Юлия Ауг о спектакле про Холокост: работать над таким материалом было очень тяжело

Фото: Pressimaterjalid

В пятницу на сцене столичного театра Vaba Lava состоится премьера новой постановки Юлии Ауг "Мама, а наша кошка тоже еврей?". Это истории о Холокосте в Эстонии, основанные на документальных материалах. Работая над сценарием, Юлия изучала архив Еврейского музея в Таллинне, читала исследования о Холокосте в Эстонии и беседовала с людьми.

В итоговый вариант сценария, говорит Юлия Ауг, вошли только истории, имеющие документальные подтверждения. Они - о людях, большинство которых были расстреляны или погибли в концлагерях. Режиссер признается: работать над таким материалом было очень тяжело.

"Мне и сейчас тяжело. Вот сейчас был прогон, и когда мы подходим к финалу, уже тяжело даже мне, написавшей этот материал, переработавшей огромное количество этих историй, конечно, тяжело. Но в этих историях есть и огромное количество невероятной любви", - говорит Юлия Ауг в интервью "Актуальной камере".

В спектакле играют эстонские актеры. Таави Тепленков признается: о Холокосте в Эстонии почти не говорят и почти ничего не знают.

"Для эстонцев важна тема депортаций, братоубийственной войны, когда один брат на стороне русских, а другой - на стороне немцев, но о Холокосте, устроенном евреям в Эстонии, мы особо не говорим. И у нас почти никто ничего о нем не знает. Так что это во многом стало для меня открытием", - говорит Таави Тепленков.

Этот спектакль - еще и об осознании своей инаковости. "Мама, а наша кошка - тоже еврей?" - это цитата из повести "Кондуит и Швамбрания" Льва Кассиля, чей герой-ребенок впервые слышит слово "еврей" в свой адрес от других детей и с удивлением узнает, что чем-то отличается от других.

"Когда я готовила материал, когда я разговаривала, встречалась с разными людьми, евреями, вдруг выяснялось, что практически все мы, имея какую-то часть еврейской крови, узнали о том, что мы евреи, практически одним и тем же путем. Мы узнали об этом в школе, и знание это началось с травмы. Нас или начинали дразнить, или над нами начинали смеяться, и мы никак не могли понять, почему и что же такое в нас произошло", - говорит режиссер.

Юлия Ауг рассказывает, что для нее в этом спектакле было важно задать вопрос, что приводит к трагедиям, подобным Холокосту?

"Почему любая разность, любая инаковость, не обязательно национальность, но всё что угодно, почему это дает людям возможность позволить себе смеяться над другим человеком, относиться к нему пренебрежительно, а в последствии - даже убивать", - недоумевает режиссер.

Премьера постановки состоится на таллиннской сцене Vaba Lava в пятницу, спектакль идет на эстонском языке с русскими субтитрами.

Редактор: Сергей Муйжниекс

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: