Март Микк: может, здание театра "Эстония" стоит снести?

$content['photos'][0]['caption'.lang::suffix($GLOBALS['category']['lang'])]?>
Март Микк. Автор: Liina Viru

Если для Национальной оперы "Эстония" непременно нужно построить новое здание, то, может быть, старое строение лучше снести, а на его месте построить его точную копию, добавив с каждой стороны по три-пять метров? Место оперного театра в центре города, и он должен там оставаться, пишет Март Микк.

К счастью, никто не сомневается в том, что в зале театра "Эстония", построенном в качестве драматического театра, невозможно в полной мере насладиться музыкой и танцевальным театром. Солист балета, привыкший к сцене нормальных размеров, на четвертом прыжке может удариться о бетонную стену, а падающая на сцену шпилька в миланском Ла Скала или Нью-Йоркском Метрополитане издает совершенно иное звучание.

Решить акустические и пространственные проблемы театру всегда что-то мешало - от двулопастного гинкго до руин бастионов глубоко под землей. Если в случае с гинкго, учитывая качество строительства в то время, мы должны быть даже благодарны за то, что новое здание не было построено, то нынешняя ситуация просто поразительна. Это похоже на сознательно инициированную примитивную манипуляцию, в которой вместо разъяснений людей запугивают.

Особенно печально, что у микрофонов собралось значительное количество оперных невежд, которые могут быть неоспоримыми экспертами в журналистике, городском планировании, бизнесе или защите исторического наследия, но не в опере.

Все активно фантазируют о том, как все могло бы быть, но при этом не имеют ни малейшего представления о том, что недавно было сделано или почти воплощено в лондонском Ковент-Гардене, Латвийской национальной опере, Немецкой государственной опере, берлинской "Комической опере" или в Стокгольмской королевской опере.

Сиднейский оперный театр как пример того, как все может пойти не так

Противники пристройки любят рассказывать о приморских участках. При этом большинство из них должны хорошо помнить, как люди в вечерних платьях поднимались по лестнице Горхолла в метель.

И тот, кто вздыхает, думая о Сиднейском оперном театре, мог бы знать, что театр, ставший одним из символов Австралии наряду с кенгуру, неоднократно упоминался как пример того, как один проект может пойти совсем не так, как надо. Вплоть до того, что датский архитектор Йорн Утцон покинул площадку в разгар строительства и больше никогда туда не возвращался.

Вместо запланированных четырех лет оперный театр строили 14 лет, и окончательная цена составила 102 млн вместо запланированных 7 млн австралийских долларов.

Как глава общества "Эстония" я обязан реализовать цели культурного общества, которое существует с 1865 года: сохранять и продвигать национальную культуру. До сих пор деятельность общества можно считать успешной. Профессиональный театр "Эстония" был основан в 1906 году, театрально-концертное здание было построено в 1913 году, а Эстонская академия музыки и театра действует с 1919 года.

Земельный участок царской России для строительства дома культуры был выделен именно обществу "Эстония", которое организовало международный архитектурный конкурс с 17 участниками и профинансировало строительство от начала до конца.

Существуют легенды, что здание театра "Эстония" было построено за счет средств эстонского народа, а Юхан Лийв пожертвовал последнее, что у него оставалось – свой пиджак. Однако в действительности театрально-концертный зал стоил 811 416 рублей 32 копейки, из которых 710 000 рублей - это кредиты, выданные обществу и на имена близких родственников членов его правления под залог недвижимости, и которые были погашены "благодаря" Октябрьской революции и независимости Эстонии. Через паевое товарищество до советской оккупации здание и сам театр принадлежали обществу, а после восстановления ​​независимости здание осталось в государственной собственности.

Место, где кроме сотрудников театра "Эстония" никто не ходит

Я ходил по диагонали через Пярнуского шоссе все свои 11 школьных лет и хорошо знаю, что кроме учеников реальной школы и сотрудников "Эстонии" туда мало кто ходит. Это пустое пространство, куда случайно никто не забредает, потому что оно не образует между чем-либо траектории.

Я удивлен, что в последние недели это место стали называть парком Таммсааре, ведь наш любимый писатель размышляет, сидя на своей скамейке, совсем в другом месте.

Таллинн мог бы быть совершенно уникальным городом в мире, ключевым словом которого мог бы быть не оперный театр, построенный на берегу моря, а башни и бастионы. Что происходит на вершине бастиона Скооне? Почему находящийся под ним штаб гражданской обороны ЭССР закрыт для посетителей? Можно часами смотреть видеоролики о приключениях сталкеров в заполненных мусором проходах бастиона на YouTube. Почему бы не привести их в порядок и не сделать открытыми для туристов?

А как насчет парка? Заросли кустарника с другой стороны здания, между "Эстонией" и Министерством иностранных дел, красиво называются Театральной площадью.

Мы с членами общества годами фантазировали на тему возрождения этой площади. Чтобы на освещенной Театральной площади друг за другом появились скульптуры великих деятелей эстонского театра в натуральную величину: Георг Отс поет серенаду, опустившись на колено, в роли Дон Жуана для Хельми Пуур в костюме лебедя. Наверняка тысячи, если не миллионы людей хотели бы сами сесть на колено любимому певцу. Юри Крюков, опираясь на тележку Тевье-Молочника, рассказывает притчи Антсу Эсколе, который задумчиво смотрит в пустые глазницы черепа Йорика.

Здание оперного театра может располагаться только в одном месте - в центре города

В отличие от архитектурных памятников театру недостаточно красивого экстерьера, театр - это постоянно развивающийся живой организм, который должен увлечь даже самого требовательного зрителя.

В недавнем прошлом идея построить торговый центр вместо культурного центра Сакала казалась отличной. Почему в какой-то момент не должно произойти противоположное изменение? Независимо от точного местоположения и проекта, с точки зрения экономии, пристройка - это идеальное решение. Это оптимальный компромисс для всех сторон.

Если для Национальной оперы "Эстония" непременно нужно построить новое здание, то может быть, старое строение лучше снести, а на его месте построить его точную копию, добавив с каждой стороны по три-пять метров? Тогда там будет сцена шириной 16 метров, театральный зал на 1200 мест, а для публики будут сохранены работы Армаса Линдгрена, Виви Лённ и даже Алара Котли, а остальные зоны получат решение в соответствии с современными техническими потребностями.

Оперный театр находится в центре города, и он должен там оставаться. В противном случае люди переберутся еще дальше от центра города, а на этом месте останется то, что подразумевал Эрих Корнгольд в своей самой известной опере "Мертвый город".

Редактор: Дина Малова

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: