X

Laadi alla uus Eesti Raadio äpp, kust leiad kõik ERRi raadiojaamad, suure muusikavaliku ja podcastid.

Неэме Вяли: паника не бывает хорошим советчиком, ни сейчас, ни вообще

Неэме Вяли.
Неэме Вяли. Автор: Priit Mürk/ERR

Россия есть Россия, находясь по соседству с ней, мы никогда не были в безопасности. Измерение линейкой и споры о том, сможет ли она восстановить свою военную мощь за пять лет или за четыре года и двадцать дней, в контексте последствий возможного конфликта не имеют никакого значения, пишет Неэме Вяли.

После Нового года прошло всего несколько недель. Хотя в своем новогоднем обращении президент Алар Карис призвал увидеть в 2023 году и что-то хорошее, радостное и обнадеживающее, в его речи доминировали тревожные нотки. И не столько из-за тона в обществе и переменчивых посланий правителей, отсылки к которым звучали в речи, но и из-за надежды на то, что даже безумец не осмелится напасть на территорию НАТО и что мы не станем фронтовым государством.

Тревожные нотки понятны, ведь главным общим знаменателем 2023 года была война. Если у нас в новогоднюю ночь люди выходили полюбоваться фейерверками или покачивались в ритме русскоязычных хитов на центральной площади столицы, то о салюте на территории Украины позаботились агрессоры, и вряд ли кто-то поспешил на улицу понаблюдать за дождем из ракет.

Это неизбежно приводит нас к вопросу: чего мы можем ожидать от 2024 года? Что произойдет с ситуацией в области безопасности в мире и как это отразится на Эстонии? Как поведет себя наш восточный сосед? Насколько мы можем быть уверены в наших союзниках? Могли бы мы быть лучше в вопросе развития гособороны Эстонии?

Эти и другие касающиеся безопасности вопросы однозначно показывают, что сформулированный много веков назад принцип Сунь-цзы о том, что "Война – это великое дело государства, основа жизни и смерти, путь к выживанию или гибели, это нужно тщательно взвесить и обдумать", по-прежнему актуален, особенно для малых государств. Проблему, которую необходимо решить для выживания государства, следует анализировать системно, тщательно взвешивая все факторы, поскольку от суеты с оценками пользы никому не будет.

Но не тут-о было, в начале января нажали тревожную кнопку. Бывший командующий армией США в Европе Бен Ходжес утешил финнов в газете Helsingin Sanomat, заявив, что если русские захотят испытать общую оборону НАТО, то, скорее всего, это произойдет в странах Балтии, а не в Финляндии.

Delfi передал сценарий, опубликованный в немецкой газете Bild, в котором описывается эскалация возможного конфликта между НАТО и Россией. Редактор не упомянул, что сценарий предназначен для учений и что отметка nur für den Dienstgebrauch на документе, названным секретным, означает лишь то, что он предусмотрен для внутриведомственного использования.

Эдвард Лукас предупредил, что НАТО будет заманчивой мишенью для Кремля в следующем раунде агрессии, и пришел к выводу, что гарантии коллективной безопасности мощного военного альянса для Литвы, Латвии и Эстонии пока есть лишь на бумаге.

В интервью газете The Times премьер-министр Кая Каллас сократила срок надежды оптимистов на мир с восьми лет до трех. Это сработало как эффект бабочки, вызвав своеобразную волну национального мазохизма, продолжающуюся по сей день, в которой стремятся участвовать все – от народных избранников до экспертов по коммуникациям и театральных критиков.

Вишенкой на торте стала новость о досрочном уходе в отставку командующего Силами обороны Мартина Херема. Сравнение Сил обороны с гоночным автомобилем очень удачное. Двигатель ведь работает, автомобилю купили новенькие шины, а бак полностью заправлен. Правда, несколько пятен ржавчины заклеены изолентой, навигационная система устарела, а пилот ушел.

Угроза

Россия есть Россия, находясь по соседству с ней, мы никогда не были в безопасности. Измерение линейкой и споры о том, сможет ли она восстановить свою военную мощь за пять лет или за четыре года и двадцать дней, в контексте последствий возможного конфликта не имеют никакого значения. Однако ясно одно: все военное производство и нанятый личный состав агрессора будут использованы для продолжения войны против Украины.

Следовательно, предпосылкой начала восстановления российского военного потенциала является прекращение боевых действий на территории Украины на выгодных для Кремля условиях.

Во-вторых, я не считаю, что Эстония, Латвия или Литва по отдельности представляют стратегический интерес для России. Если страны Балтии подвергнутся нападению, цель будет заключаться не в том, чтобы ослабить ту или иную страну региона, а в том, чтобы подорвать авторитет НАТО как организации и единство союзников.

Конечно, страны, имеющие общую границу с Россией, более остро ощущают угрозу, чем, например, жители Южной Европы, и мы должны приложить серьезные усилия, чтобы донести эту мысль и до них. В то же время наивно полагать, что чем истеричнее будет тон и ужаснее нарисованная картина, тем больше к нам прислушаются.

Эдвард Лукас прав в том, что такие самоисполняющиеся пророчества опасны для безопасности, потому что где-то есть когнитивная черта, за которой радикальный предупреждающий становится полезным идиотом гибридной войны Кремля.

Паника никогда не бывает хорошим советчиком. Примером может служить лозунг, выдвинутый от испуга из-за нападения на Украину, что к 24 февраля 2024 года мы должны быть готовы к войне. Этот срок был даже прописан в качестве основной мысли в плане развития Министерства обороны. Это повлияло, например, на условия проведенных тендеров, а также привело к спорам о приоритетности развития потенциала.

Срок истекает через месяц, но победы России не видно, а украинцы мужественно сопротивляются. Владимир Зеленский помимо подаренных ему носков, указывающих черноморскому флоту направление, и ордена украинским солдатам, увез с собой из Эстонии нашу искреннюю благодарность украинскому народу за то, что они смогли сделать то, что считалось невозможным.

Война на территории Украины напрямую влияет на нашу безопасность, поскольку ее ход определит не только силу или слабость России, но и будущее основанного на правилах мирового порядка. Обоснование необходимости помощи Украине наиболее просто и лаконично сформулировал воюющий там Оливер Метс: "Мне стало ясно, что по большому счету на линии огня окажутся либо я, либо мои дети".

Союзники

Перед визитом в Эстонию Зеленский посетил Литву, и в Вильнюсе Украине была обещана военная помощь на сумму 200 млн евро. За несколько дней до этого канцлер Германии Олаф Шольц пообещал удвоить помощь на вооружение в этом году до 8 млрд евро. Премьер-министр Великобритании Риши Сунак пообещал предоставить Киеву военную помощь в размере 2,5 млрд фунтов стерлингов на период 2024-2025 годов.

Утвержденный правительством Эстонии в декабре пакет помощи в размере 80 млн евро может показаться тощеньким по сравнению с обещаниями Германии и Великобритании. Мы всегда готовы использовать различные коэффициенты, чтобы подчеркнуть свою значимость, но факт остается фактом: мы не можем конкурировать с крупными странами по объемам помощи. Да и не нужно, потому что масштабы и возможности очень разные. Гораздо важнее убедить наших союзников продолжать вносить свой вклад не только в безопасность Украины, но и в безопасность нашего региона.

Добиться передачи 60 млрд евро, застопоренных в Вашингтоне, и 50 млрд евро, ожидающих передачи в Брюсселе, должно быть первоочередной задачей наших дипломатов и чиновников. Я привожу эти цифры, чтобы подчеркнуть важность союзнических отношений. Хорошие отношения, сотрудничество и координация с союзниками, ценность вклада каждого чрезвычайно важны.

К сожалению, еще до недавнего времени было принято пренебрежительно показывать пальцем на немцев и критиковать их за то, что мы считали слишком маленьким вкладом. Теперь же в основных средствах массовой информации через день появляются новости о том, каким страшным существом является Дональд Трамп и как рухнет мир, если он будет избран президентом Соединенных Штатов.

Я хорошо помню легкую панику в Брюсселе перед саммитом НАТО во время последнего президентства Трампа, поскольку чиновники не были уверены, что Трамп готов утвердить согласованный текст в качестве решения. Да, его высказывания порой выразительны. Да, его поведение часто непредсказуемо. Но консенсусные решения НАТО были приняты, и в конце президентства Трампа в Европе было больше американских войск, чем в начале, и, что самое главное, европейцы стали больше инвестировать в государственную оборону.

Нравится нам это или нет, но кого бы американцы ни выбрали президентом осенью, нам придется смириться с этим решением, потому что и после этого США останутся нашим важнейшим стратегическим партнером в контексте безопасности. Поэтому вместо брани следует думать о возможностях сотрудничества. Тем более что мы построили нашу собственную историю успеха благодаря кошелькам наших союзников.

В декабре Министерство обороны опубликовало так называемую украинскую стратегию. Речь идет о политическом документе, главный постулат которого гласит: если каждая западная страна, входящая в коалицию "Рамштайн", будет ежегодно выделять Украине 0,25% ВВП, победа над Россией обеспечена. В самой Эстонии решение на уровне кабинета министров уже принято.

Смена командующего Силами обороны

Наличие стратегии действительно важно. Она помогает объединить цели, методы и ресурсы в единое целое. Джеймс Шерр подчеркивает, что Западу и Украине нужна стратегия длительной войны и соответствующие этой стратегии ресурсы.

Мы предложили стратегию для победы Украины, но собственной военной стратегии Эстонии по-прежнему нет. Поэтому неудивительно, что наши решения порой непоследовательны и нуждаются в изменениях.

Взять хотя бы внезапную отставку командующего Силами обороны. Не так давно министр обороны Ханно Певкур горячо доказывал необходимость продления срока полномочий главнокомандующего Силами обороны и правительству, и парламентской комиссии по гособороне. Теперь, спустя всего месяц министр обороны вынужден с той же искренностью убеждать всех, что никакое дополнительное время на самом деле не требуется и что на пороге выстроилась очередь из потенциальных кандидатов.

Думаю, речь не идет о соло министра, а в обоих случаях министр обороны действовал на основании данных ведомством указаний. Если это так, то у нас проблема с руководством, потому что министра просто посадили в танк. Процесс выбора преемника Херема, похоже, происходит совсем иначе. Общественности в спешке бросили несколько имен, без предварительного определения критериев, которым должен соответствовать нужный нам человек. Единственные качества, которые пока что подчеркиваются как важные, это умение выступать и чувство юмора. Это как если бы мы искали нового Кярна Эрни (вымышленный комический персонаж – прим. ред.) или помощников для Мярта Аванди и Отта Сеппа в клипах для конкурса Eesti laul.

Безусловно, навыки самовыражения важны для главы Сил обороны, поскольку он должен объяснять военные нужды на понятном политикам языке и переводить политические указания в понятные военным инструкции. Но все же самое главное – это способность мыслить стратегически, видеть общую картину и понимать роль Сил обороны в системе государства как единого целого. Я очень надеюсь, что на этот раз выбор будет основываться больше на зрелости и военном содержании, а не на политическом и ведомственном комфорте.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: