Пирет Роспу: может ли тест подтвердить выздоровление от COVID-19?

$content['photos'][0]['caption'.lang::suffix($GLOBALS['category']['lang'])]?>
Пирет Роспу. Автор: Helin Loik-Tomson

Поскольку каждый день выявляются сотни новых случаев заражения коронавирусом и бессимптомных зараженных, нужно еще раз обсудить, что именно показывают используемые в Эстонии тесты на COVID-19, пишет семейный врач Пирет Роспу.

Тесты молекулярной диагностики (PCR) используются для выявления РНК вируса в верхних дыхательных путях человека. Тест имеет высокий уровень надежности, и в случае положительного результата можно быть в целом уверенным в том, что речь действительно идет о новом коронавирусе: ложно-положительных результатов лишь около одного процента.

К сожалению, PCR-тест не в состоянии определить, идет ли речь о живом и заразном вирусе или же его обезвреженных частицах: если в верхних дыхательных путях есть РНК вируса, то тест ее, как правило, обнаруживает.

В начале года в Китае условием прекращения карантина для больных COVID-19 было два отрицательных теста с промежутком в 24 часа. Там довольно быстро выяснилось, что у многих людей тесты попеременно показывают положительный и отрицательный результат, причем с точки зрения протекания болезни такие больные мало отличались от тех, у кого результаты теста быстро становились отрицательными.

В попытке лучше разобраться в этом феномене использовались различные научные методы, недоступные в повседневной работе врачей. Например, определяли число частиц вируса в дыхательных путях или пытались заражать в пробирке клетки при помощи проб, взятых из дыхательных путей пациента в разное время.

К настоящему времени известно, что у бессимптомных зараженных или больных COVID-19, которые переносят болезнь дома или в обычном отделении больницы (т.е. легкие и умеренные случаи заболевания в медицинском смысле), количество вируса в верхних дыхательных путях в первую неделю болезни большое, а примерно с начала второй недели вирусная нагрузка в дыхательных путях резко снижается.

У некоторых людей на второй недели болезни инфекция поражает нижние дыхательные пути, и у них возникает воспаление легких, однако к этому времени инфекционно-опасным материалом становится находящаяся глубоко в дыхательных путях мокрота. Ее сложно извлечь, а при разговоре или чихании она не распространяет заразные аэрозоли, которые дают слюна или выделения со слизистых оболочек носа из верхних дыхательных путей. Согласно научным работам, после восьмого дня заболевания обычно не удается заразить вирусом клеточную культуру.

У организма есть несколько способов обезвреживания вирусов, но даже после того, как активного и опасного вируса больше нет, в организме надолго остается "не убранная" РНК вируса, которая может быть обнаружена при помощи теста PCR. В связи с этим можно много раз получать попеременно положительные, отрицательные или неопределенные результаты теста, но с точки зрения медицины это больше не имеет значения.

Мы оцениваем заразность больных и принимаем решение об их допуске на работу на основании согласованных критериев: перед первым выходом из дома нужно оставаться в изоляции не менее 10 дней, у пациента как минимум 72 часа не должно быть температуры, а симптомы острого респираторно-вирусного заболевания должны прекратиться.

В действительности, эта особенность свойственна не только коронавирусу: частицы вирусов можно обнаруживать долгое время после выздоровления. Их находили и в случае многих других вирусов, в частности, кори, гриппа, лихорадки эбола и зика.

Можно ли проверить выздоровление каким-то другим тестом?

В мире также доступны тесты, которые выявляют белки вируса (антигены) и возникшие в организме антитела. Они также не подходят для подтверждения выздоровления. С тестом на антигены такая же проблема, как и с тестом PCR: обезвреженные частицы вируса остаются в течение длительного времени после выздоровления и завершения инфекционно-опасного периода, и тест не в состоянии показать, является ли вирус жизнеспособным.

Что касается антител, то в случае COVID-19 возникает интересный феномен: как быстрые (IgM), так и долгосрочные (IgG) антитела появляются в крови уже на первой неделе болезни, когда пациент еще на самом деле заразен. Концентрация антител достигает "зрелости" только на 40-й день после заражения. Кроме того, есть определенное число пациентов, у которых антитела к коронавирусу по какой-то причине не вырабатываются.

На данный момент нет полной уверенности в том, могут ли антитела в организме предотвратить повторное заражение, а если новое заражение произойдет, то будет ли человек снова столь же заразным, как и во время первого заражения. Соответственно, наличие антител может показать, что человек действительно соприкасался с коронавирусом, однако, к сожалению, антитела возникают не всегда, а их наличие ничего не говорит о состоянии здоровья или заразности конкретного пациента.

Подводя итог, можно сказать, что у переболевшего COVID-19, здорового и незаразного человека результат теста PCR на коронавирус и теста на антигены вполне может быть положительным, а результат теста на антитела - отрицательным. При этом в медицинском смысле он совершенно здоров, и ему разрешается вернуться к нормальной жизни. Это не означает, что тестирование совершенно бессмыссленно, но, как и во всей медицине, каждый анализ на COVID-19 должен оцениваться врачом на основе знания сильных и слабых мест конкретного вида теста.

Выздоровление не подтверждается тестом и справкой

На основании всего вышесказанного в Эстонии еще весной было принято решение не проверять выздоровление пациентов каким-либо тестом, потому что вместо внушения уверенности это может, наоборот, вызвать путаницу. Кроме того, нет никакого смысла обременять врачей производством справок, которые подтверждают выздоровление пациента и допустимость его возвращения в трудовой коллектив.

Если человек соответствует согласованным критериям (десять дней изоляции, 72 часа без температуры и отсутствие острых симптомов), то выздоровление не нужно подтверждать отдельной справкой. Повторное тестирование перед допуском на работу не применяется и к работникам "первой линии", таким как медики, учителя и работники домов по уходу. Кроме того, семейные врачи по-прежнему не выдают справки о допуске ребенка в школу или детский сад.

Редактор: Андрей Крашевский

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: