"Инсайт" о противостоянии людей и церкви: кто должен жить в "Хижине дяди Тома"? ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Фото: ERR

Приход Лютеранской евангелической церкви пытается выкурить последнего постояльца старого полуразвалившегося двухэтажного дома на побережье Нарва-Йыэсуу. Драма, в которую втянуты власти и несколько поколений разных семей, разворачивается вокруг голубого деревянного дома в курортном городке уже почти четверть века. Журналисты "Инсайта" выясняли, почему бывшие жильцы дома уверены в том, что их обокрали и лишили крыши над головой.

"Памятник беспределу"

Яблоко раздора - старое деревянное двухэтажное здание на улице Айа - расположено в считанных метрах от живописного пляжа Нарва-Йыэсуу. Для местных не секрет, что в 90-е годы прошлого века за драгоценные участки в курортном городке развернулась борьба. Дома жгли, чтобы занять землю. На пепелище выросли роскошные каменные постройки, которые затем нашли новых состоятельных владельцев.

Эта судьба миновала ветхую деревяшку, но ее судьба не менее драматична. Четверть века назад о своих исторических правах на здание заявил местный приход Лютеранской евангелической церкви. Для жильцов 11 квартир это оказалось настоящим шоком. Они оказались чужими в своих же квартирах. 

Последний герой 

Геннадий Зубов - последний постоялец дома, который местные называют "Хижиной дяди Тома". Часть окон хижины заколочена. Веранда второго этажа заметно проваливается вниз - скрипящие доски так и гуляют под ногами. 

С потолка сыпется штукатурка. Массивная печь оторвалась от дымохода и наклонилась как Пизанская башня. От падения ее удерживает буксировочная лента, которая прибита к двум доскам на стенах. Характерный свист прорывающегося через невидимые глазу щели ветра недвусмысленно говорят об аварийном состоянии здания.

52-летний инвалид Геннадий Зубов выдерживал осаду более десяти лет. В мае этого года его выписали и уведомили о скором отключении электричества. Геннадий не сдается, обещает пойти в своем крестовом походе против церкви до конца.

"Другие сбежали. Я остался, потому что мне некуда деваться", - рассказывает Зубов. Он забаррикадировался в последней более-менее пригодной для жилья комнате на втором этаже - в ней умерла его мама. Выживает на пенсию по инвалидности - 243 евро в месяц. Из удобств только печка. За водой приходиться ходить на родник.

Сегодня он ожидает последнего штурма со стороны владельца здания - местного прихода Лютеранской евангелической церкви.  "Если меня выселят, то придется наложить на себя руки или убить кого-нибудь из них", - заявляет он, не моргнув глазом.  

Ему уже пришло уведомление о том, что его выписали из дома. По требованию хозяев в июне отключат электричество, но сдаваться Геннадий не намерен.

Автор: ERR

Я с детства тут живу! 

Одной из последних из этого дома съехала медсестра Наталья Логвинова. Собрала вещи, взяла маму и детей и более десяти лет назад покинула хижину. "Представители церкви приходили и говорили: уходите, вы не имеете права здесь находится. Я удивилась: вообще-то я с детства тут живу", - вспоминает Логвинова. Ее дети до сих пор просят зайти и пожить в любимом голубом доме. 

Проклятый старый дом

Здание как будто преследует злой рок. В середине девяностых у Елены Ершовой тяжело заболела дочь. Она предположила, что болезнь была обусловлена близким расположением мебельного комбината, рядом с которым жил ее ребенок. Елена, не долго думая, устроила переезд. Поменяла комнату в Нарве на квартиру в злосчастном старом доме на побережье Нарва-Йыэсуу. 

За обмен Елена доплатила огромную на тот момент для педагога сумму - тысячу долларов. Это была нечаянная и роковая ошибка, в результате которой ее дочь осталась с носом. "Я бы ни за что не пошла на это, если бы знала, что мы не сможем приватизировать это жилье. Я же не идиотка", - с грустью говорит Ершова. 

Дочь Елены Екатерина Бойко въехала в новую квартиру в декабре 1995 года. И практически сразу вместе с другими жильцами подала документы на приватизацию жилья. Вскоре пришла ужасная новость - у дома объявился исторический владелец. Желтые карты, на которые жильцы собирались приватизировать жилье, в одночасье превратились в бесполезные фантики. 

"Это беспредел. Этот дом — памятник беспределу", - сокрушается Ершова. По закону ей должны были выплатить денежную компенсацию или подыскать другое жилье, но этого не произошло. И Елена до сих пор безуспешно обивает пороги мэрии в поисках справедливости. "Раз довели людей до такого состояния - значит нужно взять и подумать. Найти выход из положения. И должна это сделать горуправа", - уверена Ершова. 

Автор: ERR

Скверный исторический анекдот

Оказалось, что в прошлом столетии в злосчастном доме жила прислуга местной лютеранской церкви. В 1939-м году советская власть отобрала у прихода оба здания. Они чудом пережили войну, но после нее храм разрушили до основания. После восстановления независимости Эстонии местный приход Лютеранской евангелической церкви потребовал восстановить справедливость и вернуть участок с домом. 

Спустя шесть десятков лет от очередного поворота истории пострадали новые крайние. Такие, как Екатерина Бойко, чьи предки были прихожанами той самой церкви. Случился скверный исторический анекдот. 

Власти успокаивали жильцов и до некоторых пор все шло привычным чередом. "Нам сказали: вас же никто не вгоняет, живите. Только платите муниципальной фирме", - вспоминает мать Екатерины Елена Ершова.

Представители церкви объявились в 2002 году. Именно тогда после преодоления всех бюрократических барьеров дом окончательно отошел к приходу. "Летом мы получили от них счета за аренду. Суммы были совершенно чудовищными", - рассказывает Елена. 

Представители церкви отказались давать "Инсайту" интервью. Журналисту удалось пообщаться с Сильвией Реммель, которая долгое время имела отношение к руководству приходом. Она вспомнила первую встречу с жильцами и властями. По ее словам, жителям предложили заключить договор аренда, но разговора не вышло. Она также признала, что беседа эта велась на повышенных тонах. 

Автор: ERR

Пожалеть нельзя вышвырнуть 

Платить аренду жильцы отказались. Их скорее устраивал альтернативный вариант - оставить дом церкви, а людей расселить. Но этого не произошло. Очередную попытку решить наболевший квартирный вопрос церковь предприняла в 2007 году. Была найдена фирма, которая должна была привести дом в порядок. Обратились к властям, чтобы выписать всех жильцов. Город отказался. Тогда остался только силовой вариант - обратиться в суд и буквально вышвырнуть на улицу всех, кто незаконно проживает в доме. Но, как говорит Сильвия Реммель, людей пожалели, и в суд не пошли. 

Квартир нет, но вы держитесь! 

Странное состязание "Кто в доме хозяин" длится уже второй десяток лет. Жильцы все так же считают себя жертвами обстоятельств, а церковь думает что на ее собственности завелись паразитирующие квартиросъемщики. Но очевидно, что люди оставались в этой разваливающейся лачуге далеко не из-за собственной вредности. Они были бы рады другой крыше над головой.

Счастье для всех, и никто бы не ушел обиженным. Тем более, что в сложившихся обстоятельствах город был обязан эту самую крышу предоставить. Но не предоставил. "Почему эти жилплощади предоставлены в итоге не были - я не могу судить. Мне сложно комментировать", - пожимает плечами нынешний мэр Нарва-Йыесуу Максим Ильин. 

Крайние меры 

Затянувшаяся история достигла своего пика в мае. Последнему из жильцов "Хижины дяди Тома" Геннадию Зубову церковь объявила ультиматум: его выписали из квартиры и уведомили об отключении электричества с начала июня. Власти вмешиваться не планируют. "Физическое выселение - это уже дело церкви и господина Зубова. Мы в это уже вмешиваться не будем, поскольку мы не являемся собственниками и заинтересованным лицом в данном случае", - разводит руками мэр Ильин.

Тем временем Геннадий доведен до отчаяния. Последняя его встреча с Сильвией Реммель хорошо запомнилась. Она произошла в единственной городской "Максиме". Якобы Геннадий предложил ей обойтись без кровопролития в решении квартирного вопроса. Сильвия по-настоящему испугалась.

Сам же Геннадий отрицает подобный ход беседы. Правда, после нескольких неудачных, как он сам считает, обращений за помощью к властям города и одного безрезультатного звонка прямо у нас на глазах, отправился в полицию и заявил следующее: "Если они меня выселят, то мне придется пойти на преступление и убить из них кого-то, чтобы меня посадили в тюрьму и надолго посадили, чтобы я там жил. Мне не надо будет там беспокоится о тепле и воде как здесь". 

Автор: ERR

Справедливость не восторжествовала 

На сегодняшний день власти города не видят ни одной возможности, почему бывшим и нынешним жильцам голубого деревянного дома должны были бы предоставить альтернативную жилплощадь. Простить такое тот же Геннадий не в силах, говорит, что из-за собственной слабости. 

Эта история не просто про старую покосившуюся деревяшку, которая выглядит совершенно чужой на фоне окружающих ее красивых домов. И не про квадратные метры. Она про чувство справедливости: десятки лет назад в дом постучали и попросили постояльцев на выход. Многие годы спустя она повторилась. 

Несмотря на то, что власти были обязаны обеспечить людей жильем или же выплатить денежную компенсацию - этого не произошло. По словам мэра Нарва-Йыэсуу Максима Ильина, сегодня "поезд ушел". Единственное, на что могут рассчитывать люди - это на получение муниципального жилья в аренду. 

Геннадию Зубову предложили такую площадь. Но он утверждает, что она намного хуже той халупы, в которой он живет без воды и теперь уже электричества. А это значит, что его противостояние с церковью еще не окончено. 

Редактор: Виктор Сольц

Источник: "Инсайт" (ETV+)

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: