"Инсайт": конфликт между собственниками BMA вызван не обысками ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Фото: ERR

По имеющейся в распоряжении редакции "Инсайта" информации, совладельцы компании "Балтийский медиа альянс" (Baltic Media Alliance, BMA) общаются через адвокатов и причиной тому - деньги. "Инсайт" выяснил, как руководитель фирмы Олег Солодов стал медиамагнатом и почему сегодня его партнер не получает дивиденды от своей половины в капитале BMA.

Медиахолдинг BMA - одна из крупнейших в странах Балтии группа компаний в сфере массовой информации. В нее входят, помимо прочих, Первый Балтийский канал (ПБК), газеты "МК-Эстония" и "МК-Латвия". Недавно BMA заинтересовал органы государственной безопасности.

Журналисты ни при чем

Заместитель генерального директора Службы госбезопасности Латвии Эрикс Цинкус рассказал в интервью "Инсайту" о следственных действиях, проведенных в Латвии и Эстонии.

4 февраля Служба государственной безопасности Латвии в сотрудничестве с партнерами из Полиции безопасности Эстонии провели санкционированные судом обыски в офисах и других помещениях в Таллинне и Риге. Это было сделано в рамках уголовного расследования. Расследование было начато в декабре прошлого года в связи с нарушением санкций, введенных Евросоюзом. Кому предъявлено подозрение, официальный органы пока не разглашают. "Инсайту" стало известно из достоверных источников, что один из подозреваемых  - совладелец компании Олег Солодов, а возможное преступление связано с его операциями от имени компании, а не как частного лица. 

Многие СМИ сразу после обысков написали о развернувшейся в Латвии и Эстонии травле журналистов, хотя никаких ограничений на вещание Служба госбезопасности не налагала. Хотя история похожа на политическое давление на СМИ, она гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд.

Где деньги?

У БМА два собственника - Олег Солодов, живущий в Латвии, и россиянин Алексей Плясунов. Доли у них равные - по 50%. Плясунов живет в Москве, на его визитке указан адрес Останкинского телецентра. Сейчас отношения между собственниками испорчены и, по данным "Инсайта", они общаются через адвокатов.

Причина ситуации, по словам самого Плясунова, в следующем: "Солодов по сути провёл рейдерский захват  управления холдингом. Людей лояльных, как он считает, ко мне всех уволил".

Плясунов также сообщил "Инсайту", что дело, видимо, возбуждено не в отношении BMA, а в отношении Солодова, который, "не считается ни с государством, ни с коллегами по работе". Российский совладелец утверждает, что Солодов тратит средства холдинга, не согласовывая бюджет с партнером: "Все финансовые операции проводил председатель правления BMA".

С 2015 года Плясунову не выплачивались дивиденды, а на вопрос "Где деньги?" Солодов якобы ответил: "Ищи!", поэтому в ближайшие время Плясунов намерен провести аудит BMA. 

Получить комментарии Солодова в течение трех недель "Инсайту" не удалось. Не смогла помочь с получением его комментариев и пиар-служба компании BMA.

Кругооборот денег в природе

Таким образом, по версии Плясунова, холдинг по-прежнему должен зарабатывать, но деньги куда-то деваются. При этом напомним, что уголовное дело возбудили в связи с перечислением средств кому-то из санкционного списка. Латвийское телевидение сообщило, что Солодов подозревается в связях с Юрием Ковальчуком, другом президента РФ. BMA эту версию отрицает. 

Ковальчук действительно попал под санкции ЕС и США с 2014 года, но не он один. BMA давно покупает контент у Первого канала, который входит в состав Национальной медиа группы (НМГ). Председатель совета директоров этого холдинга - Алина Кабаева.

Собственники и их доли за последние 7 лет менялись, но Ковальчук не единственный опасный контрагент в этой компании. Например, сегодня акционером является миллиардер Геннадий Тимченко, против которого тоже введены персональные санкции.

Есть среди акционеров НМГ и дочка "Газпрома", в то время как в отношении "Газпрома" действуют секторальные санкции. Так что вариантов противоправного перевода денег BMA при таком сотрудничестве может быть больше одного.

Сначала был вексель

Работа с крупнейшим игроком на российском медиа рынке - НМГ - требует больших денег и фантастического уровня связей. Где Солодов когда-то взял то и другое - это ключевой вопрос. Если почитать его биографию на персональном сайте, то видно, что куда-то провалились почти 10 лет. В 1986 году Солодов окончил училище гражданской авиации, а в 1995-м он уже "инвестирует в сфере телевидения". Вопросы, откуда деньги на инвестирование и что Солодов делал в эти годы, подвигли "Инсайт" покопаться в том периоде.

В 1994 году у Солодова было несколько компаний под общим "брендом" Olevs: Olevs-Invest, Olevs-Fondi и т.п., работавшие на финансовом рынке, который только стал зарождаться. Много информации об Olevs-Invest и Солодове удалось найти в Национальной библиотеке. Роясь в старых выпусках газеты "Бизнес&Балтия" мы и нашли человека, который не только прекрасно помнит фирмы Солодова, но и сохранил о них документы.

"Я сама занималась рынком ценных бумаг, преподавала курс. И когда рынок ценных бумаг начал развиваться в Латвии, я знала первых всех участников" - рассказала нам доктор экономических наук Ольга Павук. В те годы она была заместителем главного редактора газеты "Бизнес&Балтия".

Впервые Павук увидела Солодова в марте 1994 года, когда была приглашена фирмой Olevs-Invest на брифинг для журналистов по случаю выпуска векселя. Приглашение на этот брифинг и проспект выпуска векселя с оригинальными подписями Солодова сохранились в личном архиве Павук.

"Очень красивая комната была с круглым столом. Тут сидели журналисты. Вышел президент компании - очень солидный такой молодой человек… а дальше был театр!" - рассказывает она. Олег Солодов, а это был именно он, не мог оторваться от бумажки и рассказать о векселе, который выпускает его фирма, чем сразу вызвал подозрения, что он "не в теме".

Несите ваши денежки

"Мы много писали в газете тогда о фирмах, которые занимались, как теперь говорят, отъемом денег у населения. Вот их было более 100, и Olevs тоже была в этом списке" - рассказала Павук. Разными способами такие фирмы предлагали людям принести деньги под проценты, которые в те годы были очень высокими: могло быть 50-60-70% годовых. Olevs-Invest предлагала даже 7% в месяц. 

Сначала вклады людям возвращали, чтобы они снова пришли. Сроки вкладов были по нескольку месяцев всего и когда люди приходили за своими деньгами, им предлагали еще раз прокрутить и еще. Деньги крутились какое-то время, а потом фирмы-организаторы сворачивались и уходили с деньгами. Такие фирмы проработали всего 2-3 года, потом они стали массово закрываться, а их владельцы исчезали из вида или вообще из страны.

"Эти фирмы когда закрывались, то компьютеры забирали, столы оставляли и помещение покидали. Таких было много. Точно также и Olevs-Invest. - вспоминает Павук. - Вот тот красивый зал, в котором мы были… Я не знаю, что там с ним было потом, как и с той красивой мебелью".

Все закончилось печально и таинственно

О том, что надзор лишил лицензии директора Olevs-Invest Олега Солодова из-за неисполнения обязательств перед вкладчиками и фальсифицированную отчетность, пресса написала в 1995 году. Об этом же "Инсайту" сообщили и в Комиссии по надзору за рынком финансов и капитала, прислав уведомление об аннулировании лицензии.

В начале января 1996 года "Бизнес&Балтия" написала о возбуждении уголовного дела в отношении Солодова управлением криминальной полиции Риги. На Olevs-Invest подали жалобы около 200 вкладчиков, которые потеряли свои деньги.

Материалы уголовного дела о деятельности Olevs-Invest "Инсайту" найти не удалось. Искали в архивах Государственной полиции и Генеральной прокуратуры. Несколько месяцев переписки с пресс-службами этих учреждений были безрезультатными. В архивах нескольких судов дела тоже не нашли.

Возможно, оно все еще хранится в архиве службы государственной безопасности, а может быть просто пропало. Ветеран рижского уголовного розыска Евгений Шабанов, с которым тоже побеседовал "Инсайт", говорит, что не удивлен: "Вот вы спрашиваете как могло дело пропасть из архива? Да могло! В те времена могло быть что угодно!"

"Наверное я вот тот живой свидетель, раз дело не найти нигде ни в прокуратуре, ни в судах, нигде. Наверное они за давностью лет их там сожгли либо кто-то их попросил убрать. Такое тоже может быть" - говорит Ольга Павук.

Но вовсе не факт, что упомянутое в газетах тех лет уголовное дело по сбору денег Olevs-Invest и Olevs-Fondi, вообще дошло до суда. В 90-е годы дела о финансовых аферах возбуждали, поскольку обманутые люди писали заявления, но эти дела не расследовали толком. "У нас не было методики как с этим работать. Пока не созданы были новые контрольные структуры, пока они не получили опыта. То есть в этом мутном болотце люди сделали миллионы" - сказал Шабанов. 

Эпилог

Вы спросите, зачем "Инсайт" вспомнил эту историю давно минувших дней? Но связь прямая. Сейчас у Олега Солодов большой бизнес, а у партнера серьезные претензии к нему как к управляющему. Московский совладелец считает, что от него утаивают деньги. При этом деньги куда-то уходят, как считает следствие. Таким образом, не все проблемы бизнеса связаны с политикой. Некоторые из них совсем другого свойства и это нужно иметь в виду, когда речь о медиа.

"Эти люди работают в медиапространстве. Эти люди, которые оказывают влияние на умы слушателей, читателей, зрителей. Конечно, мы должны знать, кто этим занимается. Репутация - это самое важное. Это то, что можно быстро потерять и нельзя восстановить", - считает Павук. 

Редактор: Виктор Сольц

Источник: "Инсайт" (ETV+)

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: