Двойной портрет "АК+": Яак Мадисон и Раймонд Кальюлайд ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Фото: ERR

Такие разные кандидаты в депутаты Европарламента. Как завоевывали сердца избирателей антиподы эстонской политики - национал-консерватор Яак Мадисон и бывший центрист, а ныне независимый кандидат Раймонд Кальюлайд?

Найти что-то общее между Яаком Мадисоном и Раймондом Кальюлайдом при желании, конечно, возможно. Например, то, что оба пришли в политику в весьма юном возрасте, или то, что обоих отличает завидная уверенность в себе, передает "Актуальная камера +".

Но различий, конечно, намного больше, и в восприятии избирателей два эти претендента на мандаты евродепутатов воплощают два противоположных мировоззрения.

Говорят, что если ты в юности не либерал, значит, у тебя нет сердца, а если ты в зрелом возрасте не стал консерватором, значит, у тебя нет разума. Но Мадисон и Кальюлайд, похоже, считают себя исключением из правил.

По словам 28-летнего вице-председателя Консервативной народной партии Эстонии (EKRE) Мадисона, ему удалось быстро освободиться от ложных чар либерализма.

"В последних классах основной школы я был большим поклонником Партии реформ. Но, видимо, к счастью, моя молодость, так сказать, пришлась на подростковый возраст, и уже в 19 лет меня интересовали консервативные силы. Весной 2013 года, когда мне было 22 года, я вступил в EKRE", - говорит Мадисон.

А 37-летний Раймонд Кальюлайд характеризует себя так: "Ну, наверное, скорее всего, в данной ситуации каждый человек, который старается противостоять этой волне такого правого радикализма, уже является либералом. То есть, конечно, да, у меня во многих вопросах либеральные взгляды, это нельзя отрицать. Я точно не являюсь человеком, который больше думает о том, как сохранить то, что у нас уже есть. Меня интересуют новые идеи, некая прогрессивность, меня интересует будущее".

О будущем говорит и Мадисон, но совсем в другом ключе: "Будущее Эстонии, национальный вопрос, ценность нашего языка и культуры - скажем так, базовые традиционные ценности, на которых основывается наше государство, они существенны и для молодых людей, и они видят в нашей партии одну из сил, защищающих эти ценности".

Кальюлайд пришел в политику в еще более молодом возрасте, чем Мадисон. Он вступил в Центристскую партию уже в 19 лет, а в 20 стал советником Эдгара Сависаара по связям с общественностью.

Мадисон: нужно ограничить влияние Европарламента

Через пару лет Кальюлайд ушел в рекламный бизнес и оставался там до 2016 года, когда стал старейшиной Пыхья-Таллинна. Завоеванная на этом посту популярность обеспечила ему впечатляющий урожай голосов сначала на муниципальных, а затем и на парламентских выборах. Но в знак протеста против создания коалиции с консерваторами Кальюлайд вышел из Центристской партии. Тогда же, два месяца назад, он и решил баллотироваться в Европарламент.

Кальюлайд уверен, что имеет все предпосылки для работы в Брюсселе и Страсбурге.

Мадисон, недавно уже во второй раз избранный в Рийгикогу, тоже желает выйти на общеевропейскую политическую арену. В отличие от Кальюлайда, консерватор хочет бороться за то, чтобы ограничить влияние Европейского парламента.

"Чем меньше будет у этой институции власти, тем меньше будет там воображающих, что Европарламент должен управлять всем европейским пространством как единым государством", - утверждает Мадисон.

Очевидно, что в идеологическом плане Мадисон и Кальюлайд находятся на разных полюсах. Но оба убеждены, что у них много единомышленников и сторонников. Раймонд Кальюлайд в подтверждение своего потенциала ссылается на результаты одного недавнего опроса, касавшегося популярности публичных персон.

"И там были, как ни странно, и политики, и некоторые любимые народные артисты. И вот у меня что-то похожее на Анне Вески. У всех остальных было так, что эстонцы их знают больше, русские - меньше. Я и Анне Вески были единственные, у которых эти столбики - эстонцы и русские - были одинаковые", - говорит Кальюлайд.

"Разумеется, он не является политиком, которого знают 90% жителей страны, за пределами столицы он не столь популярен. Несмотря на это, поддержка ему как независимому кандидату очень сильна. Он наверное, заберет голоса у разных политических сил, не только у центристов", - предсказывает редактор портала poliitika.guru Андреас Каю.

Кальюлайд: нынешняя деятельность Мадисона разрушительна для Эстонии

А у Мадисона в борьбе за мандат евродепутата было одно существенное преимущество - он баллотировался в партийном списке и мог опираться на бренд своей партии. При этом Мадисон полон веры в собственные силы.

"Я сознательно предпочел быть в партийном списке именно на последнем месте, а не, скажем, на третьем. Лучше замыкать список кандидатов, но доказать на выборах, что я в состоянии получить такую поддержку, которая выведет меня в итоге на второе или первое место", - подчеркивает Мадисон.

"Мне кажется, ему удалось сформировать себе образ представителя, если можно так выразиться, разумного крыла EKRE. Хотя, скорее всего, говорить надо не о каком-то крыле, а о конкретном человеке. Но в общем он в чем-то действительно отличается от своих однопартийцев, поэтому не исключено, что для кое-кого в EKRE будет даже удобно, если Мадисон отбудет в Брюссель", - комментирует Каю.

Друг о друге оппоненты отзываются так.

"Думаю, что он - неплохой парень, который принюхивается сейчас к конъюнктуре на политическом рынке и, быть может, переоценивает пока свои возможности. Кальюлайд очень прагматичен. А разговоры о ценностях, открытости и прочих вещах, которые он защищает, предназначены для предвыборного периода", - считает Мадисон.

"Он как-то из ниоткуда пришел и стал кем-то. И несмотря на то, что я может быть не согласен с его мировоззрением, но все равно это - некоторое достижение. Меня печалит, что он вкладывает свой ум, свое время в что-то такое, что по-моему разрушительно для Эстонии, не конструктивно. И вот надеюсь я, что в какой-то момент в Брюсселе у него будет хороший стакан вина, кусочек вкусного бельгийского сыра и шоколада, и он подумает об этом", - дает свою оценку Кальюлайд.

Конкурентами в прямом смысле Мадисон и Кальюлайд, конечно, не являются, поскольку избиратели у них совсем разные.

"Из числа моих сторонников , очевидно, мало кто пойдет голосовать за Кальюлайда. И наоборот тоже, конечно. Но в этом и заключается суть демократических выборов, что у каждого есть возможность делать выбор между очень разными мировоззрениями и позициями", - заключает Мадисон.

Редактор: Виктор Сольц

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: