Яна Тоом: "информация – не огурец" ({{commentsTotal}})

Яна Тоом.
Яна Тоом. Автор: Сийм Лыви/ERR

Только вдумайтесь – 14 депутатов Европарламента из 751, наплевав на мнение коллег из других комитетов, определяют будущее интернета, размышляет депутат Европарламента, центристка Яна Тоом о новой директиве об авторских правах.

После того, как утром 5 июля эстонская Википедия последовала примеру французской, итальянской и прочих и закрыла свою страницу, о битве вокруг новой директивы об авторских правах заговорили даже эстонские СМИ. Правда, говорили недолго: буквально через несколько часов депутаты 318 голосами против 278 затормозили этот шедевр законодательной мысли – и в поредевших в период отпусков редакциях с облегчением вернулись к более близким и понятным темам: где отдыхают эстонские звезды и что говорят синоптики. А зря. Если в сентябре мы не сумеем протолкнуть в текст разумные поправки, именно этим кругом тем – местные знаменитости и погода – впредь и будет ограничиваться большая часть эстонского инфополя.

Но обо всем по порядку.

14 депутатов против Сети

Как-то моя московская приятельница решила скоротать в Брюсселе вечерок привычным просмотром фильма, закачанного с торрента. Сюжет еще не успел развернуться во всей красе, а в дверь уже звонил полицейский наряд: защита авторских прав в Бельгии на высоте. Да, в некоторых странах ЕС спецназ поберегут для другого, но ни в одной стране ворованное видео после заявления правообладателя не останется висеть в соцсети или на YouTube.

Считается, тем не менее, что развитие интернета требует дополнительного регулирования защиты авторских прав, и именно этим озаботилась Европейская комиссия. Там составили проект директивы и направили ее в парламент. Профильным комитетом по работе с директивой стал JURI – правовой комитет. Но поскольку проблема авторских прав затрагивает еще ряд аспектов помимо юридического, регламент ЕП предусматривает привлечение смежных комитетов, которые составляют свое заключение по теме. В случае с директивой об авторских правах таких заключений было три – и все три депутаты JURI выкинули в помойку. Они шлифанули предложенный комиссией проект, гарантировав крупным продюсерским компаниям, издательствам и прочим правообладателям стабильный дополнительный доход, – и проголосовали "за". В правовом комитете текст был принят с результатом 14:9. Только вдумайтесь – 14 депутатов из 751, наплевав на мнение коллег из других комитетов, определяют будущее интернета!

Получив мандат на триалог (трехсторонние переговоры между парламентом, комиссией и советом ЕС), авторы документа предполагали взять этот свой текст за основу на переговорах. Тунне Келам, в строгом соответствии с партийной дисциплиной (фракция Народной партии, EPP, поддерживала директиву) успокаивавший эстонских читателей со страниц Postimees, лукавил. Верно, голосовали мы не за документ, а за выдачу мандата на переговорах. Неверно другое: что в ходе триалога спорные места якобы можно исправить. Как показывает опыт многих десятков лет, никогда директива после триалога не становилась лучше – только хуже. Что логично: нельзя получить прибавку к зарплате в 500 евро, попросив всего 50. В случае же с директивой об авторских правах все усугублялось недоверием: поняв, что пресловутые статьи 11 и 13 вызвали общеевропейский протест, докладчики просто спрятали спорные положения за частоколом юридических терминов: не всякий продерется.

Что это за статьи?

Расплата за сниппет

Статья 11 обязывает страны-члены ЕС гарантировать СМИ право получать "честное и пропорциональное вознаграждение" за использование их публикаций в интернете. СМИ могут этим правом пользоваться или не пользоваться, и это, как говорят сторонники директивы, делает её гибкой – но понятно, что владельцы СМИ будут рады любому доходу и непременно это право реализуют. Доход этот, по словам защитников директивы, должен пойти творцам-авторам – однако, как понимает всякий журналист, автору никто ничего доплачивать не стал бы: все деньги взяли бы себе сами СМИ.

Еще статья 11 касается социальных сетей, в частности, гиперлинков. Она не запрещает гиперлинки как таковые, но собственно гиперлинк – это только слова, превращенные в активную ссылку. Директива умалчивает о сниппетах – фрагментах исходного материала (пара предложений, картинка), которые автоматически появляются, скажем, в FB, если запостить туда ссылку. На сниппеты директива распространяется, а значит, за любой такой пост юзеру пришлось бы платить.

Тут сторонники директивы возражают: она якобы не касается частного и некоммерческого использования контента индивидами. Но что такое "частное использование", директива не определяет. Значит, мы должны исходить из законодательства стран-членов, а каждая такая страна вольна ввести свои правила. Скажем, для французского суда пост в Фейсбуке, если у вас имеется пара тысяч фоловеров, безусловно будет коммерческим использованием, даже если вам не приходит в голову зарабатывать на этом деньги. Универсальной дефиниции "коммерческого" не существует, а стало быть, вопрос о том, является ли ваш твит коммерческим или частным – ведь Твиттер размещает рекламу! – будет решать некий дядя, которому наша директива совершенно неинтересна, а интересно, например, потрафить крупному издательству.

Статья 13 еще интересней: если сейчас интернет-платформы обязаны удалять нелегальный контент, после принятия директивы они были бы обязаны его не загружать. Простой пример – YouTube, платформа, куда каждый желающий может повесить видео. Сегодня пиратское видео удаляют оттуда либо после жалобы правообладателя, либо по результатам рутинной проверки. А что сделать, чтобы оно туда и не попало? Авторы текста пытались убедить нас, что предварительным контролем будут заниматься "специально обученные люди", однако с учетом объема информации, который закачивается в сеть ежесекундно, поверить в это может только глупец. Проверять контент будут робот, программа, искусственный интеллект – другого варианта просто нет. Кстати, французский депутат Жан-Мари Кавада, теневой рапортер директивы от фракции ALDE, честно написал об этом в Твиттере: автоматический мониторинг загружаемого контента – это прорыв! И я совершенно случайно успела сделать скриншот его поста до того, как милейший Жан-Мари его удалил... Оруэлл, как говорится, нервно курит в сторонке.

Огурцы и информация

А теперь давайте пофантазируем и скрестим статьи 11 и 13 – вот как змею с ежиком из детского анекдота про три метра колючей проволоки.

Сетевые энциклопедии. Облачные сервисы. Платформы для разработок опенсорсного ПО. Сайты, на которые контент загружается с согласия правообладателей (в том числе хранилища научной информации). Где тут использование коммерческое, а где некоммерческое? Если платформа существует за счет "платы за вход" или пожертвований, это коммерция или нет? Если музей размещает на научном сайте фотографию, не проверив толком, "чистая" она в плане копирайта или нет, пострадает ли сайт?

Мемы, коллажи, пародии под директиву не подпадают, но автоматические фильтры не отличат их от оригиналов – и будут автоматически блокировать контент. После чего юзер сможет, конечно, пожаловаться и добиться справедливости, но многие ли будут это делать? Однако те, кто будут, должны учитывать – при таком раскладе невозможно избежать идентификации юзера и обработки его личной информации.

Малые и средние предприятия. Стартапы. Google (в "лизании пяток" которого обвинил голосовавших против директивы депутатов автор невероятно глупой статьи и по совместительству исполнительный директор Эстонского союза авторов Калев Раттус) уже разработал свой фильтр, осталось нажать на кнопку и запустить. Именно поэтому мы не слышали протестов с их стороны – многомиллионные инвестиции в автоматическую цензуру на долгие годы закрепили бы за технологическими гигантами огромное преимущество: никакому новичку такие траты не под силу, а директива хоть и dura, но lex. В результате ее принятия европейское инфополе было бы поделено между гигантами не хуже, чем европейский рынок сельхозпродукции: если огурец – то испанский, а если оливка – то греческая. Но информация – не огурец, вот в чем беда!

Постскриптум: "Джон бы такого не написал"

В детстве я мечтала получить письмо от красавчика Пола Маккартни. Michelle, my belle и все такое... Ну и что вы думаете? Сбылась мечта идиота. Маккартни написал! "Дорогой депутат Европарламента! Прошу тебя проголосовать за директиву об авторских правах, чтобы творцы могли получать заслуженное вознаграждение за свой труд. Ведь музыка – душа Европы". Еще до того, как я успела погуглить, кто, кроме корпорации Sony, кровно заинтересованной в директиве, исхитрился оставить Пола на бобах и лишить заслуженного вознаграждения, на письмо среагировал в Твиттере специальный рапортер ООН по свободе СМИ и выражения Дэвид Кайл: "Джон [Леннон] бы никогда такого не написал". Насколько я могу судить, Кайл прав. К счастью, так же рассудили еще 317 депутатов Европарламента, голосовавшие против директивы.

Теперь мы должны подать в текст поправки и обсудить защиту авторских прав в интернете на дебатах во время сентябрьской сессии. Возможно, и Эстонский союз авторов найдет возможность приложить текст директивы к реально действующему интернету – и предложит пяти "непослушным" эстонским депутатам свой вариант, как защитить авторские права, не убивая свободу интернета. Правда, для этого Калеву Раттусу придется прочитать не письмо Пола Маккартни, а текст директивы.



ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.
Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: