"Кто кого?": нужно ли ужесточать закон о защите животных? ({{contentCtrl.commentsTotal}})

{{1600190040000 | amCalendar}}
Фото: Vladislava Snurnikova/ERR

В среду, 16 сентября, в дискуссионной передаче "Кто кого?" на ETV+ обсудили целесообразность ужесточения мер по защите животных.

В студию пришли основатель и руководитель НКО Loomapäästegrupp Хейки Валнер, депутат Рийгикогу Оудекки Лооне, главный инспектор МуПо Шахрияр Абдуллаев, адвокат Роберт Сарв.

Наблюдатели - представитель организации Nähtamatud Loomad Анна Каплина и исполнительный директор Общества охотников Эстонии Тынис Кортс. Ведущие - Криста Ленсин и Андрей Титов.

"Сегодня мы не знаем, что такое вообще живодерство, если опираться на решения полиции или суда. У них нет общего согласия. Например, они не скажут нам, морить животное голодом - это жестокое обращение или нет. Бывает, что случаи истязания животных трактуются как самозащита. Мучители идут к адвокату, и выносится решение, что жестокое обращение было оправданным. Но дело в том, что мои клиенты (животные) не врут, они - настоящие жертвы. А адвокат не может то же самое сказать о своих клиентах", - сказал Валнер.

"Есть опасность, что если мы определим в законе понятие жестокого обращения, все равно останутся неучтенные аспекты. И люди еще больше начнут использовать дыры в законе. Главное - это вопрос практики, чтобы полиция одинаково трактовала жестокое обращение. И чтобы было понятно, куда нужно обращаться тем, кто стал свидетелем жестокого обращения", - отметила Лооне.

"С эстонскими законами и так все в порядке. При этом, если люди видят жестокое обращение с животным, то обращаются не в полицию, не в суд, не к зоозащитникам. Сейчас люди первым делом бегут в Фейсбук, пару дней там это обсуждают, и только потом, возможно, вмешивается полиция", - подчеркнул Сарв.

По словам Абдуллаева, в основном жалобы в МуПо связаны с тем, что животных оставляют на сутки или двое одних дома. "Но я не берусь судить, можно ли это трактовать как жестокое обращение, - подчеркнул Абдуллаев. - Наши полномочия зависят от того, что я сам вижу в жалобе. Если там есть основания для начала делопроизводства, то мы реагируем, связываемся с владельцем, общаемся. Если я не вижу оснований для начала производства - то мы перенаправляем жалобщика в Союз защиты животных, просим обратиться к их специалистам".

На вопрос ведущего, может ли государство взять на себя часть расходов по стерилизации животных, учитывая высокие расценки ветеринарных клиник (стерилизация кошки 80 евро, средней собаки - от 200 евро), Лооне ответила: "Бедность не должна быть причиной появления ненужных животных. Ведь и само содержание животного - недешевое удовольствие. И если нет возможности нормально содержать питомца, то лучше отказаться от затеи завести его".

А что делать, если пенсионер не может содержать питомца, а усыпить стоит 100 евро - его намерение избавиться от животного может выглядеть как жестокое обращение?

"Я бы не тратил народные деньги на поддержку хозяев. Никто не заставляет заводить животное, а потом говорить, что нет денег, чтобы его лечить и кормить. Хотя самоуправления, скорее, выбрали бы этот вариант, потому что отлавливать бродячих собак и содержать приюты гораздо дороже", - ответил Валнер.

"Всегда есть возможность отдать животное в приют, честно признать, что не можешь его содержать и хочешь избавиться. И вот как раз приюты для животных государство могло бы лучше финансировать", - высказала свое мнение Лооне.

В жаркий день на парковке несколько часов мучается запертая собака - это жестокое обращение или нет?

"Если вопрос спасения идет на минуты, я бы не раздумывая разбил окно, выпустил животное, и потом отстоял бы свои права в суде. Это материальный ущерб. Но ударить человека, который у вас на глазах плохо обращается со своим животным, нельзя. В этом случае право наказания есть только у государства", - прокомментировал Сарв.

До 20 сентября можно ответить на вопрос "Нужно ли ужесточать закон о защите животных?" внизу этой статьи.

На момент окончания передачи за ответ "Да, это очень важная тема" проголосовали 94% зрителей, а за ответ "Нет, лучше о людях подумать" - 6%.

История вопроса

Минувшим летом в эстонских СМИ и соцсетях нередко мелькали новости, в которых встречалось слово "живодер". Забитая молотком кошка в Хаапсалу, повешенные на школьный забор вороны в Таллинне, избитая собака в Силламяэ - неудивительно, что люди крайне эмоционально реагировали на все подобные сообщения.

В середине августа на интернет-платформе rahvaalgatus.ee появилась петиция о внесении 33 поправок в Закон о защите животных. Она набрала необходимое для передачи в Рийгикогу количество подписей всего за пять дней.

Между тем волна народного гнева в одночасье превратила в изгоя хийумааского волостного чиновника, убившего лисенка, как утверждается, исключительно из самообороны, и первым попавшимся под руку предметом. Теперь мужчина решил судиться с теми, кто травил его и угрожал расправой.

По сути, никто не спорит, что животных надо защищать. Вопрос лишь в том, где же проходит граница между правами животных и правами человека?

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: