"Кто кого?": почему все больше неэстонцев стали считать себя в Эстонии чужими?

{{1620746880000 | amCalendar}}
Фото: Margarita Mironova/ERR

В среду, 12 мая, в дискуссионной передаче "Кто кого?" говорили о результатах свежего мониторинга интеграции в Эстонии.

Тему обсудили депутат Европарламента Яна Тоом, руководитель Фонда интеграции Ирене Кяосаар, советник отдела культурного многообразия Министерства культуры и член совета Центра по правам человека Ольга Сытник, а также член совета НКО "Русская школа Эстонии" Андрей Лобов.

"На результаты мониторинга повлиял COVID, так что можно считать его ковидным мониторингом, который показывает кризисную ситуацию. Если мы говорим о рынке труда, то в кризис, к сожалению, положение русскоязычных людей в Эстонии сразу ухудшается. Когда ты потерял зарплату или чувствуешь, что можешь потерять, это влияет и на другие сферы твоей жизни. В Ида-Вирумаа сейчас идут разговоры, что будет закрываться сланцевая энергетика - все это создает комплексную проблему", - прокомментировала советник отдела культурного многообразия Министерства культуры, член совета Центра по правам человека Ольга Сытник.

Наблюдатели - журналисты Тоомас Сильдам и Феликс Ундуск.

С мнениями ТоомКяосаарЛобова и Ундуска можно ознакомиться отдельно.

Ведущие - Криста Ленсин и Андрей Титов.

До 16 мая можно ответить на вопрос "Считаете ли вы себя в Эстонии человеком второго сорта?" внизу этой статьи. На момент окончания передачи за ответ "Да, отношение к нацменьшинствам у нас плохое" проголосовали 87% зрителей, а за ответ "Нет, у нас все имеют равные права и возможности" - 13%.

История вопроса 

В понедельник Министерство культуры опубликовало новый мониторинг интеграции. Из результатов выяснилось, что многие неэстонцы считают себя частью эстонского государства, вырос уровень владения государственным языком; репатрианты и новые мигранты хорошо адаптируются в Эстонии.

Но если предыдущее исследование четыре года назад показывало значительный прогресс по многим показателям того, как неэстонцы оценивают свое положение в обществе, то сейчас наблюдается заметный спад. Отрицательная динамика отмечена в ответах на следующие утверждения: чувствую, что мне здесь не рады; чувствую себя в эстонском обществе человеком второго сорта; у меня нет возможности повлиять на общество; я не в состоянии защитить свои интересы; чувствую нетерпимость к себе из-за своей национальности.

Парадокс заключается в том, что по сравнению с предыдущим исследованием действительно улучшились показатели структурной интеграции общества - то есть владение эстонским языком, наличие эстонского гражданства и трудовая занятость неэстонцев. Казалось бы, цели программы интеграции успешно выполняются. Почему же усугубляется негативный опыт неравного обращения?

Редактор: Виктор Сольц

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: