"Сланцевый рубеж": какое будущее ждет Нарвские электростанции? ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Фото: ERR

Производство электроэнергии в Эстонии за последние два года значительно снизилось. Если еще в 2017 году было произведено 11,5 ТВт·ч при внутреннем потреблении примерно в 8,5, то в 2019 году Эстония произвела лишь 5,5 ТВт·ч, то есть почти в два раза меньше, чем двумя годами ранее.

Сдвиги на рынке электроэнергии носят тектонический характер и происходят они из-за изменившихся экономических условий весьма резко и быстро, вынуждая руководство энергетического гиганта — концерна Eesti Energia - принимать решительные меры.

От предприятий сланцевой промышленности напрямую зависит благополучие целого региона. Сланец — коричневое золото Ида-Вирумаа. В шахтах по его добыче, на заводах по его переработке, на электростанциях, его сжигающих, исторически работает значительная часть трудоспособного населения Северо-Востока.

Волны сокращений персонала идут одна за одной. Закрываются предприятия, деятельность которых напрямую была зависима от загруженности Нарвских электростанций. Но давайте разберемся, что есть причина, а что следствие. И что ждет отрасль и занятых в ней работников в ближайшем будущем.

Предполагалось, что последние старые блоки Нарвских электростанций, работающие по менее эффективной технологии пылевидного сжигания, будут отправлены на почетную пенсию в 2023 году, однако они уже выработали положенное количество часов. Они остановлены, и задача запустить их вновь перед концерном Eesti Energia не стоит.

В работе остаются модернизированный 11-й энергоблок Балтийской электростанции, два блока на Эстонской электростанции и построенная буквально два года назад станция "Аувере", которая в качестве топлива может также использовать биомассу, торф и сланцевый газ.

Однако фактически мощности построенных в советское время станций простаивают, поскольку производство электроэнергии из сланца чуть ли не в одночасье стало нерентабельным.

Что же произошло? Для начала давайте разберемся, как продается и как покупается электроэнергия. Электричество — это такой же товар на открытом рынке, как и любой продукт из супермаркета, цена на который определяется соотношением спроса и предложения. Когда спрос низкий, а предложение высокое, соответственно, и цена на электроэнергию падает. И, наоборот, когда спрос высокий, а предложение низкое, то цена возрастает.

Но не все игроки на рынке электроэнергии находятся в одинаковых условиях с точки зрения конкуренции. Предприятия Эстонии с 2013 года продают и покупают электроэнергию на бирже Nord Pool, на которой размещают свою предложения почти 350 крупнейших производителей и продавцов электроэнергии из стран региона Балтийского моря.

Следует напомнить, что Европейский Союз проводит планомерную политику сокращения производства электроэнергии из фоссильного топлива. На практике это означает, что те электростанции, которые работают посредством сжигания полезных ископаемых, таких как сланец или уголь, обязаны платить экологическую квоту за выброс в атмосферу углекислого газа.

Особенность Эстонии в том, что ядро нашей отечественной энергетики составляют сланцевые электростанции. У нас нет АЭС, а из-за равнинного рельефа слабо развита гидроэнергетика.

Концерн Eesti Energia платит за квоты на выброс углекислого газа с 2013-о года, но вплоть до прошлого года Нарвским электростанциям удавалось производить электричество из сланца в большом объеме и по конкурентной цене. Однако эти времена закончились.

Цена экологической квоты за выброс углекислого газа в атмосферу за короткий срок выросла в пять раз. Если еще в 2017 году концерн Eesti Energia платил 5 евро за 1 тонну CO2, то к началу 2019 уже 26-27 евро за тонну. Соответственно, резко возросла и себестоимость производства электроэнергии на Нарвских электростанциях.

То, что цена на квоты будет расти, было известно еще с начала нулевых, но то, что цена выросла так резко и так намного, стало неожиданностью. К этому привело стечение ряда факторов. Один из них — участие Эстонии и других стран ЕС в Парижском соглашении по климату, которое пришло на смену Киотскому протоколу. Участники соглашения объявили, что пик эмиссии СО2 должен быть достигнут "настолько быстро, насколько это окажется возможным", после чего Европарламент проголосовал за уменьшение количества квот на выброс углекислого газа, которые распределяются между странами. То есть сейчас предложение по квотам искусственно занижается, а их цена, соответственно, растет. Стоимость квот определяется на специальных профильных аукционах.

Все это вынуждает концерн Eesti Energia активно диверсифицировать свой топливный портфель и производить больше электричества при помощи ветра, солнца и воды. В дело идут отходы деревообрабатывающей промышленности, биомасса, торф и сланцевый газ. Итого целых восемь источников.

Все эти изменения естественны и необходимы. Эстония движется от сланцевой промышленности к более эффективной крупной энергетике.

Однако это еще не закат сланцевых электростанций. Их преимущество в том, что они управляемы. Ветряки, солнечные батареи и гидроэлектростанции не могут резко увеличить производство энергии в случае необходимости, например, в холодную затяжную зиму, а затопить котел отечественным сырьем можно в любой момент. И альтернативы этому, несмотря на высокую стоимость квоты за выброс C02, пока нет.

Редактор: Дина Малова

Источник: ETV+

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: