"Инсайт": человеческое лицо системы здравоохранения ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Фото: ERR

С момента введения в Эстонии чрезвычайного положения привычная жизнь буквально каждого жителя страны претерпела серьезные изменения. Но, пожалуй, больше всего эпидемия коронавируса повлияла на жизнь медиков.

Смертельная опасность для самых близких

"В последние две недели я своих внуков видел только с помощью телефона", - говорит руководитель кризисной группы клиники Тартуского Университета, профессор Йоэль Старкопф.

"Я хожу пешком на работу, холодильник надо было пару раз пополнить - в магазин ходили сын, жена. Я придерживаюсь принципов карантина", - рассказывает о своей жизни директор сестринского персонала Северо-Эстонской региональной больницы (PERH) Алексей Гайдаенко.

"Дома находится пожилая мама, и я знаю, что и я, и моя супруга, которая работает в экстренной медицине, и моя старшая дочь, которая тоже работает в экстренной медицине, – мы все трое являемся для нее смертельной опасностью", - говорит руководитель кризисного штаба Департамента здравоохранения, доктор Аркадий Попов.

"Чуть ли не каждый день моя жена спрашивает, почему я хожу на работу, почему не работаю из дома", - рассказывает председатель правления Таллиннской стоматологической поликлиники Максим Волков.

"Удаленка" не вариант

Для наших героев "кодуконтор" или работа из дома, как говорится, не вариант. Кому-то нужно готовить к бою все медицинские учреждения в стране. Кому-то отвечать за готовность штаба на юге. Кому-то подготавливать отделение за отделением на севере. А кому-то, как Волкову, искать "снаряды" - респираторы и другие средства первичной защиты для персонала поликлиники. Всех дома ждут семьи. Максима - жена и маленький сын. "Вот за него мне страшно. За жену мне страшно. Так что я стараюсь минимизировать какие-то риски. То, что я могу занести домой", - говорит Волков.

Беспрецедентные меры

Как и во всех медицинских учреждениях страны, в Таллиннской стоматологической поликлинике приняты беспрецедентные меры безопасности. Каждый день с часу до трех здесь проходит дезинфекция. При входе измеряют температуру. Бахилы - к ношению обязательны.

Каждый пациент получает одноразовую маску, подтверждает на специальном бланке, что за последние две недели не выезжал за границу и не контактировал с зараженными, дезинфицирует руки и только потом может подняться наверх.

Тут все тоже не так просто. В шестиэтажном здании уже давно действует правило "2+2" . Подняться можно на лифте, но заходить в него нужно по одному. Спускаться просят тоже по одному, но уже по лестнице. "Это у нас появилось, как только приехал первый больной из Ирана", - говорит Волков.

Пустой коридор. Ни пациентов, ни врачей. Поликлиника оказывает только экстренную помощь. Консультируют по телефону 6121200, или 1920, а к врачу попадают только действительно в неотложных случаях. В коридоре открыто максимум три кабинета - два в разных концах и, если нужно, - один посередине.

На ручке двери намотана салфетка - рабочий момент. "В этом кабинете сегодня осуществляется прием. Ручка замотана, и эта намотка меняется после каждого пациента", - поясняет Волков. Все вместе эти принятые меры стоят больших денег, но, по словам Максима, здоровье врачей и пациентов дороже. 

Стой! Опасность заражения!

Без сомнений, реорганизовать работу поликлиники - сложная задача. Но еще сложнее - переделать отделение кардиологии в инфекционное отделение. Такую работу сейчас проводят в PERH. Отделения кардиологии выбраны не случайно - они просторные, современные и находятся в отдельном корпусе.

"Самая наша главная задача не дать инфекции распространиться по всему дому", - говорит директор сестринского персонала PERH Алексей Гайдаенко. На полу коридора наклейки с бегущим человечком и подписью "опасность заражения", на стенах буквально через каждый метр наклеены знаки биологической опасности.

"Это для сотрудников. Чтобы они знали, что находятся в зоне биологической опасности и вели бы себя соответственно", - говорит Гайдаенко. В конце коридора массивная дверь, на которой большими красными буквами написано: "Стой! Опасность заражения".

За дверью находится уже работающее отделение COVIDO-1. Признаться, чем ближе к этим дверям - тем неуютнее начинаешь себя чувствовать. "Мне приходится объяснять, что мы открываем это отделение, что нужно идти туда работать. Первая реакция - мы подумаем. Утром пошел на пересменку, из так называемой грязной зоны выходила первая смена. И мне было очень приятно, что девочки, они сами по жизни у нас такие оптимистки, вышли, и у них глаза блестели", - вспоминает Гайдаенко.

Отделение за трое суток

От двери, за которой скрывается реальная опасность, отходим и отправляемся в пока еще только готовящееся зеркальное отделение COVIDO-2. Койки, склады с необходимыми средствами индивидуальной защиты, аппараты ИВЛ - все уже наготове. Возле каждой палаты отдельный стол, на котором сложены одноразовые фартуки, нарукавники и перчатки. Все что нужно для контакта с зараженным пациентом.

Есть палаты одноместные, есть четырехместные. "Нет смысла разделять, инфекция одна", - поясняет Гайдаенко. Чистую и грязную зоны разделяет такая же массивная дверь, как и в отделении COVIDO-1. "Дверь - государственная граница этого отделения. Отсюда начинается грязная зона. Сюда можно зайти только полностью экипированным", - говорит Гайдаенко. Дальше по коридору палата интенсивной терапии - тут будут находиться пациенты на искусственном дыхании.

Незаменимые есть

И здесь приходится признать, что уже существовавшие в здравоохранении проблемы стали особенно остро ощущаться во время кризиса. "У нас 7 сестер на 14 мест в отделении интенсивной терапии. Мы можем поставить хоть 20 аппаратов, но 7 сестер останется. Государство может закупить 200, 300, 400, но количество сестер, которые на сегодняшний день могут работать с этим оборудованием, останется прежним", - говорит Гайдаенко. По его словам, еще три месяца назад в Эстонии не хватало порядка четырех тысяч сестер. Но воз, как говорится, и ныне там.

Кроме того, к сожалению, медики попадают и в статистику заболевших COVID-19. По состоянию на конец прошлой недели в PERH заболели уже 6 врачей. Как говорит руководитель кризисного штаба Департамента здравоохранения, доктор Аркадий Попов, тяжелобольных медиков на сегодняшний день в стране нет. Но страх перед болезнью не чужд и людям в белых халатах.

"Я слышал о коллегах, которые испугались и быстренько ушли на больничный. Сказали, что мы лучше за среднюю зарплату дома посидим и никуда не пойдем. К сожалению, я об этом тоже знаю. Вот и к ним обращаюсь: чтобы не сидели дома!" - говорит Попов.

Без комментариев

С другой стороны, такое желание тоже можно понять. На минувшей неделе правительство приняло решение закрыть торговые центры. В тот же вечер популярная сеть магазинов товаров для спорта объявила о распродаже с большими скидками. В сети моментально начали появляться фотографии людей, столпившихся в магазинах.

"Лично у меня это вызвало негодование, - говорит Гайдаенко. - Я смотрю на эти фотографии и у меня вопрос: люди, что вы делаете?"

"Я лучше не буду это комментировать", - коротко отвечает руководитель кризисного штаба клиники Тартуского Университета, профессор Йоэль Старкопф.

В социальных сетях можно было найти множество комментариев от работников системы здравоохранения. Одна из сотрудниц интенсивной терапии написала так: "Сижу и чувствую, что вот-вот заплачу. Я подавила все свои чувства,  огромную печаль, потому что не могу встретиться со своими близкими людьми. Я берегла себя, свою семью, сограждан. И я не хочу плакать, потому что скучаю по тем, кто мне дорог. Я хочу плакать, потому что мне, моим коллегам и всем просто плюют в лицо".

Доктор Попов полностью понимает такую реакцию. "Я вижу наших медиков, которые в палатке в полном скафандре работают весь день. Каждый второй пациент, которого они встречают, потенциально будет заражен. Любая ошибка со стороны медика будет чревата для него, для его семьи и для других медиков. Реально жарко в этом всем облачении. Реально не удобно. Нос не почесать, а там может потечь. И пить хочется, и в туалет хочется, а нельзя. Ты же не будешь просто так тратить эти вещи, которые ты надел. И ты должен 4-5 часов выстоять. Ты жертвуешь своим здоровьем, самочувствием, выходишь оттуда и видишь вот это. Естественно, слезы на глазах. Хулиганство. Надо об этом думать", - говорит Попов.

Золотые слова

Поэтому "Инсайт" предлагает задуматься вот над чем: сегодня, к счастью, палаты интенсивной терапии не переполнены. Больницы только ждут и готовятся к наплыву пациентов. Сегодня можно показать людей, которые находятся на острие этого кризиса. Людей, которые стоят за словосочетанием "система здравоохранения". Тех самых, которые вышли на работу, чтобы мы могли остаться дома.

Редактор: Виктор Сольц

Источник: "Инсайт" (ETV+)

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: