Тоомас Сильдам: как ни странно, ключ к сохранению этого правительства - отсутствие альтернативы ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Фото: ERR

Несмотря на все трения в правительственной коалиции, отсутствие более привлекательных альтернатив вынуждает правящие партии подчиняться диктату парламентской математики. Такое мнение высказал политический обозреватель ERR Тоомас Сильдам в программе "Интервью недели" на телеканале ETV+, посвященном широкому кругу тем - от политических последствий недавнего шторма до пенсионной и аптечной реформы и деятельности EKRE в правительстве.

- Добрый вечер! У нас сегодня много тем для обсуждения, давайте начнем с горячей: последствия шторма на юге страны. Тоомас, на ваш взгляд, готово ли наше государство к подобным форс-мажорам?

- Я думаю, что ни государство, ни люди к таким кризисам не готовы.

- Министр внутренних дел Март Хельме, комментируя этот шторм, сказал примерно следующее: покупайте генераторы, а не надейтесь на государство. Насколько такая реакция адекватна в такой ситуации?

- С одной стороны, он прав. Если у тебя есть 300 коров – стоит купить и генератор, и топливо для него. Другое дело, что делать с многоквартирными домами? Когда исчезает электричество, у тебя нет воды, канализации, связи. И это не только вопрос к министру внутренних дел, который по должности еще и председатель правительственной кризисной комиссии. И он должен отчитываться и отвечать за ситуацию. Последствия шторма - это еще и вопрос к Министерству экономики и коммуникаций, которое должно заниматься мобильной связью. И вопросом: почему, когда исчезает электричество, исчезает и связь? Как это обеспечить? Почему нет своих генераторов? Был же полный блэкаут в южной Эстонии.

- Тогда почему, на ваш взгляд, ситуацию комментирует только Хельме, а Таави Аас пока молчит?

- Я жду. Я жду, когда же он заговорит. Я знаю, что журналисты уже пытаются его поймать и спросить: почему же за пять лет министерство не договорилось с предприятиями мобильной связи об автономной связи при отсутствии электричества?

- Сделает ли наше государство выводы из случившегося?

- Я думаю, да. Здесь очень курьезно, что правительство разыгрывает кризисные сценарии на столе. Но не надо играть на столе - видно же на самом деле, и это очень грустно.

- Если просматривать социальные сети, в которых активно обсуждают шторм - там в саркастическом ключе говорят, мол, мы инвестируем 2% от ВВП в оборону, а простой шторм обесточил часть страны за часы. Есть в этой шутке доля правды?

- Это не шутка. Это правда. В основном, когда мы говорим про большой кризис - мы имеем в виду работающие танковые моторы и летающие в небе самолеты и вертолеты. Мы имели в виду военный удар. И мы забыли о том, что есть такие кризисы, которые в мирное время могут ударить куда сильнее.

- Чуть раньше шторм разразился в правительстве. И тут уже в отставку ушла министр Керт Кинго. На ваш взгляд, зачем нужно было публично лгать в вопросе, который элементарно проверяется?

- Я думаю, что она потеряла самообладание. Это было во время сессии "вопрос-ответ" в парламенте и по ней было видно, что правду она говорить не хотела, пыталась найти какие-то обходные пути и когда ее прижали к стене - стала врать.

Но ведь из ситуации был очень простой выход: сказать да, действительно, заключили трудовой договор, но как только Якко Вяли повел себя неподобающе - мы его расторгли. С такими людьми нам не по пути, и все. И мы забыли бы об этой ситуации.

- Тогда почему так не поступили?

- По-моему, это все-таки потеря самообладания.

- Или партия хотела избавиться от министра?

- Я думаю, что EKRE получила хорошую возможность избавиться от министра, которого они, разумеется, не считали самым-самым хорошим министром в этом правительстве. Мягко говоря. Но повод-то дала она сама.

- Партия EKRE единым фронтом выступила против лжи. Врать нельзя, политик должен быть честным. Но ведь саму партию не раз ловили на том, что и отец, и сын Хельме преувеличили, и вроде бы здесь приукрасили, и вроде бы тут напутали. Но отставка первая. Почему всем остальным можно, а ей - нет?

- Разумеется, политику врать нельзя. С другой стороны все эти вещи - их можно толковать так или иначе. А в случае с Кинго все было открыто и ясно. Есть человек, есть ее слова и есть ложь.

- В минувшие выходные отец и сын Хельме в своей передаче "Поговорим о деле" сказали, что вице-канцлер минэкономики буквально саботировал работу Кинго на посту министра. Должен ли кто-то извиниться за подобные высказывания?

- Это было бы красиво, если бы кто-то извинился. Но я не верю в то, что это будет, потому что EKRE очень редко извиняется. Или вообще не извиняется. Во-вторых, в EKRE ведь уверены, что чиновники саботируют работу министров от этой партии.

- Но ведь это странно. Это какая-то уверенность, словно бы из параллельной реальности, ведь все указывает на то, что это не так.

- Когда была предвыборная кампания, я брал интервью у руководителей EKRE, и они рассказывали про глубинное государство. В котором все сообща работают против хороших людей. Я думал, что это - предвыборная риторика. Когда они пришли во власть, они ведь продолжили это говорить. И я понял, что они действительно в это верят. В глубинное государство, в заговор, и я думаю, что никто не будет извиняться перед Сиймом Сиккутом.

- Помните, почему в отставку ушел Юрген Лиги?

- Помню. Он сказал…

- Назвал Евгения Осиновского "сыном иммигранта из розовой партии".

- Точно. "Который не имеет права обсуждать эстонскую жизнь".

- Вам не кажется, что сегодня это высказывание стало похоже больше на дружеский подкол?

- Очень мягкое, да! Вообще не понятно, почему Юрген Лиги ушел в отставку! Разумеется, это шутка, и я очень хорошо понимаю, почему он ушел. Это было очень грубое высказывание. С другой стороны, если мы смотрим, как сейчас общаются политики… какие выражения используют. Ясно, что точка нормальности ушла очень далеко от того места, где она была во времена отставки Лиги.

- Когда EKRE пришла в правительство, центристы и Isamaa обещали, что вот-вот EKRE изменится. Прошло полгода, риторика EKRE все еще меняется. Когда же наконец изменится?

- В то же время, руководители EKRE сказали, что меняться они не собираются. Я думаю, что они правы - они действительно не будут меняться.

- Существует ли сегодня в коалиции тот самый "рабочий мир" о котором твердит Юри Ратас?

- Я думаю, что коалиция сейчас переживает довольно напряженные времена и, разумеется, с одной стороны, причина в высказываниях EKRE. Например, о государственном финансировании некоммерческих объединений, которые поддерживают сексуальные меньшинства. И это вопрос к министру социальных дел Танелю Кийку. С другой стороны, это все, что связано с Isamaa. Все-таки министр Рейнсалу изменил несколько внешнеполитических аспектов. Есть пенсионная реформа, которую на самом деле не поддерживают все единодушно. На самом деле, я думаю, не поддерживают. Но есть коалиционный договор, есть коалиция, а значит - все поддерживают. И таких моментов много.

- Может ли место госпрокурора стать яблоком раздора?

- Я думаю, что Isamaa и центристы надеялись, что они смогут переубедить EKRE, но этого не случилось. Сейчас министр юстиции Райво Аэг должен найти нового кандидата. Ясно, что кандидата найдут. Вряд ли EKRE будет использовать свое право вето. Наверное, все хотят закрыть этот вопрос поскорее.

- Но EKRE же внезапно связала назначение министра инфотехнологий с назначением госпрокурора. Хотя тот же Ратас говорил, что эти две должности не связаны. Это же шантаж?

- Да, это выглядит как шантаж. Разумеется, мы исходим из того, что слова политиков - это их дела. Но на самом деле ясно, что это была чистая риторика и EKRE все-таки уже сказали, что они собираются быстро найти нового министра, и больше никто эти должности не связывает.

- В понедельник в газете Postimees было опубликовано мнение о том, что EKRE находится не в лучшем состоянии. Есть раздор внутри партии и партия выбрала тактику нападения в качестве тактики защиты. Действительно ли так?

- Вопрос для EKRE заключается вот в чем: они полгода у власти, но какие успехи, о которых они могут говорить? Ты знаешь?

- Я не могу так сходу ответить на этот вопрос.

- Снижение акциза на пиво и водку, о котором ты не вспомнил. И это все. Все остальное - это разговоры о том, что мы сотрудничаем с США в расследовании отмывания денег. Создаем какой-то резерв внутренней безопасности. А конкретных дел, которые могли бы увидеть избиратели и сторонники EKRE - их нет.

- Кая Каллас буквально на днях написала мнение, и там в числе прочих заголовков был один очень любопытный: 100 000 евро, или 100 000 причин почему нужно было остановить аптечную реформу. Приостановку этой реформы Евгений Осиновский назвал политической коррупцией. Он прав?

- Все это выглядит довольно странно. Хорошо, были большие обсуждения, правильная это реформа или нет. Но появился законопроект и все начало двигаться к первому апреля следующего года, когда реформа должна была осуществиться. И вдруг.

- Мы знаем, что аптечный магнат Маргус Линнамяэ сам является большим спонсором партии Isamaa.

- Ни один из тех политиков, которые говорят, что реформу нужно еще раз обсудить и подумать, как нам быть, меня не убедил в том, что мы говорим только про доступность лекарств для людей. Остается какая-то дымка в этом вопросе.

- Почему в правительстве до сих пор терпят EKRE, которая подарила нам сегодня столько тем для обсуждения?

- А какая альтернатива? Если очень грубо: какая альтернатива для центристов? Пойти младшим партнером к Партии реформ? Какая альтернатива для Isamaa? Пойти в правительство с реформистами и социал-демократами? Ясно же, что реформисты выкинут их пенсионную реформу в мусорное ведро. Какая альтернатива для EKRE? Только оппозиция. Как ни странно, ключ к сохранению этого правительства - отсутствие альтернативы.

Редактор: Андрей Крашевский

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: