Меэлис Ойдсалу: Эстония по-прежнему страдает от легкого европохмелья

Меэлис Ойдсалу.
Меэлис Ойдсалу. Автор: ERR/ Ken Mürk

Эстонским государством управляют чиновники со стажем в 20 и более лет. За это время хочешь не хочешь возникает легкое утомление, которое нет смысла называть "особенностью государственной службы". Это всего лишь утомление, в некоторых случаях переросшее в оцепенение, заявил в эфире Vikerradio Меэлис Ойдсалу.

Жители Эстонии могут гордиться своей страной, хотя бы тем, что по сравнению с остальным миром эстонцам приходится тратить относительно мало времени на общение с бюрократами. Это, конечно, не относится ко всем государственным службам, но государство приложило усилия в этом направлении и это направление хорошее.

Преимущество Эстонии в обновлении государственного сектора в 1990-х годах заключалось в нашей возможности провести полную модернизацию системы. Мы получили в наследство от советской власти некоторые услуги, советский дух из которых окончательно выветрился лишь в последнее десятилетие, но в целом нам не пришлось строить государство с пудовой гирей на ноге. Мы многое смогли сделать с чистого листа, и это придало нам необходимое ускорение на старте. 

Некоторые из наших государственных услуг и вовсе мирового уровня. Взять хотя бы Департамент полиции и погранохраны, который Эльмар Вахер за девять лет на посту гендиректора превратил в ведущую мировую полицейскую организацию. Каждый раз, когда я вижу на улице полицейского, меня пронзает нежность к Эстонии, и я благодарен за это.

После введения цифровых средств поход к врачу также является вполне терпимым занятием. У нас одна из самых эффективных медицинских систем в мире, и на качество лечения жаловаться не приходится. Есть и другие примеры, подтверждающие, что в отличие от Украины мы в 1990-е годы приняли правильное решение, когда привлекли к управлению государством новых молодых деятелей. В числе прочего это помогло избежать возникновения олигархии, по меньшей мере в той степени, как в некоторых странах Восточной Европы.

Очень многие из тех людей, которые сейчас являются канцлерами министерств или занимают другие высокие должности в государственном секторе, изучали государственное управление, право или историю в одно время.

Это была вторая половина 1990-х. В 1990-е государственное управление было популярным среди молодежи. В Таллиннском университете конкурс на специальность "государственное управление" составлял 28 человек на место.

Нас будоражила возможность строить государство, но в университете нас обучали лекторы с советским опытом. Знакомя нас с особенностями государственной службы, наш профессор на лекции сказал, что государственная служба – это не работа, а скорее синекура. Мы посмеивались над ним, но в начале 2000-х это во многом было так. У нас было образование, а опыта работы и рабочей культуры еще не было.

Работа закипела только после приглашения вступить в Европейский союз и НАТО. Западные чиновники, которые приезжали сюда на переговоры о готовности вступить в НАТО, сначала были разочарованы, так как на собраниях у нас темнили, наши чиновники и профессионалы что-то говорили о военных подразделениях, существовавших только на бумаге, несли околесицу и путались. Совестно на самом деле было и нам, так как мы поняли, что мы еще не на месте.

Членство в Европейском союзе и НАТО привело нас в Европу, и вскоре мы доказали, что мы не настолько постсоветские, как думают. Эстонии пришлось приложить немало усилий для интеграции в Европейский союз, и наша политическая агентность и исполнительные и законодательные органы на какое-то время переместились в Брюссель.

Для эстонских политиков при оправдании любого политического выбора, безусловно, было облегчением буркать, что это требования Брюсселя и европейский консенсус, и спорить тут не о чем. Фактически это на некоторое время освободило чиновников высшего звена от обязанности планировать, а также взвешивать и обосновывать решения, поскольку будущее было известно и согласовано. Где-то далеко.

Я считаю, что Эстония не восстановила способность суверенного формирования политики, по крайней мере не в объеме, учитывающем изменения рабочей среды. У нас все еще легкое европохмелье, мы считаем, что по-прежнему живем во второй половине 2000-х или в начале прошлого десятилетия, когда для легитимизации политического выбора было достаточно иностранных слов и туманных разговоров.

Больше ссылаться не на кого, потому что мир изменился, а вместе с ним и Европейский союз. И, как всегда, не все изменения плохие. Рабочая среда для государств стала сложнее, более непредсказуемой, но как коронавирус, так и, например, миграционный кризис на границе Белоруссии в прошлом году показали, что европейский консенсус не такой уж неизмененный и окаменелый, а управление Европейским союзом не такое централизованное и жесткое, как нам всегда это преподносили и евроскептики-популисты, и европопулисты.

Даже война против Украины показывает, что правительства как члены Европейского союза могут брать на себя ответственность за политический выбор и что и у небольшого государства в Европе есть свои голос и лицо. Сейчас это премьер-министр Кая Каллас. У нас есть возможность занять лидирующие позиции и в государственном управлении, но для этого требуется другое государственное управление, способное зарядить инновации и воспринимающее государственную службу не как организацию, а как сеть, охватывающую разные общественные секторы, платформу комменсального обновления.

В отличие от 2000-х Эстонским государством сейчас управляют чиновники со стажем в 20 и более лет. За это время хочешь не хочешь возникает легкое утомление, которое нет смысла называть "особенностью государственной службы". Это всего лишь утомление, в некоторых случаях переросшее в оцепенение Подобно тому, как оцепеневшее тело можно лечить гимнастикой, так и системе управления для сохранения актуальности время от времени нужны перемены.

Учитывая масштабные изменения в области безопасности и другие изменения среды, поразительно исчезновение из политической повестки темы государственной реформы. В 2015 году была проведена реформа местных самоуправлений, но из этого нужно сделать выводы и планировать следующий этап, чтобы наши местные самоуправления справились в условиях стареющего населения.

Боюсь, что о государственной реформе мы ничего не услышим и перед выборами в Рийгикогу 2023 года. Партиям удобно управлять страной в режиме постоянного кризисного управления. Однако комплексный кризис, к сожалению, продлится еще как минимум десять лет. Если мы не хотим правительство и государственную службу, которые работают как недофинансируемая пожарная команда, то сейчас последний срок поговорить о государственной реформе. Я не буду приводить какие-либо существенные обоснования, в этом нет необходимости: все предложения эксперты ОБСЕ озвучили в 2011, а наше собственное целевое учреждение "Государственная реформа" – в 2015 году. Давайте просто начнем над ними работать. 

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: