Виктор Трасберг: пропавшие беженцы, или Германия играет с огнем ({{commentsTotal}})

Виктор Трасберг.
Виктор Трасберг. Автор: ERR

То, что прибывшие в Эстонию беженцы потом тихо отсюда уезжают, стало уже таким же обычным явлением, как и их прибытие в Эстонию. Уезжают туда, где им лучше, пишет на портале ERR доцент экономики Тартуского университета Виктор Трасберг и анализирует, к чему это может привести.

Можно было бы подумать, что нет беженцев, нет и проблем. В то же время, следует проанализировать и возможные побочные последствия таких действий, исходя в том числе из аспекта экономических и международных отношений.

Беженцы прибывают в Эстонии на основании квот. Эстонское государство само выбирает беженцев и принимает определенную ответственность за их проживание в стране и включение в наше общество.

Интеграция беженцев - это финансовые затраты и проверка способности наших властей. В общем, государство справляется с этим довольно хорошо. Большую работу проводят и общественные объединения, а также школы, детские сады и социальные работники.

Но когда беженцы уезжают из Эстонии, то меняется их международный статус - если они отсутствовали более трех месяцев подряд, то они теряют свою международную защиту. С точки зрения Эстонии, они становятся лицами вне закона, в отношении которых нет никаких обязательств.

Не является большим секретом и то, что большинство прибывших по квоте в Эстонию беженцев отправились в Германию. Согласно статуса распределенного по квоте беженца, Германия не может перенять у Эстонии обязанности в отношении таких беженцев. Эти люди не могут легально находиться в Германии в течение более трех месяцев.

Европейская комиссия также приняла весьма недвусмысленную и непосредственно угрожающую позицию, которая вынуждает страны направлять беженцев в страны, в которые они были распределены по квоте. Таким образом, правомерно спросить, что происходит в Германии.

Если Германия все-таки предоставит беженцам из Эстонии снова статус беженца, то это прямое нарушение соглашений. Какое тогда право имеют Макрон или Меркель обвинять страны Восточной и Центральной Европы в нежелании принимать беженцев по квоте, если Германия, прямо или косвенно покровительствует тем, кто уезжает из стран, куда они были распределены по квотам?

Еще более важным аспектом, однако, является тот факт, что это убивает в Эстонии всякую мотивацию заниматься беженцами. Проще (и дешевле) ждать, когда сами беженцы уедут, а не суетиться с оформлением документов, поискам жилья, мест в школах и выплатой социальных пособий.

Но предположим, что Германия даже не знает, что большая часть наших беженцев живут там незаконно. В этом случае возникает другой вопрос - как мы можем доверять Германии как стране, принадлежащей к Шенгенской зоне, если Германия не знает, кто пребывает на ее территории, и что там эти иммигранты делают? Это очень важная тема с точки зрения безопасности Европы и пространства Шенгенской визы.

Третий аспект заключается в отношении беженцев к законам. Очевидно, что в Европе нет понимания, каковы мотивы поведения беженцев. В Германии нет достаточного количества рабочих мест для всех приезжающих новых иммигрантов. Предположим, что уехавшие из Эстонии в Германию беженцы не получат там социальных льгот. Где и как они будут жить там, когда эстонское пособие закончится?

Подводя итог – то, что беженцы не работают и у них нет связи с государством, опасное явление. Считаю, что Германия должна объяснить, что она делает с теми беженцами, которые прибыли из других стран, куда были распределены по квоте. Этот вопрос должен быть приоритетным и для руководителей нашего государства, особенно в период председательства Эстонии в Совете ЕС.

Германия не сможет продолжать играть с огнем. С другой стороны, Эстония также должна быть в состоянии обеспечить беженцам быстрое переобучение и достойную работу. Это, к сожалению, нам пока не удается.



Татьяна Калин.

Юрист: новая система расчета алиментов улучшит ситуацию тех, кто хочет платить, но не может

По словам юриста Татьяны Калин, рассматриваемые правительством меры воздействия на должников и предлагаемая минюстом новая схема расчета алиментов снизит количество должников на какой-то небольшой процент, но в большей части проблемы не решит. Юридические меры имеют воздействие лишь на законопослушных граждан.

ида-вирумаа
VKG. Иллюстративное фото.

VKG получил убыток 4,6 млн евро при росте оборота на 50%

По предварительным данным, в 2017 году оборот концерна Viru Keemia Grupp вырос на 55% до 161 млн евро, но из-за фьючерсных сделок, заключенных в предыдущие годы по низким ценам, концерн получил чистый убыток в размере 4,6 млн евро.

Сергей Метлев и  Димитрий Кленский в студии "Кто кого?"

Метлев предложил рецепт решения проблемы с обучением эстонскому языку в школах

В дискуссионной передаче "Кто кого?" на ETV+ встретились публицист Димитрий Кленский, который считает, что в Эстонии существует стеклянный потолок возможностей для русскоязычных, и придерживающийся другой точки зрения публицист, сотрудник Эстонского Института исторической памяти Сергей Метлев.

Мнение / Интервью
Спектакль "Ричард III".

Виктор Сольц: Ричард III, или Король где-то там что-то говорит

Лучшей иллюстрацией к спектаклю якутского режиссера Сергея Потапова "Ричард III" в Русском театре должен стать Илья Нартов в роли танцующего полуголого архиепископа. Забавно, странно, непонятно, настораживающе, но многообщающе. 

ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.
Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: