Аве Тёльпт: Music Estonia выяснит интересы целевых групп сообщества и будет отстаивать их права ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Аве Тёльпт.
Аве Тёльпт. Автор: Anke Ellik/Sirp

В начале сентября должность руководителя Центра развития эстонской музыки Music Estonia заняла бывшая глава Джазового союза Аве Тёльпт. На минувшей неделе в центре было также сформировано новое правление, где представлены компетентные специалисты с разнообразным опытом.

На ваш взгляд, на каком этапе развития находится Music Estonia и в каком направлении центру следует двигаться дальше?

Я считаю, что Music Estonia находится на стадии стабильного развития. За шесть лет Вирго Силламаа сумел сделать действительно очень многое: есть действующая команда, а также созданы возможности для устойчивого развития организации. В первую очередь центр взял на себя роль координатора, он объединяет музыкальную сферу и выступает в качестве ее представителя. Это хорошо показывает, какой стадии развития достигло объединение.

Организация основала 23 музыкальных предприятия, и она объединяет 80 членов - клубы, организаторы концертов, артисты и фестивали. Среди членов уже сформированы целевые группы, благодаря чему нам проще отстаивать их права. В дальнейшем необходимо понять потребности каждой целевой группы.

Вирго Силламяя сделал понятной систему музыкальной сферы в целом: за музыкой стоит широкая сеть. Нынешнее положение показало, что система гибкая и может сама себя поддерживать, однако ее гибкость имеет свои пределы. Здесь очень много узких мест. Существование Music Estonia во многом зависит от постоянного государственного финансирования, европейских проектов, поддержки EAS, которая нам нужна, чтобы вообще участвовать в европейских проектах и развивать экспортную сеть. К счастью, у центра есть опыт участия в крупных проектах и налажены международные связи, благодаря чему Music Estonia может сыграть ведущую роль в некоторых европейских проектах, но сейчас мы в значительной степени сосредоточены на внутригосударственных вопросах.

На каком уровне Music Estonia находится по сравнению с Music Finland? Нам чего-то не хватает?

У Music Estonia нет экспортного фонда, хотя его можно было бы создать в какой-то момент. Если напрямую поддерживать и поощрять экспорт, то благодаря этому можно получить определенные данные и обратную связь. У других аналогичных организаций такой фонд есть. Music Estonia довольно уникальна, поскольку создана в качестве экспортного офиса с большим количеством членов, где представлены различные целевые группы. При организации также создано отдельное направление Live Music Estonia (LME) под руководством Хенри Роосипыльда. Идея состоит в том, чтобы объединить организаторов концертов живой музыки и выяснить их потребности.

LME действует уже год, и такое объединение необходимо для понимания ситуации с концертными площадками и организаторами концертов в разных регионах. В контексте распространения коронавируса во многих странах сосредоточились на региональном управлении. Задача LME - выяснить, как проходит организация концертов в местных самоуправлениях, ведь за исполнением живой музыки стоит очень сложная система. Например, согласовывалась координация ночной жизни Тарту и его статус культурной столицы Европы в 2024 году. Обсуждалось также, стоит ли концерты делать более открытыми и показывать, что происходит на "кухне". Есть еще международное мероприятие - день открытых клубов, которое в Эстонии координирует LME.

Что предусматривает стратегия Music Estonia на ближайшие годы?

Стратегия Music Estonia разработана до 2023 года и, согласно плану, мы будем дальше развивать взятое ранее направление. Как я уже сказала, в воздухе витает идея создания фонда, также мы хотим расширить круг членов объединения, потому что только так мы сможем помогать целевым группам. Думаю, что Music Estonia необходимо сформулировать видение сферы. Сейчас идет работа над составлением нескольких стратегий, таких как "Культура 2030" и "Эстония 2035", и наша задача позаботиться о том, чтобы в них была хорошо освещена концепция творческих индустрий и посмотреть, какую часть в них составляют культура и музыкальная сфера. Важно также международное представительство - работа в этом направлении продолжается.

Основной фокус Music Estonia все же направлен на программы развития и семинары, которые мы организуем для целевых групп в связи с европейскими проектами или по нашей собственной инициативе. Таким образом, артисты, организаторы фестивалей, клубы получают всю необходимую на сегодня информацию. Например, для музыкантов и музыкальных компаний в настоящее время реализуется программа расширения экспорта Enterprise Estonia "Amp".

В рамках программы стажировки "Intro" мы сотрудничаем с BFM и Вильяндиской академией культуры. Студенты из этих университетов могут прийти в компанию, чтобы посмотреть, как там продвигается работа.

В сотрудничестве со школой Георга Отса, Music Estonia инициировал учебную программу по музыкальному бизнесу: теперь испытательный год подошел к концу, и ведется надлежащее обучение. Изучение музыкального бизнеса, а также обучение музыкальному производству в школе Георга Отса было сделано для того, чтобы интересующиеся музыкальной индустрией смогли изучить эту сферу в качестве дополнительного образования. После этого можно решить, что делать дальше и на чем сосредоточиться. Поскольку у нас мало менеджеров и музыкальных издателей, мы стараемся поощрять эту деятельность, несмотря на то, что наш музыкальный рынок очень мал.

В Европе также существуют инициативы по продвижению общих цифровых медиа. Например, "Global Music Match" - это интересная программа, которая объединяет более 90 артистов со всего мира.

Напрямую в музыкальной сфере вы работали лишь недолгое время. Почему вы решили полностью посвятить себя музыке? В чем ваши сильные стороны, которые являются преимуществом на этой должности?

Косвенно я связана с музыкой очень давно, а непосредственно ею занималась действительно очень короткое время. Я занималась культурным менеджментом в течение семи лет, но больше в области искусства и литературы. Долгое время я была руководителем выставок в национальной библиотеке. Поскольку мой отец - армянский композитор Авет Тертерджан, у которого здесь были прочные связи, то это привело меня к тому, что я также стала работать в музыкальной сфере. Я занималась его наследием в Эстонии. Мне нравится культура в целом, и у меня всегда было желание что-то сделать в этой сфере. Я познакомилась с различными аспектами культуры, особенно в последний год, когда взяла на себя много приятных обязательств. Два года назад я вызвалась писать для Jazzkaar. Набор волонтеров на фестивали - это вообще очень благодарное дело, потому что если делать что-то хорошо, то это не остается незамеченным. В прошлом году я также была генеральным директором Джазового союза, и в то же время занималась программами на Klassikaraadio, потому что там искали летних редакторов.

Мой опыт работы в разных областях культуры показал, что многие люди работают над одними проектами, но в то же время работают где-то еще. Недавно на семинаре по культурному менеджменту в сфере искусства было сказано, что у человека часто может быть до десяти адресов электронной почты и миллион занятий. Контакты возникают ежедневно в разных местах, особенно если передвигаться внутри системы или занимать разные должности. Работа в разных местах сильно расширила кругозор, но сюда меня привело мое личное желание: я хочу развиваться. Надеюсь, мой опыт достаточно обширен, чтобы я могла внести свой вклад в изменения. Я быстро адаптируюсь, готова сотрудничать и мне интересны люди. Я считаю, что без людей вообще невозможно что-то сделать. У меня всегда есть свои люди, мне интересно работать в команде и совместно находить решения. Я не говорю, чем и как мы будем заниматься. Такой способ ведения дел уже не является компетентным. Я предпочитаю слушать других и вместе запускать процессы, однако в то же время могу быть и движущей силой.

Вы также представляете новый проект по гендерному равенству Keychange в Эстонии. Как Keychange влияет на музыкальный бизнес?

Keychange - это всемирная инициатива, борющаяся за гендерное равенство, и в связи с моей новой должностью я была избрана послом в Эстонии, чтобы по возможности отстаивать интересы движения. Если посмотреть на ситуацию в Эстонии, то количество мужчин и женщин среди артистов в концертных программах находится в достаточном балансе, но помимо этого у всех должны быть равные возможности получения финансирования, чтобы в командах присутствовало гендерное равенство, и чтобы разница в зарплатах не была большой - не только среди артистов, но и в целом в сфере музыки и культуры. Хорошо быть в курсе ситуации и следить за этим. Поскольку в мире разрыв очень велик, поднятие дискуссий на эту тему, безусловно, поможет его сократить. Я не считаю, что необходимо добиваться абсолютного баланса, чтобы было 50% женщин и 50% мужчин. Слишком жесткие границы ни к чему не приведут, но если перевес в одну или другую сторону очевиден, то нужно выяснить, можно ли с этим что-то сделать.

Доступность музыки на цифровых платформах с точки зрения авторов и артистов уже годами вызывает много вопросов. На ваш взгляд, в каком направлении движется мир с потоковыми платформами?

Это очень интересная и сложная система. Если артиста нет на цифровых платформах, а все остальные есть, то где мы сегодня можем услышать его музыку? И что с этого имеет артист? В литературе есть схожая проблема: электронные книги и вознаграждение их авторам.

Аналогичные проблемы есть во всем электронном сообществе. Во-первых, система не работает настолько хорошо, чтобы автору выплачивалось справедливое вознаграждение. Плата за использование материалов идет правообладателям, а не конкретному исполнителю или автору, чью музыку пользователь слушает на платной основе. Вопрос в том, изменят ли большие потоковые платформы эту систему или нет.

Интересные изменения могут также произойти из-за противодействия Датской и Youtube: Дания удалила контент своих авторов с Youtube, чтобы договориться о повышении гонорара для авторов. Однако многие артисты используют потоковые платформы. В настоящее время Music Estonia в сотрудничестве с ассоциациями пытается собрать данные о продажах в цифровом формате, чтобы информация обо всех эстонских артистах была доступна в одном месте. Однако остается вопросом, можно ли изменить систему таким образом, чтобы артисты и авторы получали через эту систему свое вознаграждение. Это изменение имеет решающее значение в современном мире. Конечно, можно бороться за закрытие платформ, но потом появятся новые платформы - они уже появляются.

Между тем уже прошло по меньшей мере три гибридных фестиваля, когда совмещают физический фестиваль с меньшим числом зрителей и дигитальный фестиваль, на который также можно купить билет. Концерт живой музыки это, конечно, не заменит, но в рамках Цифрового года мы размышляем о том, какие возможности могут предоставить цифровые решения, чтобы при этом авторы получали свои гонорары. Мы ведь и так случаем концерты по радио, и есть телеканалы, на которых можно послушать оперу. Вопрос в том, как сделать потоковые платформы и цифровые трансляции прибыльными для артистов. Этот вопрос обязательно нужно решить. Цифровое распространение музыки, очевидно, никуда не денется и, к счастью, артисты и представительские организации решительно взялись за поиски решения этой проблемы.
 
Вы уже много говорили о сотрудничестве. Что можно сделать, чтобы музыкальная индустрия Эстонии стала более сплоченной?

Необходимо сформулировать общие цели. Когда мы общаемся и работаем вместе, то выясняется, что у всех разные небольшие цели, однако при этом общая стратегия может пересекаться. Мы могли бы работать вместе для достижения общей масштабной цели. Или было бы неплохо, если бы мы смогли сформулировать три общих направления для каждой организации.

Музыка - это одна из самых сложных областей культуры, где есть безумное количество деятелей, и Music Estonia обращает на это внимание. В Эстонии есть много организаций, представляющих джаз, классическую музыку, но Music Estonia могла бы стать координатором и учитывать потребности своих членов. Однако над этим предстоит еще много поработать. Нельзя сказать, что мы обо всем уже знаем и являемся единственным координатором на данный момент. Их несколько, и это очень хорошо, потому что так мы можем разговаривать друг с другом и находить точки соприкосновения. Вирго Силламаа инициировал дискуссии, и я буду рада их продолжить. Сотрудничество и общение - это вовлечение. В этой индустрии так много интересных людей, у которых есть чему поучиться, а также много новых лиц, с которыми тоже было бы интересно поговорить.

Редактор: Дина Малова

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: