Йоханна Пиррус: "последние могикане" Ида-Вирумаа

Одна из многих квартир в Кохтла-Ярве, которые больше никому не нужны.
Одна из многих квартир в Кохтла-Ярве, которые больше никому не нужны. Автор: Laura Kuusk / Müürileht

Есть самоуправления, в которых проблема пустующих домов стоит острее, чем в других, но в целом они руководствуются неолиберальными стратегиями роста. Различия однако возникают не только по уездам – в Ида-Вирумаа и Валгамаа – но и в самих уездах, как это видно на примере Люганузе и Кохтла-Ярве, пишет Йоханна Пиррус.

Мнение было изначально опубликовано в газете Müürileht.

Старение и маргинализация нашего населения уже ни для кого не новость. С пространственной точки зрения, это означает неравномерное развитие Эстонии и сред обитания. О сокращении написаны основательные научные статьи. В них зачастую говорится о том, что проблема сокращения численности населения в городах Европы усугубляется и ее масштаб полностью еще не осознали.

Для восстановления баланса ученые и практики последние 15 лет в своих наставлениях об устойчивом развитии, на конференциях для местных самоуправлений и в статьях выступают с призывом систематически работать с этим социально-пространственным вызовом как на государственном, так и региональном уровне, то есть вмешиваться в ситуацию на свободном рынке. Нельзя отрицать, что рынок предлагает выбор, но, к сожалению, он благоволит регионам в разной степени.

Неолиберальный груз

После восстановления независимости Эстония была неолиберальной паинькой, иногда слишком наивно веря, что в условиях свободной рыночной экономики рынок без вмешательства публичного сектора пропорционально адаптируется к спросу общества.

В самом чистом виде неолиберальную стратегию применили в вопросах жилищного хозяйства, заставив частных владельцев самостоятельно приспосабливаться к возникающим из-за чрезмерного доверия к рынку вызовам.

Да, экономический кризис 2008 года мы по сравнению с соседями, наверно, преодолели проще и совсем скоро могли бы похвастаться точно отрегулированным экономическим ростом, но плоды этого роста не видны за пределами Таллинна и его пригородов, не говоря о том, что и в столице ощущается все более усугубляющееся социально-экономическое неравенство.

Ида-Вирумаа, например, платит самые большие экономические пошлины (в 2019 года 68% от доходов), но в строках доходов местных самоуправлений уезда это пропорционально не отражается. В то же время, если учесть, что сланцевая промышленность – один из основных работодателей в Ида-Вирумаа, а направленность энергетической политики ЕС уже заставляет сланцевую промышленность искать альтернативу (отказ от сланца), это в свою очередь означает и реорганизацию промышленного сектора.

Таким образом региону требуется более основательное и продуманное видение того, как государство и самоуправления понимают и реализуют жилищное планирование в условиях более масштабных экономических перемен.

Помимо социально-демографических особенностей и особенностей промышленного сектора сокращение вызвано выбором и возможностями на рынке труда, предлагаемыми в регионе услугами и их качеством, а также низким интересом к инвестициям в регион.

Однако визуальной, то есть наиболее заметной особенностью являются заброшенные здания, будь то многоквартирные дома или другие утратившие свои функции или негабаритные здания, например, слишком большие школы.

Стоящие без дела и зачастую разрушающиеся здания в лучшем случае просто портят среду обитания, а в худшем – становятся местом несчастных случаев. Кроме того, пустующие дома снижают рыночную стоимость других зданий в районе.

Борьба с региональным неравенством

Для смягчения или даже прекращения регионального неравенства и маргинализации предлагают разные возможности, начиная упорядочиванием публичного пространства и заканчивая привлечением стимулирующих экономику инвестиций.

Одним из более конкретных и часто используемых мер при решении проблемы сокращения населения является снос пустующих зданий и наделение новыми или временными функциями заброшенных территорий. С октября 2019 года Министерство финансов с волостями Люганузе и Валга, а также города Кохтла-Ярве реализовали пилотный проект с целью найти правовые и основанные на сотрудничестве решения для переселения жильцов из пустующих домов и их сноса.

Можно сказать, что потребность в таком эксперименте возникла в результате рыночной неисправности и из весьма практичных соображений: на государственном балансе оказалось слишком много неиспользуемых квартир, владельцы которых отказались по той или иной причине от своей недвижимости "в пользу" государства. Здесь будет уместно подчеркнуть, что снос – лишь одно из решений реорганизации жилищного хозяйства, и оно всегда должно быть четко обосновано.

Самым важным уроком пилотного проекта, пожалуй, стало, во-первых, осознание проблемы сокращения населения, а во-вторых, сотрудничество и общение с населением.

Например, при планировании города Валга Валгаская волость нацелилась на развитие в условиях сокращения населения. Это означает поиск решений, как сделать среду приятной для оставшегося населения и приспособить пространство с учетом его потребностей.

К проблеме сокращения подошли стратегически: сверху вниз, но задействуя население на каждом этапе. Перед составлением новой общей планировки основательно проанализировали предварительную работу для определения возможностей для развития и выбора самой разумной в нынешней ситуации стратегии – составляемая общая планировка основывается на оговоренном сценарии.

Волость Люганузе однако последние 20 лет адаптировалась к сокращению поэтапно, учитывая финансовые возможности Кивиыли и волости. Тем не менее, можно сказать, что волость Люганузе действует при переселении жильцов и сносе пустующих домов проактивно.

Есть самоуправления, в которых проблема пустующих домов стоит острее, чем в других, но в целом они руководствуются неолиберальными стратегиями роста. Различия однако возникают не только по уездам – в Ида-Вирумаа и Валгамаа – но и в самих уездах, как это видно на примере Люганузе и Кохтла-Ярве.

Даже в Ида-Вирумаа, в котором население сокращается в целом, проявления этого сокращения различаются по самоуправлениям. Например, одни ощущают сокращение в секторе образования – школ больше, чем учеников, другие – на примере трудовой миграции – многие работники потребляют местные услуги, но в самоуправлении не прописаны.

Интересны примеры города Йыхви и Ахтме. Ахтме в пространственном плане выглядит как часть Йыхви, но административно относится к Кохтла-Ярве, при этом многие молодые кохтлаярвесцы предпочитают жить в Ахтме, поскольку, по их мнению, действительным центром региона является Йыхви.

Привязка к месту жительства и пребывание в ловушке недвижимости проявляются по-разному. В одном самоуправлении стоимость квадратного метра площади при продаже стоит от 1 до 10 евро, в другом – 300-500 евро. Для сравнения: во втором квартале средняя цена за квадратный метр в новой двухкомнатной квартире в Таллинне составляла 3020 евро, в неновой – 2045 евро.

При выборе места жительства в первую очередь, конечно, важны приемлемая цена, но наряду с этим как в Таллинне, так и в Ида-Вирумаа и Валгамаа решающими становятся и другие предпочтения жителей: зеленая среда, доступность услуг, для молодых семей – место в детском саду, для пожилых – близость центра здоровья или магазинов, а также возможности досуга и, разумеется, работа.

На сокращение населения в регионе таким образом влияют меняющииеся предпочтения и ожидания жителей, отражающие общее доверие к предлагаемым возможностям. Жители, которым не удается найти работу, но имеющие желание и силы попытать счастья в другом месте, уезжают. Остаются более слабые и те, кто десятилетиями жил тут, уже укоренился и не имеет в другом месте поддержки.

Предпочтения играют решающую роль и при переезде. В качестве пилотного проекта предлагают возможность поменять квартиру или, например, арендовать жилплощадь у самоуправления. В волости Люганузе самым популярным был второй вариант, так как квартирную собственность рассматривают ка обузу, которую не хотелось бы наследовать даже детям. Переезжавших сюда работников обеспечивали квартирами, содержанием которых до реформы собственности занималось государство. Таким образом у многих не было и до сих пор нет достаточного опыта и желания быть собственниками.

Когда работы не стало и не осталось ничего, что удерживало бы на месте, то пропал интерес жить тут дальше. В Кохтла-Ярве, напротив, несмотря на низкую стоимость недвижимости, предпочитают быть собственниками или получить за квартиру компенсацию и избавиться от проблемы, перебравшись в Йыхви, Нарву, Силламяэ или даже в Таллинн.

С учетом всех этих предпочтений самоуправление или государство должны быть способны предложить соответствующие решения или возможности, поскольку рынок в этой роли окончательно провалился, и смягчить последствия рыночных сбоев при помощи других рычагов.

Таким образом, занимаясь проблемой сокращения осознанно и стратегически – то есть с целью повышения удовлетворенности местных жителей – на центральном месте с одной стороны должен быть житель, быт которого стараются улучшить в контексте сокращения населения, а с другой, чиновник или круг чиновников, которые ежедневно занимаются вопросами быта жителей.

То, насколько успешно или изобретательно удастся выполнить обязательства публичного сектора в контексте сокращения населения, представить решения общественности или задействовать жителей в процессах реорганизации жилищного хозяйства, во многом зависит от личной мотивации чиновников и их интереса к этому вопросу, но также от бюджетных возможностей самоуправления для найма соответствующего работника.

Здесь было бы уместно похвалить самоуправления, такие как Люганузе и Валга, и чиновников, которые годами, если не десятилетиями, успешно занимаются проявлениями сокращения населения и в соответствии с возможностями находят решения без государственной поддержки.

И дом может стать ловушкой

Как сокращение населения ощущают местные? Каковы их ожидания относительно своей среды обитания? Желания местных жителей не зависят от того, где они живут, они везде одинаковые: главное, чтобы квартира была теплой, крыша не текла, а в доме было безопасно жить.

К сожалению, в Ида-Вирумаа полно многоквартирных домов, в которых может не быть и этого. Дом с 44 квартирами, их которых заняты десять, на самом деле уже списан. Вероятно, в нем уже отключено отопление, а вскоре отключат электричество и воду.

Взлом пустых квартир – обычное дело. Крадут при этом все подряд: от радиаторов до смесителей. В худшем случае разводят к пустых квартирах костер. Остальные жильцы привязаны к своим квартирам, живут в ловушке недвижимости: квартиру не продать, поскольку ее ценность нулевая, а переехать некуда. Приходится надеяться на помощь самоуправления.

Почему же люди не съехали раньше? Но ведь это их дом. Эти "последние могикане" в Кивиыли, Кохтла-Ярве и Валга – пожилые люди, прожившие в своих квартирах десятки лет, вырастившие там детей и даже внуков. Как адекватно оценить то, что для кого-то значит дом и какова его реальная ценность, а не только диктуемая рынком?

Прямого и правильного ответа на эти деликатные вопросы нет. Каждый случай особенный и поэтому нуждается в индивидуальном подходе. Если жильцов решили расселить, а дом снести, нужно провести предварительную работу, ввести в курс дела и выбрать тактику. В Кивиыли и Валга тактика была похожей: был обозначен жилищный фонд всего города, с прицелом на пустые и пустеющие здания.

Первая встреча с жильцами происходит, например, на заседании квартирного товарищества, на котором причины решения о сносе объясняются всем сразу. Это важно, чтобы избежать распространения слухов. Затем отвечают на вопросы, параллельно собирая контактные данные. Зачастую важно привлечь к встрече социального работника. В контексте Ида-Вирумаа также важно знание русского языка. Следующий шаг – индивидуальные встречи с жильцами.

В основном переселяют пожилых одиноких людей, но бывают и молодые семьи. Предлагая жилплощадь пожилым, нужно учитывать их потребности, и их не всегда можно угадать.

Например, квартира могла бы находиться на первом или втором этаже, если в доме нет лифта, коридоры в доме и квартире могли бы быть более широкими, если человеку при ходьбе требуется помощь. Также было бы нелишним, если бы из квартиры открывался вид на зеленые насаждения или, наоборот, на улицу, чтобы можно было наблюдать за прохожими.

При всем процессе самой важной является постоянная разъяснительная работа. Это значит, что нужно быть готовым объяснять снова и снова, почему все происходит и в каком последовательности. Также необходимо убедиться, чтобы при переводе не пропали существенные аспекты, особенно в случае юридических вопросов.

Сокращение как возможность

Ясно, что адаптация к сокращению – комплексный и многоуровневый процесс, требующий как государственной стратегии в целом, так и на местном уровне с учетом контекста. Такая страегия должна учитывать желания и ожидания общины и формирование среды обитания в условиях сокращения. Цель должна определяться расширением прав и возможностей общества и повышением социальной сплоченности.

Суть коммуникации, как в контексте переселения, так и других действий, необходимых для адаптации к сокращению, должна быть сосредоточена на положительных эффектах сокращения, перераспределении и реорганизации, и, более конкретно, на повышении благосостояния людей в итоге.

Возьмем в пример те самоуправления, которые не стали сидеть сложа руки, а занялись поиском решений, при необходимости выдумывая их на месте. Попробуем увидеть в сокращении возможность реорганизовать городское пространство или представление о среде обитания, например, создавая новые интересные функции или подчеркивая особенности региона.

Не будем стигматизировать маргинализировавшиеся регионы или опустевшие здания и дома словами "дома-призраки" или "мусорная недвижимость" – в них ведь живут люди.

Радует, что после десятилетних дебатов в ведомствах государство наконец перешло от слов к делу. Пора отказаться от мысли, что населенный пункт разростется благодаря одному большому объекту, нужно поспешить на помощь, а не полагаться на чудеса регулирования рынка.

Стоит такде похвалить проект пустующих многоквартирных домов, которым тщательно управляли с самого начала, с привлечением различных агентств, заказом необходимых фундаментальных исследований, поиском лучших решений и попытками объединить два-три года работы в практическую помощь местным самоуправлениям при адаптации к сокращению населения.

Остается лишь надеяться, что результаты пилотного проекта помогут выработать необходимые меры и рычаги, которые помогут попавшим в неолиберальную ловушку местным самоуправлениям найти более четкие стратегии и смелость для достойной адаптации к сокращению населенения и развития.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: