"Сланцевый рубеж": волны сокращений в сланцевой индустрии и безработица в Ида-Вирумаа ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Фото: ERR

Серия репортажей "Сланцевый рубеж" рассказывает о проблемах энергетического сектора в Эстонии. Волны сокращений на предприятиях сланцевой индустрии идут одна за одной, и проблема безработицы в Ида-Вирумаа становится все более острой.

В 20-30-е годы прошлого века Эстонский сланцеперегонный консорциум при активном участии шведского бизнеса заложил в Ида-Вирумаа первые предприятия по добыче горючего сланца и получения из него масла. Новая промышленность создавала новые рабочие места. Нужны были шахтеры, железнодорожники, строители и работники на заводах и фабриках.

Прошло 100 лет и теперь отрасль называют регионообразующей. По данным годового отчета предприятий сланцевой промышленности, в 2018 году у них трудились более 7 000 человек. То есть 5% населения Ида-Вирумаа. Самый крупный работодатель – государственный концерн Eesti Energia. Сейчас он обеспечивает занятость 4 750 специалистам.

На востоке Эстонии сланцевик или энергетик считается обеспеченным человеком. Средняя месячная брутто-зарплата в эстонском сланцевом секторе по данным 2018 года – 1576 евро. Нередко бывает так, что мужчина, работающий, например, в шахте является единственным кормильцем в семье. Поэтому увольнения или переформатирование производства, влекущее за собой сокращение штата, воспринимается в регионе как социальная драма.

Относительно высокий доход становится социальной ловушкой. Порой энергетики и сланцевики даже перед угрозой увольнения не видят смысла получать другую специальность, потому что в другом месте они будут получать заведомо меньше.

Есть и психологический момент: престиж профессии еще с советских времен слишком велик, чтобы переобучиться, как шутят шахтеры, на мастера по маникюру. Еще один важный психологический момент – стаж на производстве. Его средний показатель в отрасли – 16 лет на одном предприятии. Недаром, например, концерн Eesti Energia несколько раз признавали самым желанным работодателем в стране.

Но реальность такова, что выработка электроэнергии из сланца сокращается, смело в будущее смотрят только химики, но и это производство постоянно претерпевает изменения. По данным профильного профсоюза, за 10-20 лет многие процессы автоматизировались настолько, что для их выполнения теперь требуется в 4-5 раз меньше людей. В то же время новые технологии становятся более экологичными и безопасными. Это бережет здоровье сотрудников и жителей промышленных районов. И это тоже ценит профсоюз.

Сейчас предприятия и профсоюзы заинтересованы в дополнительном обучении и расширении навыков своих подопечных. Появляется новая электроника и автоматика, требуются многозадачные и многопрофильные специалисты, которые способны разбираться в нескольких смежных производственных процессах, работать, как говорят, "на стыке".

Профсоюзы не видят альтернативы для сланцевой промышленности, способной обеспечить регион таким же числом рабочих мест и такими же зарплатами и выступают за развитие своей отрасли в сторону экологичности и экономической эффективности, чтобы сланцевая индустрия шла в ногу со временем, не теряла рентабельности и давала рабочие места.

Налоги на добычу и переработку полезных ископаемых составляют значительную часть поступлений в бюджеты местных самоуправлений. Также считается, что одно рабочее место в сланцевом секторе косвенно создает еще четыре в смежных отраслях. Соответственно, одно увольнение у сланцевиков – это еще четверо новых безработных в регионе.

Важнейшие зависимости между предприятиями порой неочевидны. Так после падения объемов производства на нарвских электростанциях прекратила свою работу рыбная ферма Joala Fish. Раньше осетры и лососи размножались в теплой воде, поступавшей от энергоблоков. Но они остановились, температура упала, и водоем стал непригоден для разведения ценных пород рыбы.

Еще один случай: из-за ужесточения экологических норм цементный завод в Кунда остановил цех по производству клинкера. Это особая добавка для строительных материалов, получаемая из сланцевых тугоплавких глин. В итоге работу потеряли почти 80 человек. Из-за этого меньше заказов стала получать местная транспортная компания, которая была вынуждена сократить еще 20 сотрудников.

Если сокращений все равно не избежать, профсоюзы сланцевого сектора пытаются смягчить их последствия: например, просят не увольнять членов одной семьи и в последствии уволенных ставят в приоритетный список при появлении новой вакансии.

Благодаря развитию технологий сланцевая химия и сланцевая энергетика начинают выгодно дополнять друг друга. Новейший маслозавод Enefit 280 помимо своего основного продукта производит электроэнергию как для себя, так и для других потребителей. А вся цепочка производства от добычи сланца до получения масла обеспечивает работой до 500 человек. Важная особенность Enefit 280 – низкие выбросы в атмосферу углекислого газа. Правительство видит в новой технологии большую перспективу и согласовало строительство второго завода Enefit 280.

В Евросоюзе сейчас не только дефицит электроэнергии, но и жидкого топлива, а значит, на продукцию новых заводов будет высокий спрос. А вот энергия, полученная путем прямого сжигания сланца, постепенно уходит в прошлое. Это неэкологично и потому очень дорого.

Редактор: Дина Малова

Источник: ETV+

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: