"Очевидец": обиженный на родителей внук выселяет бабушку из ее собственного дома ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Дом, ставший причиной семейной вражды.
Дом, ставший причиной семейной вражды. Автор: ERR

В Виймси 81-летнюю женщину из ее же собственного дома при помощи судебного исполнителя пытается выселить ее внук. Передача журналистских расследований "Очевидец" рассказала поучительную историю, узнать себя в которой, к сожалению, могут многие семьи.

Дом 81-летней Хельви в Виймси арестован. Ей грозит выселение, и причиной проблем является ее собственный внук.

Хельви с работавшим в Пиритаском совхозе мужем Тыну получили участок в 1977 году, когда вокруг простирались лишь поля и заросли ольхи.

В 2011 году здоровье Тыну ухудшилось, и у супругов появилась мысль подарить дом среднему ребенку дочери. Работавший в Военно-морских силах молодой человек, да еще и с золотыми руками, жил с невестой в квартире и казался подходящим кандидатом.

Дарение – поступок законный, и у нотариусов нет причин не заверять сделку, но нотариус Прийт Пярна тем не менее призывает в таких случаях к бдительности.

"Основной проблемой таких договоров является то, что у людей старшего поколения потом нет ни сил, ни средств что-то изменить, даже если закон на их стороне. В таком случае всегда действует правило: семь раз отмерь, один отрежь", – напомнил нотариус.

После подписания договора отношения ухудшились

В договоре между бабушкой и внуком прописали, что Хельви с мужем смогут жить в доме до конца жизни. В доме поселились три поколения, у всех была отдельная комната. Начали строить второй этаж, куда переехала молодая семья, у которой родился ребенок. По словам дочери Хельви Анне, дальнейшее развитие событий она не могла представить в самом худшем кошмаре.

Через месяц после подписания договора Тыну умер. Члены семьи признают, что его смерть стала катализатором дальнейших событий, но их мнения о том, кто кого начал терроризировать, расходятся. Анне говорит, что молодые не выносили бабушку, хотя та ходила на работу и подолгу отсутствовала.

"Она проводила время в своей комнате и им не мешала, разве что своими передвижениями", – говорит она.

А по словам Хельви, начался моральный террор: презрение, ненависть и уговоры отказаться от клаузулы договора и сразу перебраться в дом престарелых.

Когда отношения испортились, Анне начала фотографировать, что делает сын: не вынесенный мусор, разнесенная машиной дверь гаража, блокирование машиной входной двери, сломанная дверь котельни. В итоге молодой человек и вовсе приказал матери убраться из дома.

"Ссоры в основном касались их, а не меня", – признается Хельви.

По словам Анне, поведение сына было настолько сумасшедшим, что им пришлось начать защищать свой дом. В 2015 году бабушка подала на внука в суд с целью аннулировать сделку. Иск основывался на редко используемом пункте обязательственного права, по которому можно потребовать вернуть подарок в случае черной неблагодарности.

Внук называет утверждения бабушки вымыслом

Так как внук не захотел говорить на камеру, то в передаче он выступает анонимно под вымышленным именем Лаури.

Лаури утверждает, что бабушка с самого начала мечтала вернуть подаренный дедушкой дом, а судебный иск стал для него полной неожиданностью.

"Я никого никогда не собирался выгонять из дома и никому не угрожал, все это выдумки. Моя мать, которую я, к сожалению, считаю основной интриганкой и архитектором семейных разногласий, жила в доме еще несколько месяцев после того, как ее якобы из него выгнали.

Через год, в ноябре 2016 достигли компромисса, согласно которому участок площадью 1200 кв. метров разделили пополам, сформировали общую долевую собственность и установили порядок пользования.

Сын выбрал второй этаж, бабушке достался первый. У каждого – свой собственный вход, свои сараи, никаких общих помещений.

Разговоры сторон расходятся в том, кто начал войну первым и какие денежные варианты предлагал, но спустя семь месяцев после заключения компромисса на бабушку в суд подал уже Лаури, требуя прекратить долевую собственность.

Потребовать прекратить долевую собственность может каждый

По словам Анне, ее сын хотел, чтобы они выкупили второй этаж за 85 000 евро, но они не смогли собрать такую сумму, так как к тому моменту уже съехали с младшим сыном, взяли кредит и купили квартиру. "В качестве второго варианта он предлагал быструю продажу по низкой стоимости, с этим тоже нельзя было согласиться", – продолжает Анне.

Лаури же считает, что не должен от всего отказываться лишь потому, что его мать и бабушка терроризируют семью.

В апреле этого года победа в суде досталась внуку. "Выяснилось, что есть какой-то закон, по которому долевую собственность нужно в любом случае прекратить. Мы настаивали, что ситуация исключительная и молодой человек не строил этот дом. Но нас не послушали", – заявляет Анне.

"Мне было все равно, каким образом суд прекратит долевую собственность, я хотел избавиться от этой ерунды", – поясняет Лаури.

Нотариус Пярна в свою очередь объяснил, что смысл закона заключается в том, чтобы люди могли жить дальше в уже новом месте.

Весной, сразу после вступления в силу решения суда Лаури обратился к судебному исполнителю, который арестовал дом и начал принудительную продажу.

"Если он продаст по очень низкой стоимости, то я на эти деньги уже ничего не смогу себе купить", – сетует Хельви. А по словам Лаури, он поставил цель предложить своим детям более теплое и искреннее детство, чем было у него самого.

"На примере нашей семьи можно поучиться. Заботьтесь о своих детях и друг о друге, тогда и не будет таких ситуаций", – предостерегает он.

Мать считает самой большой ошибкой то, что доверяла сыну

По одну линию фронта этой холодной войны находятся бабушка, мать, сестра и брат, а по другую – средний сын. Старшая сестра и младший брат прочитали комментарии Лаури для "Очевидца" и назвали их абсолютным враньем.

В заключение этой семейной драмы Анне заявила, что ее самой большой ошибкой было доверие к сыну.

По всей видимости, в этой истории себя узнают многие семьи, вынужденные жить несколькими поколениями под одной крышей и делить имущество. Но, как отметил нотариус, в таких случаях действительно всегда есть две стороны: юридическая и эмоциональная.

В настоящий момент Анне и Хельви пытаются опростестовать процесс продажи. Для Лаури же обращение матери и бабушки к "Очевидцу" стало последней каплей и он намерен сменить фамилию как себе, так и детям.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: