Аннели Хабихт: хоровод вокруг детей с особыми потребностями ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Сейчас система помощи детям с особыми потребностями напоминает детскую игру в хоровод, в центре которого оказываются родители, вынужденные бегать по кругу по разным инстанциям.

Исполнительный директор Палаты людей с ограниченными возможностями Аннели Хабихт считает, что было бы не так болезненно, если бы дождались результатов экспериментального проекта, а не начали приводить в порядок систему помощи детям с особыми потребностями, в результате чего несоразмерно большая нагрузка оказалась на плечах родителей.

Если у ребенка обнаруживают инвалидность, то она может быть средней, тяжелой или глубокой степени. С 2018-2019 годы у 555 детей с тяжелой степенью инвалидности при повторном ходатайствовании ограниченные возможности вовсе не были отмечены.

Среди ходатайствующих впервые степень инвалидности назначали реже: если в 2015 году при первичном ходатайстве недостатков здоровья не выявили у 3,4% детей, то в текущем году – у 22,8%. Это вызвало замешательство и возмущение родителей детей с особыми потребностями.

Методист-экспертный врач Департамента социального страхования Мерис Таммик в октябре написал в ответ на вышедшую в Eesti Päevaleht статью, где утверждалось, что с одной стороны, пособия для детей с ограниченными возможностями выросли, с другой – число получающих пособия официально сократилось, что департамент в последние годы на самом деле проводил много экспертиз. "Цель не в том, чтобы оставить ребенка без помощи. Мы хотим, чтобы каждый нуждающийся в помощи ребенок получил правильные услуги в необходимом объеме и нужном месте", – написал он тогда.

Я признаю и поддерживаю стремление департамента идти навстречу детям и оказывать необходимую помощь и поддержку. Однако до тех пор, пока в системах здравоохранения, образования и социальной, а также на уровне государства и местных самоуправлений все стороны не будут применять один и тот же принцип, семьи будут вынуждены блуждать в этом хороводе.

Как правильно отметил Мерис Таммик, местные самоуправления сами создали практику, согласно которой ребенок с ограниченными возможностями может получить специальные услуги, предлагаемые в детсаду или школе, только если у него выявлена тяжелая или глубокая степень инвалидности.

Соглашусь с Таммиком, что такая практика противоречит обязанности помогать нуждающимся в помощи детям, но проблема в том, что у родителей нет особых возможностей спорить с местным самоуправлением. Департамент социальных дел консультирует местные самоуправления, но в сложившейся ситуации в помощи нуждаются родители – в персональной помощи при написании ходатайств и жалоб, а при необходимости и в представительстве в суде.

Пока все составляющие этого механизма не будут систематически взаимодействовать друг с другом, участь родителей внутри этого хоровода будет выглядеть следующим образом. Родитель получает из школы информацию о том, что для развития ребенку нужна помощь, например, он не может справиться с правилами поведения в коллективе и учебной деятельностью. Нередко родителям ребенка с нарушениями активности и внимания прямо говорят, что ребенок в дальнейшем сможет принимать участие в учебной работе только с опорным лицом.

Услуга помощника или опорного лица является социальной, а не образовательной. Для этого родители обращаются в местное самоуправление, которое зачастую является также содержателем школы. Там они слышат, что сначала надо оформить ребенку инвалидность, и только потом говорить на эту тему.

Родители подают ходатайство в Департамент социального страхования, но там степень инвалидности не устанавливают, так как дети с особыми образовательными потребностями должны получать необходимую им поддержку в первую очередь в школе, вне зависимости от того, есть ли у них степень инвалидности или нет, как писал Мерис Таммик.

В итоге в местных самоуправлениях разводят руками: услуга опорного лица у нас, к сожалению, доступна только для детей с ограниченными возможностями. Ко всему прочему, гибкость в этом вопросе не проявляет и государство. Например, финансируемые из Европейского социального фонда услуги по уходу за ребенком, опорного лица и социального транспорта предназначаются только для детей с тяжелой и глубокой степенью инвалидности.

Знаю, что решение ищут, и это радует. Министерство социальных дел в сотрудничестве с Министерством образования и науки и местными самоуправлениями занимаются обнадеживающим экспериментальным проектом по интеграции услуг для детей с особыми потребностями. Было бы не так болезненно, если бы дождались результатов экспериментального проекта, а не начали приводить в порядок систему, перекладывая несоразмерно большую нагрузку на ищущих помощь родителей.

Редактор: Ирина Киреева

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: