Смешные на первый взгляд фейковые новости могут раскалывать общество ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Автор: Wikimedia Commons

Поступающие из России фейковые новости могут показаться абсурдными и порой смешными, но даже такая ложная информация может внести раскол в местные общины и повлиять на нормальное функционирование общества.

"Одна из целей стратегической коммуникации Российской Федерации - показать, что НАТО и ЕС являются слабыми организациями. Таким образом РФ может показать себя сильным и единым государством", - сказал старший научный сотрудник кафедры семиотики Тартуского университета Андреас Вентсель. 

Он добавил, что если России удастся добиться раскола между государствами-членами НАТО и ЕС, то это откроет ей дорогу для заключения индивидуальных политических соглашений с отдельными странами. Например, позволит создавать двухсторонние торговые связи или добиться снятия санкций, наложенных Европейским союзом.

Кроме этого, у Российской Федерации есть цель показать, что западный мир крайне русофобный. "Нарратив русофобии говорит нам, что русским людям всегда причиняют вред, что их безосновательно боятся и обвиняют; это один из важнейших стратегических нарративов РФ", - пояснил Вентсель, добавив, что подобный подход дает возможность представить любые обвинения в адрес России как пример русофобии.

С помощью ложной и предвзятой информации можно усилить конфликт между разными общинами. "Поляризация общества и нагнетание страха провоцируются созданием противостояния и вбросом информации, которая показывает одну из сторон в негативном свете", - заявил Вентсель.

Доцент социологии журналистики Тартуского университета Рагне Кыутс-Клемм привела курьезный пример распространения ложной информации, которая может способствовать сильному расколу между эстоноязычной и русскоязычной общинами.

"Некоторые русскоязычные жители страны поверили ложной информации о том, что пультами для касс самообслуживания - например, в сети Selver - могут пользоваться только граждане Эстонии. Якобы в них есть некий встроенный механизм, и русскоязычным даже нет смысла пользоваться ими", - сказала Кыутс-Клемм.

Она также добавила, что даже из-за таких мелочей может создаться впечатление, будто некая группа людей находится в привилегированном положении, что способствует возникновению гнева и ощущению неравенства. "Если распространять подобную информацию систематически и злонамеренно, то в кумулятивном смысле у нее будет сильное разобщающее влияние", - отметила Кыутс-Клемм.

Утонченные стратегии

Стратегии информационного влияния могут быть довольно хорошо продуманными, но часть людей распространяет ложную информацию добровольно и неосознанно.

Весной этого года Россия отмечала 75-летие Дня победы. Восточный сосед передал в рамках праздничной кампании специфическое сообщение, используя различные каналы. "Были использованы соцсети, дипломатические каналы. Через различных спикеров продвигалась именно та повестка дня, которая соответствовала бы российскому видению событий Второй мировой войны", - сказал Вентсель.

При помощи соцсетей можно быстро и масштабно распространять ложную информацию. "Многие люди чувствуют себя, так сказать, солдатами информационной войны. Они хотят делиться информацией, которая им подходит и нравится, без проверки ее достоверности", - добавил он.

С помощью распространения противоречивой информации пытаются также подорвать доверие к правительственным организациям. "Например, люди говорят о том, что правительство Эстонии не предоставило правдивую информацию о катастрофе парома "Эстония", и распространяют различные версии причины гибели через медиа и соцсети. Таким образом подрывают доверие к официальному докладу Эстонии, Швеции и Финляндии", - пояснил он.

Россия использует западные медиаканалы, беря обрывки информации в отрыве от контекста, чтобы информация казалась достоверной: ссылка на авторитетный медиаканал делает информацию достовернее. "Мы живем в мире обрывочной и разрозненной информации. То, как фрагменты складываются, определяет ее успех среди аудитории и показывает цели, которым она служит", - сказал Вентсель.

Он отметил, что российские СМИ могли бы использовать интервью Марта Хельме Deutsche Welle в свою пользу, вырезав нужные куски и приспособив их к требуемому нарративу.

"Одно дело, что он сказал про геев. Другое - его высказывания о России. Например, что санкции все же не работают. Или то, что он сказал про Путина. Я ни в коем случае не хочу сказать, что EKRE находится под российским влиянием или одобряет эту политику. Но сказанное можно использовать, взяв два-три предложения, которые произнес Хельме, и проигнорировав контекст, в котором они были произнесены", - пояснил Вентсель.

Важная роль журналистов состоит в том, чтобы ложная информация не проникала в современные СМИ, а для противостояния распространению такой информации важно сотрудничество между журналистами. По словам Рагне Кыутс-Клемм, которая сейчас занимается исследованием эстоно- и русскоязычных новостных редакций, отметила, что по предварительным данным исследования, совместной работы и обмена знаниями особо не наблюдается.

"От совместной работы был бы большой прок. Русскоязычные журналисты лучше знают, какие источники информации достоверны, а также имеют надежную сеть получения информации", - сказала Кыутс-Клемм.

"У России одни нарративы, а у нас в Эстонии и ЕС - другие. Это нормально", - говорит Вентсель. Западные медиаканалы действуют в ключе свободной журналистики, что дает возможность озвучивать различные точки зрения, и какой-то общий нарратив сложно создать. Тогда как в случае российских медиаканалов придерживаться целостного нарратива проще - контроль над СМИ сильнее, а ответной реакции, по крайней мере в российском медиапространстве - меньше. 

Редактор: Андрей Крашевский

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: