"Кто кого?": нужно ли построить в Эстонии мечеть? ({{contentCtrl.commentsTotal}})

{{1605028500000 | amCalendar}}
Фото: Vladislava Snurnikova/ERR

В среду, 11 ноября, в дискуссионной передаче "Кто кого?" обсудили, почему в Эстонии до сих пор нет мечети.

В студию пришли советник отдела МВД по вопросам религии Ринго Рингвеэ, историк Пеэтер Ярвелайд, имам Эстонской исламской общины Ильдар Мухамедшин и глава администрации Эстонского исламского центра Казбулат Шогенов. Наблюдатели: практикующий буддист Виктор Ямщиков и глава Балтийского союза адвентистских церквей Иво Кяск

До 15 ноября можно ответить на вопрос "Вы поддерживаете строительство мечети в Таллинне?" внизу этой статьи. На момент окончания передачи за ответ "Да, чем мусульмане хуже остальных" проголосовали 85% зрителей, и за ответ "Нет, мечеть нам тут точно не нужна" - 15%.

"Взгляд государства на строительство храмов, церквей и мечетей зависит от того, насколько сильна община, смогут ли они содержать мечеть. Что касается спонсоров, то лет 10 назад у нас была встреча с представителями ближневосточного государства, которые хотели построить в Эстонии мечеть. Эта идея была у них до тех пор, пока мы не спросили: а кто будет содержать мечеть? И когда выяснилось, что государство не будет содержать, у них тут же пропал интерес. В арабских странах само собой, что содержит государство. В эстонском контексте этого нет. А зарубежное финансирование проблематично со всех сторон", - пояснил Рингвеэ.

"Я не хочу быть противником мечети, но у эстонского общества и европейского общества есть определенные страхи. Возможно, страхи оттого, что мы слишком мало знаем или находимся под давлением международных СМИ. Есть и промежуточные этапы в вопросе мечети. Я видел в Таджикистане огромный Центр ислама, где одновременно могут молиться 3500-4000 человек, но они сами не называют это мечетью. Это суперсовременный минималистичный молебный зал", - сказал Ярвелайд.

"Иметь место для поклонения - это право мусульман и огромная необходимость. Нынешнее помещение по адресу Кеэвизе, 9 - это не мечеть, а Исламский культурный центр. Классическая мечеть должна иметь другие технические характеристики. Наиболее реальный шанс построить мечеть был в 2008 году, когда финансовую поддержку обещал один из арабских эмиратов. Но его письмо к эстонским властям не получило должного ответа: город Таллинн сослался на то, что нет подходящего участка земли, а государство ответило, что у каждой общины есть право построить мечеть, но она должна сама иметь возможность купить земельный участок. А после 2011 года вопрос приобретает все больший политический аспект", - сказал Мухамедшин.

"Для мечети важно хорошее транспортное сообщение, достаточно мест для парковки. В идеале - на свободном участке земли не в центре города, не вплотную к жилым домам, чтобы не раздражать жителей", - добавил имам.

"Если вы собираетесь сказать "нет" строительству мечети, то должны понимать, что вы противоречите законам Эстонской Республики. Я могу успокоить общественность и сказать, что мы пропагандируем мирный ислам, занимаемся просветительской деятельностью. Если бы мы сами понимали, о каких людях с радикальными взглядами говорят в комментариях представители КаПо, мы бы сами принимали меры", - заявил Шогенов.

"Мы следим за настроениями. Если бы у нас была мечеть, мы бы могли доносить до людей правильное понимание ислама. Для мечети в Эстонии важна не архитектура, а соблюдение исламских правил. Чтобы мужчины заходили в помещение отдельно, женщины отдельно, чтобы у каждого была возможность для совершения ритуального омовения", - подчеркнул глава Эстонского исламского центра.

"У каждого есть право практиковать свою религию. Но, к сожалению, вопрос мечети вышел за рамки религии и стал политическим вопросом. Это даже касается выживания Эстонии как нации, исходя из того опыта, что мы получаем в Западной Европе. Если бы в теме мечети речь шла только о помещении для отправления религиозного культа, то не было бы никаких возражений. Строя мечеть, мы даем сигнал: мусульмане, приезжайте, чем вас больше, чем лучше", - прокомментировал Ямщиков.

"Я и сам спрашивал, почему у мусульман пока еще нет мечети в Эстонии, что за этим стоит? Наше государство не светское, а нейтральное, дискриминации религий нет. Но ислам связывают с радикалами, и есть страх, что они проникнут в Эстонию. Я слышал, что живущих в Эстонии мусульман упрекают в том, что они не представляют собой однородное сообщество, не могут договориться между собой. Хотя ведь живущим здесь христианам не предлагают договориться и построить единую церковь", - отметил Кяск.

Ведущие - Криста Ленсин и Андрей Титов.

История вопроса

В мире живет почти два миллиарда мусульман. В Эстонии число приверженцев этого вероисповедания, по данным переписи населения, колеблется в пределах полутора тысяч. И время от времени как со стороны местных, так и зарубежных мусульман поднимается вопрос о строительстве в Таллинне мечети.

При этом после недавних терактов в Париже, Ницце и Вене в повестку дня снова вошли терроризм и обеспечение безопасности европейцев. Австрия даже заявила о закрытии радикальных мечетей, финансируемых из-за рубежа.

В Эстонии самое громкое дело, связанное с исламским радикализмом, возникло из-за Ивана Сазанакова, который в 2013-м отправился служить в рядах сирийских джихадистов. Двое жителей Эстонии, которые помогли собрать ему деньги на поездку, позднее были осуждены за пособничество терроризму.

Насколько спокойно может спать Эстония с учетом того, что столица Австрии до последнего времени тоже считалась очень спокойным городом? Почему в общественном сознании связывают мечети и радикализм? И нужно ли наконец построить мечеть в Таллинне?

Редактор: Дина Малова

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: