"Очевидец": отец бил мать, а дети теперь должны платить за его содержание в приюте ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Детский альбом Алара.
Детский альбом Алара. Автор: ERR

Около 300 жителям Эстонии местные самоуправления ежегодно предъявляют требования оплатить расходы на проживание в домах призрения родителей.

Своей историей в передаче "Очевидец" поделился Алар из Вильянди. Он родился в 1979 году в семье повара и таксиста, в которой уже рос его четырехлетний брат. После рождения второго ребенка у отца семейства Аугуста обострились проблемы с алкоголем и, насколько помнит сам Алар, с применением насилия.

"Я с детства помню, как скрипели двери, когда в замочную скважину вставляли ключ. Страх пронзал от мысли, пришел отец трезвым или пьяным и снова будет драться с матерью", – вспоминает Алар.

"Я вмешивался, когда они дрались, доставалось и мне. Брат был постарше и умел бояться. Сейчас эти воспоминания вызывают злость. У меня самого трое малых детей и я не представляю, что я поднял бы на них руку. Но тогда я отца прощал, он все же был мне дорог", – продолжает он.

Его мать в милицию не обращалась, посторонние также не вмешивались. Затем у отца появилась связь на стороне, иногда он пропадал неделями. Когда Алару было семь лет, наконец появилась возможность и женщина с детьми ушли от мужа.

"На самом деле этот переезд был бегством. Многие вещи остались на улице Лутсу, где мы жили", – говорит Алар.

Далее два важных нюанса. Мать Алара никогда не подавала официальных жалоб о насилии, и развод состоялся лишь через несколько лет. Платить алименты она никогда не требовала. Аугуста дети также не интересовали. Какой-то контакт возобновился лишь в 1990-е, когда оба брата стали взрослыми, а Аугуст превратился в горького пьяницу. Время от времени дети помогали ему с продуктами и поиском крыши над головой.

"Жаль его стало, как бывает жаль попрошаек. Он таким и был. Сначала злило, когда звонил, но клал трубку и думал, что от меня не убудет, если соберу ему пакет с едой. Денег я ему никогда не давал, знал, на что они пойдут", – объясняет Алар.

Он уже 15 лет живет с Аге, у них трое детей. Контакты с отцом ограничивались парой-тройкой раз в год. До встречи с Аге с Аларом связалась Вильяндиская мэрия.

"Позвонила Хельмен Кютт, сообщила, что отец в трудном положении. Мы пошли к нему, и я при Кютт сказал ему: признайся, что никаким отцом ты никогда не был. И он согласился. Кютт все поняла. Отцом занимался город", – продолжает свой рассказ Алар.

Самоуправление требует оплатить часть расходов на содержание

Все эти подробности крайне личные и болезненные, но Алар и его близкие в открытую рассказали обо всем в передаче, так как им кажется несправедливым то, что случилось дальше. Весной 2018 года Алар, его брат и совершеннолетняя дочь брата получили письмо. В нем сообщалось, что Аугуста помещают в дом призрения и ту часть платы за место, которую не покрывает его пенсия, следует оплатить им.

По словам руководителя социального отдела Вильяндиской мэрии Ливии Каск, согласно внесенным в закон поправкам, если у подопечного есть платежеспособные потомки, то самоуправление эти расходы в одиночку нести не должно. После разговора с сыновьями и изучения бумаг городские чиновники пришли к выводу, что Аугуст хоть и не был образцовым отцом, но в 1980-е связь с ним полностью не прекратилась. Решили, что будет справедливо, если город будет платить 40%, а близкие – 60%, то есть на тот момент братья должны были платить недостающие 200 евро в месяц.

"Мэрия постаралась вынести справедливое решение. Мы все же не можем сравнивать с ситуациями, когда родитель абсолютно не вкладывал в воспитание ребенка", – обосновывает решение мэрии Каск.

Чиновники заверяют, что самоуправление всегда старается помочь, но социальные расходы – большие, поэтому деньгами просто так не раскидываются. Близких разозлило, что если братья платить откажутся, то требование перейдет к дочери одного их них, то есть к взрослой внучке Аугуста, которая дедушку практически и не видела.

По словам консультирующего самоуправления юриста Катрин Орав, неважно, видел ли человек своих бабушек-дедушек: "Это на самом деле не играет роли, как и то, был родитель хорошим или плохим".

Споров все больше

Закон о семье гласит, что родители должны кормить и заботиться о детях до совершеннолетия, а в обязанности потомков входит забота о родителях. Кроме того, полностью покрывать эти расходы не позволяет и Социальный кодекс.

Эти правила действуют уже несколько лет, и в последнее время самоуправления начали строже их выполнять, в результате становится все больше конфликтов.

Государственной статистики нет, но, по оценкам экспертов, требование оплатить проживание родителей в домах призрения ежегодно предъявляется свыше 300 биологическим потомкам, независимо от того, насколько хорошо в свое время родители себя вели.

"Это дает некоторое представление о семейных отношениях. Я лично не представляю, что мне неизвестно, как дела у моих родителей, и их вдруг помещают в приют без моего ведома. Но это возможно, когда у детей и родителей отношения не складываются", – комментирует руководитель отдела опеки Министерства социальных дел Хяли Тарум.

Тарум, Орав и другие специалисты подчеркивают, что в правилах есть лишь строгие исключения, освобождающие ребенка от оплаты расходов. Например, если он докажет, что родитель в детстве его совершенно бросил, он сам спровоцировал свою потребность в помощи, совершил в отношении семьи тяжкое преступление, за которым последовало наказание, или же у потомков нет денег.

"Если доход позволяет, но принципиально это кажется несправедливым, так как родитель никогда не помогал, то нужно идти в суд. Местное самоуправление решения об освобождении от оплаты принимать не может", – рекомендует Орав.

Как отметила судья Трийн Уусен-Наке, суд может полностью освободить человека от оплаты за содержание или же уменьшить сумму в некоторых случаях: "Это возможно, когда выполнение обязательства крайне несправедливо по отношению к лицу, которому предъявлено требование. У суда есть дискреционное право решать, что несправедливо".

Суд решил не в пользу сыновей

Большинство людей в такой ситуации платят. Алар с братом обратились в суд, в котором в числе прочего рассказали, что отец их не содержал, применял насилие, своим пристрастием к алкоголю сам спровоцировал свои проблемы со здоровьем. Они также указали на то, что у них самих большие семьи, и требовать от них оплаты расходов было бы несправедливо.

"Честно скажу, мне это казалось несправедливым. Я искренне считала, что детей следует полностью освободить. Но, к сожалению, зачастую так и бывает, что в суде решаются вопросы законности, а не справедливости", – признается юрист Алара Пирет Палло.

В декабре 2018 года пришло решение Тартуского уездного суда, а в апреле 2019 решение вынес и окружной суд. Братья проиграли. Аугуст в суде заявил, что бил мать, но на детей руку не поднимал. По словам ведущей это дело судьи Трийн Уусен-Наке, принять решение было трудно, так как насилие якобы имело место более 30 лет назад и не было зафиксировано, а с другой стороны, насилие в отношении матери не означает автоматически ненадлежащего отношения к сыновьям.

"Суд ведь решает на основании предоставленных доказательств. Если суду не были предоставлены доказательства, что с детьми плохо обращались, то суд не может заявить о том, что нет необходимости выполнять обязательство по содержанию", – пояснила Уусен-Наке.

"Но документальных доказательств практически и нет. Есть лишь показания. Кроме того, мы связались с бывшей соседкой семьи, которая подтвердила факт насилия и что отец жил с семьей совсем недолго и детей особо не воспитывал", – сообщила Палло.

Объяснения суда сложны и масштабны, но решающим стал все же тот факт, что Аугуст в какой-то мере участвовал в жизни семьи, пока детям не исполнилось 7 и 11 лет, а также позднее пару раз давал им денег.

Алар игнорирует решение суда

Суд подчеркивает, что бывают и решения в пользу детей, когда, например, из-за пристрастия родителя к алкоголю ребенка воспитывает бабушка или дедушка или же родитель стал неимущим по собственной вине. В случае Аугуста нельзя однозначно понять, в чем причина его бед со здоровьем – алкоголизм или 70-летний возраст.

"Я отчасти государство понимаю. Таковы законы. Конечно, мы все привыкли к комфорту. Но эти нападки на внуков слишком фантастические", – размышляет Алар.

Итог таков: Аугуст живет в доме призрения под опекой города. Старший сын подчиняется решению суда и платит свои часть, которая сейчас составляет 150 евро. Алар счета не оплачивает, и его долг уже превысил 6000 евро. Но для него это дело принципа.

"Когда в этом деле будет поставлена точка, я буду вынужден их оплатить", – говорит он.

По окончании вызванного коронавирусом кризиса Министерство социальных дел по распоряжению правительства должно будет проанализировать, следует ли изменить пункт о том, что обязанность оплачивать содержание бабушек и дедушек в домах попечения следует возлагать и на внуков.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: