Евгения Волохонская: я бы доплачивала русскоязычным учителям за преподавание на эстонском языке

"Преподавание на неродном языке – это всегда стресс и дополнительная подготовка. То есть еще больше стресса и еще больше подготовки. За те же деньги", констатировала в передаче "Эхо дня" на Радио 4 журналист ERR Евгения Волохонская.

На этой неделе в медиа было много высказываний о свободе слова и демократии. СМИ и социальные сети также активно обсуждали цены на энергоносители и показатели инфляции. Но одна тема, как мне кажется, не получила должного внимания, хотя именно она уже в ближайшем будущем будет определяющей для нас с вами и наших детей. Речь идет о зарплатах учителей, на повышение которых у нашего государства якобы нет денег.

Согласно последним исследованиям, 92% учителей сталкивались на работе с таким явлением как профессиональное выгорание, а 60% всерьез взвешивали возможность смены профессии. Вдумайтесь, мы годами говорим о нехватке педагогов, об их недостаточных зарплатах. Тем не менее на сегодняшний момент средняя зарплата учителя недотягивает даже до 1500 евро. О какой мотивации мы говорим? О каких молодых кадрах, которые якобы должны вот-вот массово прийти в профессию?

Сейчас, когда сферу образования в очередной раз предстоит реформировать, я имею в виду этот самый частичный переход на эстонский язык обучения с 2024 года, проблема недофинансирования и недооценивания труда учителей выходит на принципиально новый уровень. Возьмем, допустим, школу с русским языком обучения. Предполагается, что русскоязычным учителям придется преподавать свой предмет на эстонском, некоторые уже так и делают. Отбросив в сторону уже навязшую в зубах банальность – эстонский нужно знать и с этим никто не спорит – посмотрим на ситуацию в целом.

Преподавание на неродном языке – это всегда стресс и дополнительная подготовка. То есть еще больше стресса и еще больше подготовки. За те же деньги. А тут еще и проверки языковой инспекции намечаются, на это почему-то средства нашлись. Можно спрогнозировать массовый отток учителей в другие сферы? Наверняка.

И это я еще не говорю о том, как будет выглядеть этот процесс, когда русскоязычный учитель объясняет русскоязычным ученикам свой предмет на эстонском. Что мы будем иметь на выходе – суржик?

Возьмем теперь, допустим, эстонскую школу. По последним исследованиям, все больше русскоязычных родителей предпочитают сразу отдавать своего ребенка в эстонскую школу. Что очень правильно с точки зрения интеграции и будущего данного конкретного ребенка в целом, но для учителя это, безусловно, дополнительная нагрузка. И ладно, если такой ребенок в классе один, а если их пять, а если их десять? Мы к этому готовы?

Иноязычный ребенок в классе – это, считай, ребенок с особыми образовательными потребностями. Если в школе таких детей много, нужно усиливать базу опорных специалистов: логопедов, психологов, соцработников, опорных лиц. У нас их нет. И откуда бы им, собственно, взяться, если максимальная ставка опорного специалиста приравнена к минимальной учительской. А ведь в руках этих людей будущее наших детей. Наше будущее как государства и общества.

В общем, русскоязычным учителям, рискующим преподавать свой предмет на эстонском, я бы доплачивала за смелость. А эстоноязычным, работающим с иноязычными детьми, за вредность. Но денег на это уже привычно нет.

При этом уже в апреле следующего года госслужащие высшего эшелона, чья зарплата индексируется, получат просто небывалую прибавку к окладу. Мой коллега Хуко Ааспыллу подсчитал, что зарплаты министров, руководителей парламентских фракций и комиссий, например, вырастут почти на тысячу евро. Здесь должна быть драматическая пауза. Меня сейчас, конечно, можно обвинить в дешевом популизме, неумении понимать процессы формирования бюджета и желании считать деньги в чужом кармане, но не кажется ли вам, господа присяжные заседатели, что здесь что-то глубоко не так?

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: