Эйки Нестор: вполне возможно, что в следующем Рийгикогу будут только четыре партии ({{commentsTotal}})

Фото: Кайрит Лейбольд/ERR

По мнению спикера Рийгикогу, одного из ведущих политиков Социал-демократической партии Эйки Нестора, складывающая в эстонской политике ситуация такова, что в следующем составе парламента могут оказаться только четыре партии.

Об этом Нестор сказал в вышедшем в эфир 27 декабря новогоднем интервью на телеканале ETV+, полный текст которого приводится ниже.

- До Нового года, который пройдет под знаком выборов, остается четыре дня. Вскоре вам, возможно, придется покинуть кабинет спикера Рийгикогу, в котором вы проработали четыре года. Будете уходить с сожалением или облегчением?

- Я буду баллотироваться, так что еще посмотрим, кто будет в этом кабинете. Надеюсь, что для нашей партии выборы будут удачными. Кто будет избран, я не знаю, и кто будет потом создавать коалицию - тоже не знаю. Это все в руках избирателей, как и должно быть в демократическом государстве. Так что, с одной стороны, я тут уже пять лет, а с другой, может быть еще надо будет тут работать. Поживем, увидим. Если изберут в парламент и не буду спикером, то знаю, как тут работать. Если переизберут спикером, тоже знаю, что делать. Если вообще не буду избран, тоже знаю, что делать.

- Вы помните, сколько молотков спикера сменили за это время?

- Три молотка в год, пять лет - пятнадцать молотков.

- А в этом году не истратили больше молотков?

- Нет, не больше, чем обычно.

- Парламент нынешнего созыва достойно завершает свой последний год?

- Парламенты всегда разные. Когда после выборов создаются коалиции, дух еще более боевой, а конец парламента - всегда тяжелее, потому что перед выборами люди больше начинают думать о своем будущем, которое может быть связано с политикой, а может и нет.

Я думаю, что нынешняя коалиция, хотя депутатов в ней осталось меньше, смогла принять госбюджет - самый важный документ будущего года, и многие другие важные решения. Это показывает, что работала и коалиция, и оппозиция, и правление парламента. Потому что выборы выборами, а бюджет государству нужен. Тем более, что в бюджете очень много решений, выработанных этой коалицией в течение двух лет, в том числе увеличить финансирование здравоохранения, о чем я говорил еще 16 лет назад, потому что 13% соцналога для этого мало и нужно добавить средств из госбюджета. Теперь средства найдены, и пару недель назад без большого шума был подписан коллективный договор с работниками здравоохранения об их зарплатах. Также рост зарплат работников культуры, учителей, спасателей. Это очень важные решения, и без принятия бюджета их просто бы не было.

- Говорят, что именно вы сыграли важную роль в разрешении правительственного кризиса из-за миграционного пакта ООН. Правда ли, что именно на вашем компьютере было составлено предложение перенести голосование по этому скандальному документу из правительства в парламент?

- Это правда.

- Как родилось такое решение?

- Очень просто. Трудно было найти оптимальный способ. Если правительство не принимает решения "за" или "против", то возникает вопрос - кто должен это сделать? В итоге неожиданно родилась идея передать вопрос на рассмотрение парламенту. Сам документ, который планировалось одобрить в Марракеше, имел такой характер, что наши законы давали много возможностей. Это не конвенция, которую парламент должен ратифицировать. Суть документа и то, как его собирались обсуждать в Марокко, привели к выводу, что если парламент после дебатов примет какое-то заявление, скажет какие-то свои выводы на этот счет... Действительно, это незаконно. Это не решение парламента, но все-таки это мнение парламента, и правительству невежливо и, по логике нашей Конституции, даже вредно или невозможно делать какие-то другие выводы. Сам документ и пояснения к нему были созданы в разных компьютерах, в том числе и в моем.

 

- Хотя вы сыграли главную роль в решении кризиса, больнее всего он ударил именно по социал-демократам. Вам не обидно, что избиратели отвернулись именно от вашей партии?

Если бы вы меня спросили, готов ли Эйки Нестор отдать пару процентов популярности своей партии ради Эстонской Республики, я бы вам сразу ответил - да. Эти дебаты возникли из ничего, принятие этого пакта для нас не обязательно, в нашей жизни от него ничего не изменится. В Эстонии в парламенте до сих пор нет ни одной партии, поддерживающей массовую миграцию, а играть на страхах людей - это можно. А если людям трудно во всем разобраться, их можно привести сюда на Тоомпеа и организовать некультурные в политическом смысле протесты - вешалки и т.п. Это не политика, которая должна быть в Эстонии, это не метод решения вопросов - с такими плакатами, с такими оскорблениями. Понимаете, если тебе человек говорит, что "если мы придем к власти, мы тебя, Нестор, на первом поезде в Сибирь отправим"...

- Дошло ведь и до нападения на депутата Европарламента Индрека Таранда. "Повышение градуса" на Тоомпеа - это часть нашей новой политической культуры?

- Когда депутат парламента говорит, что им судебная система Эстонии не нравится, и если они придут к власти, у некоторых судей головы полетят - это же результат этого. Если депутат может использовать такие слова в зале парламента, не надо удивляться, если его соратники идут сюда с такими лозунгами.

- Почему эта тема так обострилась в Эстонии?

- Потому что и в других странах обострилась. Это ложь, лгали людям, у которых есть какие-то страхи. Самое большое противопоставление сейчас в Европе, в том числе в Эстонии, в том, что одна часть людей живет в открытом новом мире. Они понимают этот мир, им это нравится - быть информированными, знать все. Нет никакой разницы, называем мы это глобализацией или нет.

Эти люди чувствуют себя в этом новом, открытом, глобализированном мире достойно и не волнуются. А есть люди, которые потеряли почву под ногами. Их ни в коем случае не надо ругать, им надо помочь найти себя. Может быть, они потеряли работу из-за этого. Так не только в Эстонии, ведь где корни брексита - самой большой глупости, которую можно придумать в Великобритании? Тоже в страхе. То есть люди потеряли уверенность в себе, что-то им не нравится, и они думают, что время можно вернуть назад, что жизнь можно вернуть назад. К сожалению, этого не будет, и людям надо помочь выйти из этого положения. Если они будут чувствовать себя уверенно, политикам не удастся добиваться влияния при помощи лжи и агрессивности. Но как мы видим, это проблема во всей Европе.

- Консерваторы набрали очки на кризисе из-за миграционного пакта, а социал-демократы потеряли. То, что Евгений Осиновский отступился от своего ультиматума, наверное, тоже повлияло на оценку избирателей?

- Если посмотреть пару недель назад, то можно сказать, что не надо было высказывать это в таком тоне, потому что слишком ультимативные слова, как правило, редко выполняются. И как мы увидели, решение было другим, был найден выход из этого противостояния. С другой стороны, грустно, когда мы имеем одну оппозиционную партию, которая бурно критикует, играет на страхах людей, набирает популярность, а один партнер по коалиции уходит в ту же степь и забывает, что есть консенсусная политика, которую годами вело Министерство иностранных дел и парламент, что самая консенсусная парламентская комиссия - это комиссия по иностранным делам. Мы как-то это забываем и не считаем важным. Это очень грустно.

- Судя по рейтингам партий, избиратели хотят видеть в парламенте как минимум одну новую политическую силу. Что изменит появление политических новичков в Рийгикогу?

- Самым плохим результатом будет, если в парламент в марте изберут только четыре партии. Этого я боюсь.

- Чем больше партий, тем больше демократии?

Абсолютно. Наша система базируется на том, что все партии, которых в день выборов поддерживают больше 5% избирателей, должны быть в парламенте. Политику делают в парламенте, а не вне парламента. По ситуации пару недель назад и сегодня нет полной уверенности, что в Рийгикогу будет представлено больше четырех партий. Такая возможность есть: три партии мы имеем сейчас на уровне 5%, одна из которых, по-моему, уже сама понимает, что не наберет голосов. Они были новые в прошлый раз, всем понравились, мол, мы не такие, как остальные партии.

- Свободная партия?

- Да, Свободная партия. Это всегда популярно. В Эстонии почти всегда кто-то приходит и говорит - мы новые. В принципе, в этом нет ничего плохого, но если они в течение четырех лет будут только это и говорить, что они новые, то от них устанут, это уже не новость. Если же новичкам как-то удастся доказать, почему они новые, не такие, как другие, тогда они выживут. У нашего партнера по коалиции - партии Isamaa - пока нет уверенности, что они получат эти 5%. У новой партии "Эстония 200" тоже нет такой уверенности. Их высокий рейтинг сейчас базируется на том, что партию создали, есть к ней какие-то ожидания. Читая каждый день газеты и смотря телевидение, я знаю, что они новые, но что от них ожидать? Если они не ответят на этот вопрос на выборах, может получиться так, что у них не будет места в парламенте. Тогда здесь будут только четыре партии, поэтому я держу кулаки за то, чтобы в Рийгикогу прошли как минимум пять партий, а лучше - шесть.

- Русскоязычным избирателям дали понять, что на выборах может решаться вопрос о переходе на эстонский язык школ и детских садов с русским языком обучения. В парламенте уже было одно голосование по этому вопросу, еще одно предстоит, и на первом представители вашей партии либо не голосовали, либо не присутствовали. Какова ваша позиция по этому вопросу?

- Наша позиция очень простая, мы как-то неудачно пытались ее объяснить перед выборами четыре года назад. В Эстонии, по-моему, есть две позиции. Одна позиция - дети должны говорить по-русски и выучить эстонский. Другая позиция - дети должны говорить по-эстонски. Наша позиция: давайте научим русских ребят эстонскому языку. Может быть, это самое трудное, но это действительно то, что надо. Я уверен, что в Эстонии нет семей, в которых думают, что их детям эстонский язык не нужен. Если при помощи тех методов, которые мы использовали, везде выучить эстонский не удалось, тогда надо что-то пересмотреть.

- Почему к теме интеграции всегда подходят со стороны знания языка? Разве это единственное, что нужно сделать для сближения?

- Потому что очень легко выступать с позиции силы. Умная позиция во много раз труднее. Я тоже хожу по русским школам, и русские дети приходят сюда, поэтому я могу уверенно сказать, что есть прекрасные школы, мы быстро друг друга понимаем. А бывают такие встречи со школьниками, что даже удивляешься. Вроде одна страна, дети должны учиться одинаково, а одни уверены в себе, говорят не только на русском и эстонском, но и на английском, немецком и еще каком-то языке, а другие ребята... видно, что у них нет интереса.

- То есть проблема не только в языке обучения?

- Наверное, не только языке. Я даже думаю, что многое зависит от того, как мы учим этих людей.

- У председателя Рийгикогу много обязанностей в сфере внешней политики. У вас были контакты с коллегами из российской Госдумы?

- Не было. Был вариант встретиться в этом году со всеми спикерами парламентов стран, которые входят в Парламентскую ассамблею Совета Европы (ПАСЕ), но эту встречу по решению ПАСЕ перенесли на будущий год по практическим соображениям. Дело в том, что ее планировалось провести в Турции, но ситуация в самой стране была такая, что Турция тоже не могла принять этих спикеров.

- Ратификация договора о границе с Россией застопорилась, и в парламенте слышны мнения, что подпись под этим договором стоило бы отозвать. Какая у вас позиция по этому вопросу?

- Еще при предыдущем составе парламента пришли к общему пониманию, что и Дума, и Рийгикогу будут заниматься ратификацией синхронно. Это понимание, выработанное в нашей комиссии по внешней политике, правильное. Потому что получится по-дурацки, если одна страна ратифицирует договор, а вторая страна вообще этим не занимается. несколько лет раньше из этого ничего не вышло, как нам сказали, потому что шли выборы в Думу, и никто не хотел этим заниматься. Теперь говорят, что момент не тот. Что это означает, наверное, ясно для тех, кто об этом говорит, но, к сожалению, никаких сдвигов не было. Так что первое чтение прошло, и второго не будет, если в Думе ничего не случится.

- То есть подпись под договором отзывать не следует?

- На уровне правительств договор подписан. Трудно представить, что стороны отзовут эти подписи. Несмотря на то, что некоторые политические силы опять пытаются сыграть на каких-то страхах и при помощи невероятных идей играть на мыслях людей.

- Вы избирались в Рийгикогу уже семь раз. Испытываете ли вы хоть малейшее волнение в ночь выборов?

- Конечно. Это всегда интересно. В 1992 году не волновался. Я не думал, что буду политиком. Был уверен, что три года тут побуду, сделаю, что нужно, а потом вернусь на свою любимую профсоюзную работу. А потом в 1995 году выяснилось, что некоторые вещи еще не сделаны, и должен сказать, что по некоторым вещам мне до сих пор не удалось доказать большинству этого зала, что такие вещи нужны.

- В Рийгикогу когда-то началась не только ваша карьера спикера, но и футбольная карьера. 20 лет назад вы возглавляли футбольный клуб "Тоомпеа". А вы смотрели в этом году чемпионат мира по футболу? Болели за кого-нибудь?

- Конечно. У меня были две любимые команды. Я очень люблю сборную Исландии - это совершенно невероятно, как им удалось дважды выйти в финальный турнир. Всем понятно, что они не играют, как бразильцы, но то, что они выигрывают и получают это место - это прелесть. Я, конечно, большой фанат европейского и английского футбола, так что моим фаворитом была сборная Англии. То, что выиграли французы, тоже неудивительно. Я был уверен, что европейцы выиграют этот чемпионат. Я не люблю футбол, в котором очень много искусства и красоты, но очень мало спорта. Я не фанат Бразилии, Аргентины - это не мои команды. Падающие миллионеры, которые пять минут валяются с гримасами - это не мой вкус в футболе.

- Ваши пожелания зрителям телеканала ETV+ в следующем году?

- Спокойного духа, много радости. Рождество, Новый год - это всегда такое время, когда можно быть со своей семьей, со своими родными и любимыми людьми. Забывайте на неделю работу, школу, другие вопросы... Примите это время как предназначенное для вас самих, как подарок, чтобы вы могли отпраздновать Новый год вместе со своей семьей.

Редактор: Андрей Крашевский



ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.
Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: