Поножовщина в Курессааре обнажила слабые места пенитенциарной системы ({{commentsTotal}})

Фото: Прийт Мюрк/ERR

Поножовщина в столице Сааремаа Курессааре, в ходе которой был зарезан 52-летний спасатель и ножевые ранения получил еще житель острова, обнажила слабость пенитенциарной системы. Оба преступника оказались рецидивистами с длинным списком наказаний, которых система исправления не смогла вернуть к нормальной жизни.

Если обратить внимание на послужной список преступников, которые на выходных в центре Курессааре устроили поножовщину, в ходе которой 52-летнего спасателя зарезали насмерть, а второму человеку просто повезло остаться в живых, то можно заметить, что нож в их уголовном прошлом фигурирует не впервые, передает "Актуальная камера".

31-летний Яан Палу в баре "Локаал", возле которого и произошла трагедия в эти выходные, четыре года назад напал с ножом на посетителя. В том же году он размахивал холодным оружием в другом баре, угрожал полицейскому.

Как правило, все эти преступления сопровождались чрезмерным употреблением алкоголя. Обвинялся Палу и в воровстве.

Второй обвиняемый Ренно Кадак ранее был осужден за то, что обворовал квартиру и поджег ее. Условный срок Кадака не предполагал запрета на употребление спиртного. Сразу после поимки преступников окружной прокурор заявил, что предупредить данные преступления было невозможно.

"У одного из них был испытательный срок, но он не был связан с преступлением против личности, на этом основании невозможно было предположить, что этот человек совершит преступление против личности. Данные события случились так, как они случились, и я не знаю способа, как их можно было предотвратить", - говорит окружной прокурор Райнер Амур.

Двенадцать лет назад было принято решение уменьшить количество заключенных в эстонских тюрьмах. Но у государства, по всей видимости, не оказалось достаточно средств, чтобы адаптировать осужденных к нормальной жизни. Случай в Курессааре подтвердил это.

"Социальные программы и другие возможности очень затратные. Поэтому вопрос состоит в том, сколько государство может потратить на то, чтобы человек после отбытия наказания мог бы вернуться в общество", - отмечает судья Таллиннского окружного суда Стен Линд.

Но и находясь в тюрьме, преступники не социализируются через труд. Либо работы нет, либо осужденные не хотят работать. Таким образом, неоплаченными остаются судебные издержки, материальные претензии со стороны потерпевших, расходы на адвокатов.

"Большая часть в тюрьме не работает. Поэтому надо спросить у ответственных за государство политиков, почему у тюрьмы отсутствует обязанность направлять человека на работу, чтобы они могли выполнить свои материальные обязательства, находясь в заключении", - говорит судебный исполнитель Ристо Сепп.

Например, в Германии в тюрьмах организованы пекарни, которые обеспечивают хлебом подобные себе заведения. В них работают заключенные, осваивая новые навыки и привыкая к труду.

Редактор: Виктор Сольц



Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: