Олег Гаркуша в интервью rus.err.ee: сейчас у музыкантов пропал драйв – все убил интернет ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Концерт
Концерт "АукцЫона" в Таллинне. Автор: Диана Дидык

В минувшие выходные в Таллинне после 20-летнего перерыва выступила легендарная рок-группа "АукцЫон". Фронтмен группы Олег Гаркуша в интервью rus.err.ee рассказал о том, что связывает его с Таллинном, об ушедшей эпохе питерского рок-клуба, а также о том, чем современные музыканты отличаются от музыкантов 1980 годов.

Группа "АукцЫон" не была с концертами в Таллинне 20 лет. При этом со сцены вы обратились с приветствием к своим местным родственникам. Действительно ли вас с Эстонией связывают родственные узы?

Ну, я с детства бывал здесь. Я приезжал на зимние и летние каникулы. У меня в Эстонии жили тетя Галя и дядя Ваня. Тетя Галя – это сестра моей бабушки. А сегодня на концерт приходила уже дочка дяди Вани со своими взрослыми сыновьями. Да, они посетили наш концерт, и я их 20 лет не видел. Потому что сейчас, скажем так, стало сложновато с границами. Раньше мы просто садились на поезд и ехали недолго. А сейчас все немножко по-другому. Но я рад, что их увидел.

С Эстонией "АукцЫон" связывает еще и то, что вы сотрудничали с таллиннской группой "Неждали" и ее лидером Леонидом Сойбельманом. Вы лично как-то были в этом задействованы?

Я сам нет. Я, конечно, Леню Сойбельмана знаю, он сейчас живет в Берлине, если я не ошибаюсь. Мы дружили, и половина музыкантов "Неждали" пришла сейчас на наш концерт. Но это все Лёнины (Леонида Федорова, – ред.) проекты. Но "Неждали" была классная группа, конечно.

Буквально на днях, 7 марта, исполнилось 38 лет Ленинградскому рок-клубу, участником которого был и "АукцЫон". Как вы думаете, была бы возможна такая структура как рок-клуб сейчас, и почему она к 1990 году начала постепенно разваливаться?

Все очень просто. К 1990 году у каждой группы появились свой администратор, свой директор. Они сами стали делать концерты. А при рок-клубе… Теоретически рок-клуб чем помогал? Литовались тексты, и с определенными печатями от "Ленинградского межсоюзного дома самодеятельного творчества" эти группы могли официально где-либо играть. Не только в Питере, но и других городах. А ближе к 1990-м годам все по-другому стало, скажем так. Но рок-клубовское время оно, конечно, великолепное. Потому что когда он образовался – для взаимодействия с КГБ или нет, это неважно – оказалось, что музыканты стали дружить, общаться, обмениваться опытом и так далее. То есть рок-клуб по тем временам был очень классным, тем более что там года с 1982 стали появляться очень интересные коллективы: будь то "Странные игры", "Мануфактура", "Телевизор", "Ноль" и так далее. Затем пошла новая волна – "Улицы", "Младшие братья", "Петля Нестерова". И опять же в рок-клуб стали приезжать группы из провинции, так скажем – "Наутилус", "Чайфы", Башлачев, Летов. То есть золотая пора была.

Состав "АукцЫона" для питерского рок-клуба был достаточно нехарактерным. Наверное, классическими составы были, например, у "Кино" или "Алисы", когда фронтмен группы сам писал песни и пел их. "АукцЫон" здесь стоял особняком. Как ваши коллеги-музыканты относились к тому, что Леонид Федоров не писал своих текстов, и у вас не было этого привычного человека с гитарой, поющего собственные песни?

Поначалу мы были такие… Ну, не театральные, а весельчаки, скажем так. Особенно наша первая программа. А потом… Ленька – он ведь вообще с рождения гений. И постепенно стали писаться другие песни, все сложнее и сложнее. Но поначалу нас в общем-то за дурачков принимали. Особенно меня. У нас с первого концерта 1983 года были моменты театрализации – шумы между песнями, какие-то костюмы из занавесок, брошки какие-то… Группа "АукцЫон" отличалась тем, что, во-первых, это была полная импровизация, а во-вторых, у нас во всем были придумки. Будь то поведение на сцене, будь то декорации. Но тогда все группы – не только мы – были придумщики необыкновенные. Не просто: вышел на сцену в футболке, в которой ходишь. Свою фестивальную программу люди год готовили. Сейчас такого нет. Сейчас я делаю фестиваль "Гаркундель". Группы приходят за пять минут до своего концерта, в общем, ужас полный. Никто не остается, никто ничего не смотрит, народ с собой не приводит… Но при этом хорошо играют. Но неинтересно. Инструменты хорошие, все замечательно, а неинтересно. Драйва нет. И я в шутку говорю, что нужно просто все закрыть – все клубы, все студии, все закрыть. Чтоб люди бегали за медиаторами, за струнами. Как мы в свое время. Я утрирую, конечно, но у нас была жажда. Мы все работали, но уставшие или не уставшие бежали после работы на репетиции. Нам кайфово было. Сейчас все убил интернет. В 1985 году мы ездили на гастроли в город Выборг на электричке. Со своими колонками. А сейчас молодежь говорит: "ваше время было лучше". Чем лучше? Я понимаю, что я наверное уже по-стариковски говорю, но чем лучше? У нас ничего не было вообще. Я уж не говорю о старом поколении музыкантов – та же "Машина времени", "Воскресенье" и так далее. Сейчас пропал кураж, драйв. Даже человеческий. Все ходят с этими коробочками (смарт-фонами, – ред.) – тык-тык-тык. А спроси что-нибудь, например, про Ленина – а кто это? У тебя же есть коробочка, набери в ней: "Ленин". В общем, фигня это все.

Олег, совсем недавно, 25 февраля был день рождения режиссера Алексея Балабанова, с которым вы не раз сотрудничали. Когда вышел фильм "Брат 2", и ваша песня "Дорога" заняла свое место в саундтреке к этому фильму, "АукцЫон" на какое-то время перестал быть тем, что называют группой не для всех. Это был хит...

"Дорога" – она... не попсовая, скажем так, но такая шлягерная. И вы будете смеяться, но вы думаете, что мы ее сразу отдали? Ленька не хотел ее отдавать. Не потому, что ему было жалко. Просто ему это нафиг не нужно. Все это кино – ему по барабану. Тогда за ним гонялся Козырев (Михаил Козырев, бывший генеральный продюсер "Нашего радио", – ред.). И они все-таки как-то подловили его с Балабановым, и он сказал – "ай, забирайте". Не потому, что это были какие-то понты. Просто вот так. А впоследствии Лёнины песни уже использовали и другие режиссеры. И в конце концов оказалось, что в последнем фильме Балабанова весь саундтрек – Лёнин.

Живое исполнение песни "Дорога":

Если я не ошибаюсь, по сценарию Балабанова, в финальной сцене фильма "Груз 200" тоже должна была звучать песня "АукцЫона", а не группы "Кино"…

Может быть. Вот этого, кстати, я не знал.

Финальный эпизод фильма Алексея Балабанова "Груз 200":

В какой то период в составе "АукцЫона" числился Сергей Рогожин, который впоследствии ушел в группу "Форум". И это не единственный случай, когда человек из рок-группы уходил в поп-музыку.

Ну тот же Салтыков пел в "Мануфактуре", затем в "Форуме", а уже вместо Салтыкова в "Форум" пришел Рогожин. Почему? Потому что кто-то ходил на концерты и посоветовал этих вокалистов Александру Морозову, который этим "Форумом" руководил. Все очень просто.

Сергей Рогожин в составе группы "Форум":

А как к ним относились? Не было ли чувства, что они перебежчики?

Ну, конечно, обида была сильной. Потому что Сережа ушел прямо с фестиваля "В Багдаде все спокойно". То есть мы идем на сцену, и он говорит: "Ребята, я последний раз у вас пою". Это нормально? Но опять же, судьба – это судьба. А если бы он не ушел тогда? Ленька бы так и не распелся, допустим. Та же история с группой "Ленинград". Ведь изначально в "Ленинграде" пел Игорь Вдовин. И просто случайно Вдовин не поехал в Москву выступать с "Ленинградом". У нас был сольный концерт в Горбушке, а они перед нами играли на разогреве. А Вдовин не поехал. И Ленька пел практически все песни Ленинграда. Ну еще и Шнур спел пару песен. А если бы?.. А если бы, да кабы. Не было бы сейчас ни "Ленинграда", ни Шнурова. Все не так просто.

Выступление Леонида Федорова и группы "Ленинград":

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: