Дэйв Бентон: однажды ко мне в дверь ломилась женщина с огромным ножом ({{commentsTotal}})

Автор: Фото: Scanpix/Postimees

Дэйв Бентон родился на Арубе, но это не помешало ему выиграть главный конкурс Старого света Евровидение. Несмотря на то, что нашу страну он считает домом, где его любовь и семья, он не раз подчеркивал, что он – тот, кто есть, и место его жительства не влияет на его характер и отношение к жизни, творчеству и не в силах повлиять на его убеждения.

Почему Вы оказались здесь?

Любовь, просто любовь. Я встретил прекрасную девушку, с которой нам было очень хорошо вместе. Конечно, это не было единственной причиной, почему я приехал сюда, думаю главное, что подтолкнуло меня на этот шаг, — это то, что я хотел начать все заново.

На тот момент в моей жизни уже было многое: были взлеты, были падения, больше падений. И настал момент, когда я практически стал банкротом из-за неудачных вложений. И было одно-единственное, что у меня оставалось — она. Я помню тот момент, когда я позвонил ей и спросил, что ты думаешь, если я начну все сначала там? И она сказала «да».

Тогда я решил переехать. Когда я приехал в первые месяцы никто не знал, кто такой Дэйв Бентон, но все разворачивалось так быстро! И в итоге из человека, который приехал сюда с 500 долларами в кармане, я стал тем, кем являюсь сегодня. Я верю, что сюда привела меня любовь, но оставило здесь то, что я тут счастлив. Если ты найдешь свое счастье, остальное придет.

Какое было первое впечатление у Вас от страны, людей?

До того, как переехать, я был в Эстонии пару раз. В самый первый раз, когда я приехал, все мне показалось серым, но я помню, что те люди, которые пригласили меня выступать, сказали: «Дэйв, пять лет - и тут все изменится». Тогда я даже и не думал, что через пять лет и я сам тут буду жить. И все на самом деле изменилось.

Вы начали свою музыкальную карьеру задолго до того, как приехали в Эстонию, поэтому можете сравнить, сложнее ли тут быть музыкантом?

Я думаю, для музыканта не важно, где быть. Для меня с голландским паспортом работать в Нидерландах было сложнее, чем где либо еще. Потому что там вся работа идет через агентства, и если ты не имеешь связей хотя бы с одним из агентов, то ты даже не получишь шанса. Голландия охраняет то, что уже имеет, и если ты приезжаешь из-за границы, то пробиться очень сложно.

Я работал в США, где ты тоже должен иметь кого-то, кто будет тебя представлять. В Скандинавии все сложилось довольно удачно, в Германии был большой успех. В Эстонии, я не думаю, что мне было сложно. Музыканты ищут признания во всем мире, и я нашел свой успех здесь.

Когда Вы поняли, что Вас приняли?

Думаю, довольно быстро. Мне до сих пор говорят, Дэйв, не думай, что тут все тебя примут очень быстро. Но я вижу, как эстонцы принимают меня, как кричат на концертах. Через три года после того, как я приехал, я уже представлял Эстонию на Евровидении. Думаю, если тебе доверяют представлять страну, то значит, они тебе доверяют и принимают.

У меня есть одно воспоминание о Вас. Мы с однокурсницей, когда учились а университете, были на экскурсии на телевидении. В один момент мы решили уйти, и пока искали выход, наткнулись на открытую дверь, заглянули внутрь, там Вы и Танель Падар репетировали песню «Everybody». Теперь через много лет я беру у Вас интервью.

Правда? У меня есть похожая история. Еще раньше я сидел в аэропорту и смотрел, как Инес выступает на Евровидении. Я даже представить себе не мог, что уже через год я выиграю этот конкурс! Кто-то может сказать, что все это — совпадения, но я в это не верю. Я не верю в совпадения, я думаю, все было суждено. Если ты с далеких островов, ты думаешь, что тебе никогда не выступать на Евровидении. Ты можешь мечтать об этом, но этого не будет. И вот я его выиграл, что было просто невероятно.

Вы скучаете по Родине?

Не так сильно. Есть какие-то отдельные вещи, которых мне не хватает. Например, перед Рождеством я скучаю по традициям. Музыке. Или в начале года я скучаю по карнавалу, потому что знаю, что сейчас он как раз проходит. И иногда я очень скучаю по тому морю, пляжу. Но, конечно, больше всего мне не хватает моих друзей. Скучаю по встречам, когда мы все встречались, приносили гитару, пели, делали барбекю, кто-то шутил, все мы пели. Иногда ты думаешь, да, как бы я хотел сейчас быть там.

Недавно я получил письмо от своего басиста: слушайте, сейчас такие дешевые билеты, а Дэйв всегда столько говорит о карнавале на острове, что если в следующем году нам поехать туда всем вместе? И некоторые ответили: да, если Дэйв организует нам контракты, как в России, да, поехали! Так что мы думаем об этом. О карнавале в следующем году. Он совпадает с моим днем рождения, и у меня будет юбилей, возможно, мы это устроим.

Возьмете семью с собой?

Да, конечно.

А дети уже бывали там?

Да, но так давно, что ничего не помнят. Я иногда спрашиваю у них, ну что вы помните? А они отвечают: пляж!

Вы рассказываете им об этой стороне их наследия?

Да, я думаю, что это моя первостепенная задача, рассказывать им, что они — часть этого острова. Они многого не знают, например, что корни моего отца — в Зимбабве, а моей мамы — в Польше. Взять их туда очень важно. Я думаю, если я им покажу карнавал, они никогда этого не забудут. Весь остров живет только этим, все на улице, все танцуют.

Нам тоже нужно провести что-то подобное. А есть ли что-то, что Вы хотели бы изменить в Эстонии или принести сюда?

Это хороший вопрос. Если бы я мог принести что-то... Сейчас я пойду глубоко. Я бы принес людям внутреннюю свободу. Чтобы все чувствовали, что они свободны, и могут делать то, что хотят, что им нравится, не оглядываясь на других, на политические партии. За эту свободу они сражались столько лет. И теперь они должны понять, что они свободны. Я свободен думать, свободен чувствовать, делать то, что я хочу, а не то, что они говорят мне.

Влияет ли Эстония как-то на Вас, на то, что Вы делаете?

Нет. Эстония влияет на меня тем, что подталкивает меня быть собой еще больше. Та же внутренняя свобода. Думать позитивно, работать много, и идти вперед. Не потому, что надо, а потому что хочу. Она подталкивает меня быть лучшим отцом, мужем, человеком.

Говорите ли Вы по-эстонски?

Natukene.

Вы успешны, и при этом не владеете языком в полной мере. Думаете ли Вы, что знание языка помогло бы Вам добиться еще большего?

Я думаю, если бы я свободно говорил по-эстонски, я просто был бы еще одним эстонцем. Мне кажется, то, что восемь из десяти эстонцев могут говорить со мной на английском, им очень нравится. Когда я начинаю говорить на эстонском, они говорят: нет-нет, Дэйв, все в порядке, мы хотим говорить по-английски. Так что вся эта история с незнанием языка в основном идет из СМИ. И я всегда смеюсь, что когда у журналистов заканчиваются идеи, о чем со мной разговаривать, они спрашивают, ну, Дэйв, как там твой эстонский? Я не думаю, что это обязательно. Мне интересно, что я могу говорить немного. Когда я чуть-чуть говорю, люди реагируют: «Ух ты!».

Вообще, я понимаю довольно хорошо, но жизнь очень короткая, чтобы учить язык. Мои дни летят с огромной скоростью. Пресса, музыканты, звонки. И Москва, где у меня идут выступления. И все везде говорят на английском.

Был ли в Вашей жизни какой-то сумасшедший поступок, который Вы бы никогда не повторили?

Если бы я вернулся назад во времени, в свое детство, я бы не пошел в духовную семинарию учиться на священника. Я знаю гораздо больше, поэтому и ушел из семинарии тогда. Мне было 13 лет. А сейчас посмотрите на то, что происходит вокруг католической церкви, это же катастрофа. Я это увидел уже тогда. Я бы не стал заставлять ни одного ребенка принимать ту или иную религию. Он может принять это решение тогда, когда вырастет. Я не верю в институт религии, и я не принимаю того, что кто-то может указывать, как мне верить. Но я верующий, глубоко верующий, потому что моя жизнь — пример того, что Бог есть. Если кто-то мне будет утверждать обратное, я просто скажу, что они невежественны.

Когда я выхожу на бис, когда люди зовут меня обратно, как было недавно в Москве, где до концерта даже не знали, кто я, я думаю: Боже, я столько сделал неправильно, но значит, что-то я точно сделал верно.

И я бы не пошел на свидание вслепую. Меня отправил мой знакомый. Все закончилось тем, что вызывал полицию, потому что женщина ломилась в мою дверь с огромным ножом. Было страшно.

Вы можете описать, что для Вас значит сцена?

Это моя жизнь. Я думаю, что если настанет день, когда я не выйду на сцену, то это будет, когда я решу, что я достиг всего. Я пытался сделать это пару раз, но сцена возвращает меня. Я так скучаю по ней, по зрителям, по энергии, по чувству, что ты отдаешь что-то и получаешь еще больше взамен. Это моя жизнь. Я уже думал, что ладно, в следующем году мне исполняется 60, так может пора, хорошая точка в карьере. И все, кто меня знают, смеются: ты? Заканчиваешь карьеру? Ну-ну, мы посмотрим на это. Так что, думаю, нет.

В глубине души я думаю, достаточно, а мир тебе доказывает каждый раз: нет. Ты не готов остановиться. Нужно заниматься тем, чем ты занимаешься, пока у тебя есть силы.

Редактор: Анастасия Ищанова



ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.
Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: