Галина Тимченко: будущее онлайн-журналистики — в вовлечении читателя ({{commentsTotal}})

Бывший главред портала Lenta.ru, а ныне генеральный директор новостного портала Meduza Галина Тимченко считает, что будущее онлайн-журналистики — в интерактиве с читателем. По ее мнению, замещения газет онлайном не происходит, читатель стремится потреблять разные виды СМИ в комбинированном виде, в то время как журналистика мнений теряет популярность. К гражданской журналистике Тимченко относится сдержанно.

Порталам сегодня приходится привлекать не только дискуссиями и спорными темами, но и, например, играми. Что сегодня важнее: информировать, образовывать или развлекать?

Сначала информировать. Рука, качающая колыбель, правит миром. Тот, кто владеет информацией — владеет всем.

Отживут ли свое печатные издания, проиграв онлайну?

Нет. Конечно, снижается поток рекламы. Конечно, те издания, которые 10 лет назад провозгласили своим девизом „Digital – first”, сейчас побеждают. Но анализ медиа-трендов 2014-2015 гг. говорит о том, что не происходит замещения. Происходит комбинирование. Люди потребляют медиа в комбинированном виде. Посмотрите, как ваша бабушка смотрит телевизор. Перед ней — телевизор. Рядом — газетка. А если она — бабушка — продвинутая, и вы купили ей какой-нибудь планшетик, то еще и он. Не происходит замещения одного другим. Когда я отдыхала в Италии, то была единственным человеком в гостинице, кто пользовался планшетом. Все остальные читали бумажные газеты.

А в чем тогда преимущества бумажной газеты перед электронной?

Никаких. Есть привычка, есть удобство, есть некое ощущение вещественности. Для многих людей важно, что контент не хранится где-то в облаке и не исчезает, как только ты закрыл браузер. Может быть, преимущество в этом. Возможно, лет через 100 все будет по-другому. Но я судить не берусь.

В чем следующее слово онлайна? Уже есть игры, разные версии дизайна и многое другое. Что дальше?

Следующее слово — в вовлечении читателя. Рассказывать не буду, но, кажется, в середине апреля Meduza запускает как раз такой проект.

Насколько сегодня для читателя важен внешний вид ресурса, которым он пользуется, та обертка, в которую завернуто содержание?

Жизненно необходимо. Иначе СМИ окажутся в положении все время отстающих. Если человек заходит, например, на сайт онлайн-магазина спортивных товаров, он видит самый крутой дизайн. Он видит невероятного качества детализацию. Кроссовки, которые он хочет купить, покажут клиенту буквально со всех сторон. Когда человек заходит на сайт легального онлайн-кинотеатра — там точно так же. Когда он заходит на сайт какого-нибудь СМИ — там на дворе 2002 год. В этом смысле дизайн страшно важен.

Кто диктует моду?

С одной стороны, западные порталы. С другой, если у тебя есть идея, то дойти до нужного тебе дизайна — это дело упорства. Работает только совокупное, предельное усилие всех служб.

Соревнуясь с соцсетями, в которых любой очевидец может мгновенно опубликовать фотографию с места событий, оперативность все еще остается определяющим фактором, или для профессиональной журналистики больше важна достоверность и доступность для читателя?

Нет такого противопоставления. Это как в сказке про Мэрри Поппинс — нам нужна самая лучшая няня за самые маленькие деньги. Точно так же и здесь — и быстро, и достоверно, и оригинально.

Но в социальных сетях каждый сам себе журналист. Гражданская журналистика составит конкуренцию профессиональным изданиям?

На самом деле они существуют параллельно. Иногда пересекаются, иногда дополняют друг друга, иногда заменяют. В условиях российской действительности гражданская журналистика зачастую опережает официальную, но не потому, что у нее больше мастерства или она больше понимает. Просто до сих пор у нее большая степень свободы. Я вообще к гражданской журналистике отношусь сдержанно. Мне не нравится зачастую пренебрежение структурой текста, логические связки хромают и так далее. И если в профессиональной журналистике у меня, как у редактора, есть рычаги воздействия, то гражданский журналист — он сам себе хозяин. Доверяй, но проверяй.

В своем выступлении вы затронули тему общения журналистов с аудиторией в социальных сетях. Известно, что за спорные публикации журналисты даже теряли место работы. Где заканчивается общение с аудиторией и начинается потакание ее интересам?

Читатели прощают своим любимым журналистам все на свете. А заканчивается это ровно там же, где заканчиваются человеческие порядочность и профессионализм. Новости не предполагают оценочных суждений, значит, говоря о новостях, ты тоже не можешь выносить оценочных суждений. Ты можешь пошутить на эту тему, как бы находясь снаружи новостей. Ты можешь погоревать. Но ты не имеешь права говорить этот — плохой, а этот — хороший. Ты не имеешь права принимать ничью сторону. Так же это работает и в социальных сетях.

Вы говорите о журналистике фактов. А что сегодня интересно читателю в большей степени — журналистика фактов, или журналистика мнений?

Журналистика мнений уже не модна. Мнение, как говорила Фаина Раневская, оно как попа — есть у всех. Для того, чтобы выйти со своим мнением на большую аудиторию, нужно иметь для этого основания. Нужно быть либо экспертом, который знает больше всех остальных, либо лидером — человеком, к мнению которого присоединяется большинство. Все остальные мнения легко найти в своей ленте фейсбука. Если вы заметили, на порталах игровые заголовки больше не работают. Человек заходит, чтобы понять что происходит, почему происходит, что он увидит и в каком жанре. Читатель хочет ясности.

Стоит ли тогда отказывать в публикации мнений людям, например, политэмигрантам, которые выступают со своим видением жизни в стране, куда приехали полгода назад?

Я вообще против любых запретов. Вопрос только в редакционной политике издания. Ведь эта политика определяется не только главным редактором. Она должна быть одобрена и поддержана сотрудниками. Журналисты должны разделять ценности издания. Вот если внутри отдельного издания мнение отдельного человека важно, то и публикуйте его. Читатель в конце концов проголосует кликами или ногами. Никому не нужно ничего запрещать. Пусть цветут все цветы.

Но ведь любой спорный вопрос так или иначе вызовет одобрение у одной части аудитории и негодование у другой. Отказаться от таких тем нельзя.

Конечно нельзя. Я приведу пример. Когда было 25-летие рижских баррикад, мы опубликовали интервью оператора, который тащил на себе смертельно раненного коллегу, продолжая снимать происходящее. Вторым мы поставили интервью ОМОН-овца, который в этот момент стрелял. Для нас были равноценны и одни, и другие данные. Сейчас произошел конфликт в Нагорном Карабахе. Точно так же с армянской стороны написал один наш специальный корреспондент, с другой стороны — другой. Вопрос не в том, чтобы замалчивать. Вопрос в том, чтобы дать читателю разобраться, а сделать это можно только представив все стороны конфликта. А дальше — пусть спорят. Спорят на кухнях, в интернете, в дискуссионных клубах или даже на автобусных остановках.

Выступление Галины Тимченко о важности взаимоотношений журналистов с читателем на прошедшей в минувшие выходные в Таллинне конференции TEDxLasnamäe сорвало самые продолжительные аплодисменты.

Редактор: Екатерина Таклая



Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: