X

Laadi alla uus Eesti Raadio äpp, kust leiad kõik ERRi raadiojaamad, suure muusikavaliku ja podcastid.

Эстонские режиссеры предрекают конец эстонскому кино из-за недофинансирования

Фото: ERR

На этой неделе около шестидесяти режиссеров Эстонии опубликовали манифест "Конец эстонского кино", в котором с отчаянием описали, чем может обернуться недофинансирование киноиндустрии государством.

В проекте бюджета на будущий год на съемки фильмов предусмотрено четыре миллиона евро, т.е. почти вдвое меньше, чем было выделено в этом году, сообщила еженедельная аналитическая передача "Актуальная камера+". 

За последние несколько лет эстонские кинематографисты убедительно доказали, что их работа нужна не только им самим и небольшой кучке ценителей. Два года назад "Правда и справедливость" прошла в шорт-лист "Оскара" и собрала в кинотеатрах 1,5 млн евро - такого еще недавно никто и представить не мог.

В прошлом году Герман Голуб взял студенческий "Оскар" за короткометражку "Мои дорогие трупы". В этом году Гран-при в Каннах получил фильм "Купе номер 6" совместного производства Финляндии, Эстонии, России и Германии, а в минувшей четверг в конкурсной программе Венецианского фестиваля представили российско-эстонско-французскую ленту "Капитан Волконогов бежал". В пятницу крупнейшая в мире Международная федерация кинооператоров избрала своим президентом эстонского режиссера и оператора Элен Лотман. И да, эстонское кино любят зрители.

10 лет назад эстонские фильмы в кинотеатрах страны посмотрели около 200 000 зрителей. В 2019 году их было уже 900 000, а в 2020 году кинематографу выделили из госбюджета семь миллионов евро на производство новых фильмов вместо прежних обычных четырех.

"В прошлом году мы поддерживали только два художественных фильма. В этом году мы поддерживали восемь. И разница очень большая, потому что в этом году как будто все процветало. Потому что много-много проектов ждали денег, и в следующем году у нас будет очень-очень хороший киногод", - сказала главный продюсер Эстонского института кино Пирет Тиббо-Худгинс.

Но радость длилась недолго. В начале этого года внезапно выяснилось, что дополнительные три миллиона были щедрым, но разовым подарком, и в проект бюджета на 2022 год возвращаются прежние четыре миллиона.

"Я лично думаю, что это была проблема в коммуникации. Но с другой стороны, если министерство культуры все-таки оставило эту маленькую сумму в четыре миллиона в проекте нашего бюджета, то это все-таки было нехорошим шагом", - сказал кинорежиссер Ильмар Рааг.

Рааг недавно завершил съемки детского фильма "Эрик каменное сердце" - это масштабный по эстонским меркам международный проект стоимостью 3,5 млн евро. Средний бюджет качественного отечественного фильма - весьма скромный по мировым стандартам - составляет от одного до полутора миллионов евро. Максимально возможная поддержка Эстонского института кино - 800 000. Остальное должны дать частные спонсоры или зарубежные партнеры. Они дают, но без государственных субсидий не справиться, в один голос говорят кинематографисты.

"Поскольку Эстония такая маленькая страна и рынок очень маленький, тут только на частных деньгах можно делать только очень простые сюжеты за очень маленькие деньги, потому что просто деньги эти никогда не вернуть", - пояснил кинопродюсер Иво Фельт.

На сцене пустующего Горхолла в эти дни строят декорации для нового фильма режиссера Танеля Тоома, до этого снявшего "Правду и справедливость". Большая часть бюджета - это деньги Великобритании и Германии, но есть и эстонское участие - как государства, так и частных инвесторов.

"Основа всего этого - государственные деньги. Основа того, чтобы идти к частному инвестору и идти за границу, чтобы получить деньги от других стран. Свои фильмы, эстоноязычные фильмы мы можем делать только при поддержке эстонского государства, и это самые первые деньги, которые должны быть на месте", - сказал Фельт.

Таким образом, поддержка государства - это еще и своего рода знак качества для частных и зарубежных партнеров, приносящий дополнительные средства.

Выпускник эстонской киношколы BFM Герман Голуб сейчас работает над проектом своего первого полнометражного фильма о знаменитой эстонской велогонщице, многократной рекордсменке, чемпионке мира и Олимпиад Эрике Салумяэ.

"Дальше зависит от того, получим ли мы разрешение и финансы для съемки именно конкретно, чтобы съемочный процесс был, и если мы это получаем, то тогда пойдут те люди за нами, которые находятся за границей, например, Литва или Финляндия, или Грузия, потому что без государственного финансирования финансирование за границей практически невозможно получить", - пояснил Голуб.
 
Чем больше съемок, тем больше профессионалов в индустрии. По словам Ильмара Раага, режиссеру в лучшем случае дается возможность снимать раз в 4-5 лет, но если финансирование сократят, то шансов не останется. И это касается всех специальностей.

"Если вы работаете как кинооператор или звукооператор, и у вас есть только одна картина в год, то это значит, что у вас есть работа на месяц или два месяца, и это все.Но это мы видели после ухода "Таллиннфильма", где все эти профессионалы, которые были - они выбрали другую профессию и мы просто потеряли знание, как снимать кино профессионально", - сказал Рааг.

"Если бюджет сейчас урезают, то, в принципе, и перспектив нет для авторов конкретно. Потому что останется только то, что заграничные фирмы продукционные будут привозить своих людей, использовать здесь местных людей", - добавил Голуб.

"Мы можем обслуживать другие страны, скандинавские телеканалы обслуживать и, может быть, даже зарабатывать хорошие деньги здесь. Но то, что тут под ударом сейчас очень сильно - это эстоноязычное, свое кино, которые делают свои режиссеры для своей публики. И без этих денег от государства это просто у нас умирает. Просто не будет ничего", - высказал мрачный прогноз Фельт.

Главный продюсер Эстонского института кино задается ироническим вопросом, почему государство может позволить себе испортить вакцин на три миллиона евро, но на свою культуру ту же сумму не находит.

"Вот это решение взять три миллиона в ситуации, когда у нас бум экономики, звучит довольно абсурдно, и если даже мы думаем, что три миллиона в ситуации, когда миллионы идут туда-сюда - это грустно, очень-очень грустно. Потому что в трудной ситуации, в кризисе, роль культуры всегда повышается. И другое дело - что мы живем в эпохе экранов. Люди любят кино, любят телесериалы, люди любят аудиовизуальное искусство. Это очень-очень важная форма в 21 веке. И вот это очень глупое решение не думать об этом", - сказала Тиббо-Худгинс.

"Никто нигде в мире не снимает кино об Эстонии так, как это мы, эстонцы, снимаем. Даже если на русском языке, все равно это эстонская проблема, эстонская жизнь. Это только мы в Эстонии живем. В этом смысле это связано с идентичностью Эстонии. У нас либо есть наша собственная культура, либо нет", - сказал Рааг.

Редактор: Андрей Крашевский

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: