X

Laadi alla uus Eesti Raadio äpp, kust leiad kõik ERRi raadiojaamad, suure muusikavaliku ja podcastid.

Вайнгорт: надежда на то, что будем жить лучше, есть

Эстония стоит на перепутье, и в этом есть свои достижения, так как мы стоим первые в очереди на переход от старой экономики к новой. С другой стороны, рождаются проблемы, которые надо безотлагательно решать, сказал доктор экономических наук Владимир Вайнгорт.

"Заканчивающийся год был годом избавления от пандемии. Это, конечно, делает его лучше, чем прошлый. Инфляция была в четыре раза меньше, чем в прошлом году. Хотя люди, которые ходят в магазины, не сравнивают уровень инфляции. У них мало радости, потому что даже некоторый рост зарплат не сравним с ценами. Пришли первые счета за холодный ноябрь: стоимость электроэнергии, отопления не снизилась", – подвел экономические итоги уходящего года гость в веб-передачи ERR "Прямой эфир из Дома новостей" Владимир Вайнгорт.

Он отметил, что по официальной статистике энергоресурсы дешевеют, однако это происходит не так быстро, как холодает на улице. "В холодные дни ноября стоимость отопления выше, чем была в прошлом году. Все это делает жизнь в Эстонии не легче, чем она была на протяжении последних ковидных лет", – отметил он, добавив, что обстановка в стране пока сбалансированная, но в любой момент может качнуться в любую сторону.

Доктор экономических наук перечислил три фактора, определяющих состояние экономики и домохозяйств.

Первый фактор – внешний. "Это то, что произошло после начала агрессии России в Украине. Конечно, санкции влияют на экономику, и сложно сказать, как это можно исправить", – сказал он.

Второй фактор – жилье. "Из данных переписи населения Эстонии следует, что старшее поколение, то есть пенсионеры, обеспечены жильем, потому что они его когда-то приватизировали. В этом смысле они лучше обеспечены чем группа 18-24-летних, так как в Эстонии месячной медианной зарплаты не хватает, чтобы купить квадратный метр жилья в Таллинне", – отметил Вайнгорт.

Третий фактор – изменение структуры экономики Эстонии. "Это главное обстоятельство, влияющее на то, что жизнь в стране становится все тяжелее и жестче. Наше достоинство является причиной наших недостатков", – признал он.

Нет активного движения к снижению уровня бедности в стране

Эстония явно впереди других стран по продвижению в сфере цифровизации и внедрении искусственного интеллекта, однако это определяет изменение структуры общества. "В связи с переходом в экономику знаний у нас исчезает средний класс. Он расслаивается на креативный класс и группу относительной бедности, которая по данным "Евростата", занимает где-то 25-28%. В группу относительной бедности входят те семьи, которые живут от зарплаты до зарплаты", – сказал Вайнгорт.

На это указывает тот факт, что медианная зарплата последние два года почти не растет. Это означает, что годовой рост средней зарплаты в пределах 10% происходит за счет обеднения той части людей, чей доход меньше медианной зарплаты.

"При сегодняшних ценах, стоимости жилья и коммунальных услуг зарплата от минимальной до медианной (от 800 до 1500), которую получает половина работников – это очень небольшие деньги", – отметил он, добавив, что эта часть населения больше всего страдает от кризиса.

По рейтингу заработной платы в Эстонии на первом месте который год находится сфера ИТ. Количество людей, занятых в этой отрасли – третья по величине группа. В Таллинне в сентябре она составляла 92 000 человек, а в октябре эта цифра перевалила за 100 000.

Эта группа предъявляет повышенный потребительский спрос, влияющий на цены.

"Я бы обозначил социальную проблематику так: перед Эстонией стоит задача поднять потребительский спрос среди тех, кто получает меньше медианной зарплаты, то есть тех людей, которых мы можем назвать относительно бедными или малообеспеченными, потому что именно они оказывают сегодня решающее влияние на экономику", – сказал Вайнгорт.

Налоговая политика базируется на средневековом принципе

При этом бюджетная политика государства прямо противоположна этой цели.

"У нас по-прежнему вся налоговая политика базируется на средневековом принципе, когда есть облагаемое налогами податное сословие – как раз та часть, чьи доходы меньше медианной зарплаты. И есть налоговое дворянство, которому все равно, какая ставка налогов будет установлена", – отметил Владимир Вайнгорт.

По его словам, единственная пружина, которая может толкнуть экономику вверх – поднять потребительский спрос в малообеспеченных слоях. "У нас нет активного движения к снижению уровня бедности в стране. Если поставить цель снизить уровень бедности и поднять уровень покупательной способности населения, это можно сделать. Да на это нужны средства, но их можно найти", – сказал доктор экономических наук.

Надежда на то, что будем жить лучше, есть

"Наш позитив в том, что мы движемся быстрее всех в сторону создания новой социально-экономической ситуации в стране, в сторону экономики знаний. Позитив в том, что цена знаний растет. Это позволит экономике Эстонии защитить свои мозги.

С другой стороны, рождаются проблемы, которые надо быстро решать, нельзя опаздывать. Но надежда есть", – подытожил Владимир Вайнгорт.

Редактор: Ирина Киреева

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: