самых сложных случаях. Если на вызов приезжают несколько экипажей, то он занимается координированием работы медиков.

Атмосфера, приближенная к боевой

Чем ближе к полуночи, тем сильнее чувствуется атмосфера праздника. Уже совсем скоро начнется концерт, прозвучит речь президента, а в небе вспыхнут сотни огней.

Но мало кто замечает обратную сторону веселья. Пока гуляющие любуются фейерверками, полиция затаскивает пьяного человека в оперативную машину. У дежурящих на площади медиков работы тоже хватает. К машине "скорой" подходит молодой человек с рассеченной рукой. Ему оказывают первую помощь и отпускают. А вот следующий пациент сам ходить уже не в состоянии – мужчину в тяжелом алкогольном опьянении приносит охрана.

По словам Адласа, с употреблением алкоголя, как правило, связана почти половина вызовов. "Травмы, драки и какие-то психические проблемы", – перечиcлил он.

Буквально спустя полчаса после наступления Нового года происходящее на площади Вабадузе становится больше похоже на народные волнения. Дороги перегорожены бетонными блоками и оцеплены полицией. Повсюду битое стекло. Слышны крики, мат. Воздух пахнет порохом. О празднике напоминают только фейерверки.

Похожую картину журналисты наблюдают и около торгового центра Виру. К остановившейся здесь машине скорой помощи за считанные минуты за помощью подходят несколько человек. Ночь только начинается.

Сотни вызовов за ночь

Около трех часов ночи "Инсайт" попадает на опорную станцию, куда после работы в штабе приехал оперативный руководитель Прийт Паю, следивший за событиями на Вабадузе. Он рассказывает, что в новогоднюю ночь на работу заступили 24 бригады. К середине ночи они обслужили 210 вызовов, т.е. почти по 10 вызовов на экипаж. До конца смены медиков еще 5 часов.

"Я думаю, что пик уже миновал, – говорит Прийт Паю. – Остались, скорее всего, проблемы, связанные с употреблением алкоголя."

Возможно, именно из-за того, что в этот раз Новый год для "скорой" проходит относительно спокойно, оперативный руководитель соглашается взять журналистов с собой на несколько выездов. Обычно на подобные просьбы медики отвечают отказом – слишком много работы

"Послушаем эфир и посмотрим что будет", – говорит он. В отличие от стандартных бригад скорой помощи, оперативный руководитель передвигается на кроссовере. Сообщения о новых вызовах появляются на специальном мониторе, общение с диспетчером происходит по рации. Оперативного руководителя вызывают, когда бригаде, работающей на месте, необходима дополнительная помощь.

Машина оперативного руководителя скорой помощи. Автор: ERR

В 3:15 как раз появляется такой вызов – травма ноги в Старом городе. По пути замечаем, что муниципальные службы уже приступили к уборке улиц.

На въезде в Старый город Прийт Паю достает из кармана жилетки небольшую коробочку – датчик угарного газа. По его словам, это устройство просто незаменимо, если на вызов надо ехать в старые дома.

"В мои смены уже три раза было, что бригада приезжает на вызов, и эта штука начинает пищать. Был вызов, маленький ребенок плохо себя чувствует, вялый, в полубессознательном состоянии. Вызываем спасателей, выясняется, что в квартире газовые печи, угарный газ. Несколько случаев было, что так спасали целые семьи", – рассказывает он.

Приезжаем на место. Там уже работает бригада скорой помощи. Паю скрывается за дверью квартиры. Через некоторое время выходит. "Пострадавшего, видимо, госпитализируют," – сообщает он.

Проходит еще пара минут и пациенту уже помогают забраться в машину скорой помощи. Теперь им будут заниматься врачи в одной из городских больниц.

Из клуба – в операционную

Не все вызовы проходят настолько гладко. На одном из следующих вызовов бригада сообщает, что человек, которому вызвали скорую, пытается сбежать от медиков. Позже выяснилось что он спрятался за углом ближайшего дома и оттуда кричал на врачей. Но подобные вызовы, по словам Прийта Паю, скорее редкость. "Злонамеренных, ложных вызовов на самом деле мало", – говорит он.

Каждые несколько минут Прийту приходят сообщения о новых выездах. "Подросток, тяжелое опьянение. Нет контакта, необходим осмотр", – доносится из рации.

Как правило, экипажи могут справиться без оперативного руководителя. Мы продолжаем ждать. Наконец, около четырех часов ночи Прийта Паю вызывают на помощь одной из бригад: вызов в Мустамяэ с приоритетом "Чарли". Вызовы, поступающие в скорую помощь, сортируются в зависимости от их серьезности и срочности. Приоритет "Чарли" – почти самый высокий. На экране компьютера появляются подробности. Мужчина в возрасте, боль в области груди, подозрение на инфаркт.

Включаем проблесковые маячки и машина несется на вызов.

Пока мы едем, вызовы продолжают появляться. Пара минут – травма руки, центр. Еще 5 минут – суицид, Пыхъя-Таллинн. За те 10-15 минут, что машина неслась в Мустамяэ, диспетчер сообщил о шести вызовах разных категорий.

Приезжаем на место, Прийт Паю поднимается в квартиру. Мужчина преклонных лет не может самостоятельно спуститься к скорой, а женщины-санитары не могут его донести. В таких случаях приходится либо вызывать вторую бригаду, либо оперативного руководителя. Паю помогает коллегам. После этого мы делаем круг по Мустамяэ и возвращаемся на станцию.

Уже там мы узнаем, что "травма руки", о которой мы слышали по рации, оказалась серьезнее, чем ожидалось. Молодой человек в одном из клубов упал сквозь стекло. Рассечены артерии. По словам медиков, из клуба он попал сразу на операционный стол.

Ночь подходит к концу. Мы возвращаемся на площадь Вабадузе. О прошедшем празднике уже почти ничего не напоминает. Баррикады увезли, мусор убрали, все, что осталось – засыпало снегом. До конца рабочей смены скорой помощи остается еще два часа.

А потом – новая смена и новые вызовы. Все, чтобы люди могли продолжать праздновать наступление Нового года.

Редактор: Полина Волкова



ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.
Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: