"Инсайт": изменение закона может повлечь всплеск браконьерства на Чудском озере ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Фото: ERR

Предложение крупного бизнеса изменить организацию рыболовецкого промысла вызвало беспокойство рыбоохраны. Специалисты опасаются роста нелегального лова и истощения естественных запасов. Редакция "Инсайта" выясняла обстоятельства незаконного промысла на Чудском озере.

Гроза озера

Главным борцом с незаконным ловом в Причудье считается Иво Каськ - главный инспектор отдела рыбоохраны и надзора Департамента окружающей среды. За 10 лет работы на Чудском озере он заработал репутацию въедливого контролера, которому никогда было не лень проверить всех на всякий случай.

Местные рассказывают, что "заинтересованные лица" периодически наблюдают за его машиной и были случаи, когда инспектору повреждали колеса. Не удивительно, ведь если есть строгий контроль, то есть и недовольные его результатами. Эффективность работы инспекторов в последние годы сильно выросла.

"Раньше, когда на рыболовецких судах не было GPS устройств, проверки были зачастую случайными. Мы прощупывали вслепую: находили в портах рыбаков и просто смотрели, что у них в лодке", - рассказывает инспектор Каськ. С тех пор прошло много лет, техника шагнула вперед и проверки стали более целенаправленными.

Как устроен быт

Чтобы понять причины живучести браконьерства, стоит вникнуть, как устроен промысел на озере. Для профессионального лова рыбаку нужно иметь разрешение на каждую снасть. Государство выдало около 4000 разрешений на все виды снастей еще в 90-е годы, и с тех пор их число не растет. Те, кто четверть века назад получил по нескольку сотен разрешений, преимущественно остаются их собственниками и сегодня.

Это около десятка крупных предпринимателей, которые владеют сегодня рыбным бизнесом. Если разрешения - это, условно, сеть, то количество рыбы, которое можно этой сетью поймать определяется понятием "квота".

Государство ежегодно устанавливает квоту на каждый вид промысловой рыбы. Это значит, что все рыбаки на озере вместе могут ловить до тех пор, пока не исчерпается годовая квота. Таким образом браконьерство - это когда рыбак ловит без разрешения - нелегальной сетью или после того, как закончилась квота. 

Кто первый встал - того и рыба

На озере работает сотня мелких предпринимателей-рыбаков, у кого разрешений не много, но энергии предостаточно и нынешняя система их устраивает. Система называется "олимпийской": кто первый рыбу поймал - тот молодец. Но здесь зарыт конфликт: крупные предприниматели, владеющие сотнями разрешений на снасти, считают неправильным, когда простой рыбак с парой десятков разрешений ловит много, ведь рыба - ресурс не бесконечный и годовую квоту успевают выловить те, кто быстрее крутится.

"Олимпийская система чем порочна. Она хороша, когда избыток квоты. Но раз у нас все время не хватает квоты…" - объясняет бизнесмен Вадим Иванов. "Участвуя в олимпийском лове мы должны покупать все более скоростные лодки и еще лучше снасти, мы должны выходить на работу уже в ночь чтобы попасть на место в правильное время. Ну нам то зачем это делать?" - поддерживает коллегу Айво Кяхр, которому тоже принадлежит рыбный бизнес. 

Законный допинг

Итак, олимпийская система поощряет соревновательность, а участвовать в забеге против мелких рыбаков крупные бизнесмены не хотят. Для этого они предложили вместо общей для всех квоты ввести квоты индивидуальные. Это значит, что рыбы ты сможешь выловить ровно столько, сколько тебе позволяют твои разрешения. Например, если у рыбака есть разрешения на 40 сетей - то выловить он сможет условных 400 килограммов рыбы и ни килограммом больше.

Предприниматель Вадим Иванов объяснил "Инсайту" логику предлагаемых крупным бизнесом изменений: "Я тогда смогу регулировать исходя из своей индивидуальной квоты когда пойти ловить рыбу, сколько её поймать и по какой цене продать. При олимпийской системе мы вынуждены порядка 4 месяцев стоять дома на берегу".

Почему сегодня владелец фирмы не может сам устанавливать, когда и сколько ловить - вполне очевидно: "Если я буду регулировать лов на своем предприятии, олимпийская система меня отрегулирует. Мои люди будут в это день сидеть дома, а остальные будут в озере. Они поймают рыбу, а мы не поймаем".

Маргус Нарусинг - еще один из крупнейших владельцев разрешений в Причудье. Его предприятие работает на Теплом озере. Он объяснил, чем именно его не устраивает необходимость конкурировать с рыбаками.

"Невозможно целый сезон ловить с десятью сетями. С десятью сетями рыбак ловит в 2-3 раза больше, чем рыбаки фирмы! Они говорят, что они такие молодцы и работяги, умеют ловить… но на самом деле…" "На самом деле тут на озере все знают, как дела делаются..." - намекнул Нарусинг. 

Крупные предприниматели утверждают, что секрет успеха простых рыбаков вовсе не в трудолюбии, а в банальном браконьерстве.

Фокусы давно разгаданы

Рыбаки не согласны с обвинениями. "Инспекция на большом экране видит все перемещения. Она видит, когда ты начинаешь ставить сеть и когда ты заканчиваешь. И поэтому, ну кто ж будет рисковать. Вы приезжаете, вас там чуть ли не через раз встречают. Взвешивают рыбу", - рассказывает рыбак Алексей Шлендухов.

Инспектор Каськ добавил, что рыбаки обязаны до прихода на берег сообщать, сколько рыбы поймано и надзор знает к моменту прибытия лодки, какой на борту улов.

"Мы знаем, сколько у рыбака прав на снасти и если кто-то получает существенно больший улов, чем другие, то это вызывает подозрения", - пояснил Каськ. Инспектор при помощи радарной системы идет по следу лодки и проверяет, сколько сетей расставлено. Если при 10 законных сетях расставить еще 20-30 без разрешений, то инспектор их без труда найдет и конфискует, а 20 лишних сетей это гарантированное уголовное дело.

Иво Каськ говорит, что все не так ужасно: хотя в сезон на берег приходит несколько сотен лодок за день, число нарушений много лет подряд остается на одном уровне. В среднем за год обнаруживается 100 нарушений. В позапрошлом году из этих нарушений получилось 8 уголовных дел, в прошлом году - семь.

Ловят, когда нельзя

Браконьерство - это не только лов нелегальными сетями. Бывает, ловят после того, как закончилась квота или закончился сезон. Иво Каськ утверждает, что иногда браконьерский лов происходит для тех же крупных бизнесменов - якобы, фирмы дают рыбакам разрешения и отправляют их на озеро ловить рыбу, когда ловить ее нельзя.

А если рыбака поймают - проблемы будут у него лично, ведь доказать, кто заказчик улова - крайне трудно. "Если бы собственник разрешений тоже нес ответственность за произошедшее при лове использование ресурсов, но многие глупости рыбаки не совершали бы… Но естественно сегодня они сопротивляются этому и не заинтересованы, чтобы их имя оказалось замаранным или возникла бы опасность лишиться разрешений", - считает Каськ.

Не решит, а усугубит

По данным Министерства окружающей среды, изменения системы могут усугубить проблему браконьерства. "Есть серьезная проблема с этими индивидуальными квотами, - рассказывает Каськ. - При олимпийской системе для всех лов начинается одновременно, закрывается одновременно и рыбаку рыбу прятать особого смысла нет".

С ним согласен и депутат Рийгикогу Дмитрий Дмитриев: "Если изменения в закон вступят, то для контроля всех этих изменений понадобятся дополнительные ресурсы. Об этом указывало и Министерство окружающей среды. По-моему, цифра была порядка полумиллиона дополнительных средств".

Как следить?

Дело в том, что специалистам пока непонятно, как следить за исполнением этих индивидуальных квот. Если у рыбака квота, допустим, 200 килограммов, а он выловил больше, то как следует поступать с излишками?

Если прятать, то нарушаешь закон, если выбрасываешь в воду - тоже нарушаешь закон, так как рыба уже не выживет. "Упакованную в мешки рыбу выбрасывают в камыши у берега и забирают её позже. Бывает, приходит вторая лодка без GPS и на неё перегружают рыбу, либо складывают её в канистру с грузом и опускают на дно, а потом по зафиксированным координатам забирают", - о схемах вывоза с озера незаконного улов Каськ знает много.

Он согласен с выводами министерства о том, что схемы, которые рыбаки применяют сейчас, с введением индивидуальных квот могут стать в разы популярнее: "Может получиться, что при индивидуальных квотах смертность некоторых видов рыб будет такой высокой, что квота на следующий год будет еще меньше".

 "85% собственников разрешений хотят стабильности. И 15 % собственников разрешений вроде бы против" - настаивает Айво Кяхр. Мнение крупных предпринимателей по поводу существующей олимпийской системы однозначно: если мы хотим, чтобы у нас в магазинах всегда была свежая озерная рыба, самоуправления получали бы налоги, а крупные предприятия могли бы планировать свою работу и давать возможность заработать местным жителям, то систему срочно нужно менять.

Индивидуальные квоты могут стать тем средством, которое обеспечит нормальное функционирование рыбного промысла на озере.

Редактор: Виктор Сольц

Источник: "Инсайт" (ETV+)

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: