Алар Карис: вариации на тему вариоляции или "девушкам без рубцов от оспы легче выйти замуж" ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Экспозиция
Экспозиция "Человек и среда. Напасти проходят мимо людей" на постоянной выставке ERM. Автор: Berta Jänes

Новое вирусное заболевание, с которым сейчас столкнулось человечество, по понятным причинам вызывает повышенный интерес к теме инфекционных болезней. Именно об этом, а точнее, о долгой истории борьбы с оспой в мире и Эстонии, идет речь в эссе директора Эстонского национального музея Алара Кариса.

Самой ужасной болезнью, которая в свое время выкашивала население Эстонии наряду с корью, дизентерией, холерой, тифом, скарлатиной, малярией и оспой, была, безусловно, чума. Однако оспа (лат. variola) остается единственной опасной для человека инфекционной болезнью, которую удалось ликвидировать по всему миру. Так, в 1979 году Всемирная организация здравоохранения подтвердила, что вызываемая природными вирусами оспа, по всей видимости, ликвидирована. Хотя, конечно, возбудители заболевания до сих пор хранятся в российском институте "Вектор" в Кольцово и в лаборатории Druid Hills в американском городе Атланта.

До этого оспа успела унести сотни миллионов человеческих жизней, и к 18 веку болезнь достигла в Европе своего пика.

Историк остзейской культуры Фридрих Амелунг утверждал, что во второй половине 18 века в Эстонии из 100 заболевших оспой умирали 20, а во многих приходах на оспу приходилось 50-75% детской смертности, не говоря уже о случаях инвалидности. Большинство поправившихся были покрыты крупными рубцами (в народе такую кожу сравнивали с изрытой свиньями землей, эст. sea songermaa), а многие теряли зрение.

Больной оспой мужчина. Автор: Фотоархив Музея Тартуского университета, № ÜAM F 445:107/5 F

(Тайные) эксперименты на мызе Раади

Важную роль в избавлении от этой болезни сыграл случай, который произошел несколько столетий назад на мызе Раади в окрестностях Тарту.

Все началось в Иванов день 1756 года, когда местный помещик, ротмистр Карл фон Липхарт передал тартускому городскому врачу Августу Вильгельму Шулинусу двух крепостных детей, чтобы он испытал на них т.н. вариоляцию (прививку оспенного гноя из созревшей пустулы больного натуральной оспой, приводившую к заболеванию оспой в легкой форме и обычно дававшую иммунитет против оспы).

Разумеется, все это постарались сделать тайно и без ведома родителей. После вариоляции детей, как утверждается, увезли на удаленный хутор и там спрятали. Тем не менее, родители что-то прознали, после чего отец одного и мать второго ребенка пришли на хутор, где дети весело бегали по двору с уже заживавшими оспинами. У мужчины это был единственный ребенок, и у него ничего не было против того, чтобы ребенок окончательно оправился на хуторе, но женщина, у которой дома было еще полдюжины детей, обязательно хотела забрать ребенка с собой. Ей пытались помешать силой.

Примерно так описывал возникшую ситуацию современник доктора Шулинуса Фридрих Конрад Гадебуш в трактате "Livländische Bibliothek nach Alphabetischer Ordnung" (1777).

"Livländische Bibliothek nach Alphabetischer Ordnung", 1777. Автор: ERM

После удачного опыта помещик Липхарт распорядился сделать вариоляцию оспы и собственным детям, а в общей сложности Шулинус провел в Лифляндии эту процедуру для 1023 ребенка из дворянского сословия, из которых умер всего один. И даже эта смерть не была вызвана вариоляцией: ребенок к этому моменту уже заболел оспой, и это обстоятельство скрыли от врача.

Кстати, городской врач Шулинус сколотил этой работой приличное состояние, заработав к своему отъезду из Лифляндии в 1768 году 15 000 рублей. За один рубль в то время можно было купить 250 кг ржаной муки, 50 кг пшеничной муки, 30 кг ветчины или полшапки (шапка стоила 2 рубля).

Август Вильгельм Шулинус приехал в Лифляндию в 1750 году по приглашению Фабиана фон Штакельберга. Шулинус также успешно провел вариоляцию двух сыновей и дочери Штакельберга, которая позднее вышла замуж за одного из пяти братьев графа Орлова, пользовавшегося большим влиянием при дворе Екатерины II.

Стоит напомнить, что в 18 веке врачей в России было очень мало. Согласно опубликованной в 1887 году книге профессора истории Тартуского университета Александра Брюкнера "Die Ärzte in Russland bis zum Ja 1800", Шулинус был одним из 76 иностранных врачей, работавших в царской России в период с 1750 по 1760 год.

Борьба с болезнями ртутью, амулетами и семенами сельдерея

Хотя Тарту уже в 18 веке считали мостом между Западом и Востоком, инициированные Шулинусом опыты по предотвращению оспы при помощи вариоляции попали сюда лишь через 30 лет после первых аналогичных опытов в Англии.

Хотя несколько российских придворных умерли от оспы (включая и императора Петра II в возрасте 14 лет), эту болезнь все равно считали западноевропейской и Россию особенно не затрагивающей. Конечно, одной из причин плохой информированности была нехватка врачей в России (один врач на 18 000 жителей); их хватало в основном лишь для царского двора и армии.

На территории нынешней Эстонии, где до 1784 года врачи работали только в городах (хотя в прибалтийских провинциях их было в разы больше, чем в России), сельское население в основном лечилось само, опираясь на знахарей и их практические навыки, а также на предрассудки. Лечились в основном природными средствами.

Знаний о болезнях у таких лекарей было мало, но их заменяла вера в магические действия. Карл Эрнст фон Бэр писал в начале 19 века, что нигде в мире нет так много вредных предрассудков о медицине, как в Эстляндии и Лифляндии. Врачевали часто спиртом, уксусом, серной кислотой, порохом, ртутью, терпентинным маслом (скипидаром) и серой. Зато природными средствами эстонцы пользовались умело и арсенал тогдашних знахарей был заметно шире: в него входили амулеты, заклинания и аптечные пиявки, больным ставили банки и пускали кровь.

Средства для смягчения симптомов оспы искали и обученные врачи. Например, работавший в Пылтсамаа врач и аптекарь Петер Эрнст Вилде в своем журнале "Lühhike öppetus…" в 1776 году рекомендует для лечения оспы корень хрена, который он ранее также рекомендовал для лечения скорбута (цинги). Он также рекомендует для излечения от оспы пить отвар девясила, иссопа и мелиссы, есть семена сельдерея и прикладывать к ногам смешанное с горчицей тесто с добавлением уксуса. Помогала якобы и очистка желудка при помощи клистира.

Йохан Виллем Лудсе писал в "Tervise Katekismusse Ramat" в 1816 году, что поскольку крестьяне обращались за помощью на мызу только по воскресеньям, когда они все равно ходили в церковь, то к тому моменту, когда врач успевал приехать к больному, он уже мог умереть.

Оскар Хофманн. Прощание с покойным. Эскиз. Автор: Eesti Kunstimuuseum SA, EKM j 190:741 M 936

Из Стамбула в Англию

Вариоляцию как метод профилактики оспы завезли в Европу в начале 18 века паломники из Стамбула. В Англию метод привезла супруга британского посла в Оттоманской империи Мэри Уортли Монтагю. В 1715 году леди Монтагю переболела оспой, оставившей на ее лице крупные рубцы, а ее 20-летний брат умер от этой болезни спустя полтора года.

Поскольку при дворе Оттоманской империи вариоляция была обычной практикой, Мэри Монтагю в 1718 году упешно испытала процедуру на своем пятилетнем сыне, а вернувшись в Лондон в 1721 году, она попросила посольского врача Чарльза Мейтланда сделать вариоляцию и своей четырехлетней дочери, на этот раз в присутствии придворных врачей. Многие придворные, став свидетелями успешного опыта, дали привить себе оспу, а 17 апреля 1722 года вариоляцию провели и для двух дочерей принцессы Уэльской.

В результате метод был признан даже самыми консервативными английскими врачами, после чего его начали активно применять. В интересах правды стоит упомянуть, что перед вариоляцией принцесс Чарльзу Мейтланду разрешили сначала провести опыт над шестью заключенными Ньюгейтской тюрьмы и бездомными детьми.

Первая публичная пропаганда вариоляции в России в 1752 вызвала лишь академический интерес. Однако в 1755 году, когда президент Российской Академии Наук в выходившем в Санкт-Петербурге журнале "Ежемесячные сочинения" описал различные процедуры, начиная с вдыхания в нос через серебряную трубочку порошка, приготовленного из засохшего оспенных пустул в Китае и заканчивая применением вышеописанного метода в Англии, у некоторых российских врачей также возникло желание испытать вариоляцию.

С большой вероятностью этот журнал попал в руки Шулинуса, который позднее и применил эти знания на практике на мызе Раади. Спустя пять лет противооспенную вариоляцию начал применять на детях также таллиннский врач Петер Фридрих Кербер, хотя, как полагают, он еще до 1760 года прививал оспу воспитанникам таллиннского сиротского приюта (Дома домских сирот, Toomorbude maja).

Ряды энтузиастов вариоляции скоро пополнили и другие врачи. В 1763 году прививки от оспы начал делать валгаский врач Фридрих Людвиг Рюль, который провел вариоляцию нескольких тысяч детей без последующих осложнений.

Уколы покрытой оспенным гноем иголкой или прививки на лифляндских хуторах

Вариоляция обсуждалась в 1769 году на ландтаге лифляндского рыцарства. Генерал-губернатор рекомендовал начать привлекать к проведению процедуры женщин и лиц ненемецкого происхождения, а также снизить стоимость вариоляции, чтобы повысить ее эффективность. К этой рекомендации прислушались немногие энтузиасты, включая уже упоминавшегося врача из Пылтсамаа и основателя тамошней аптеки Петера Эрнста Вилде, а также тормаского пастора Иоганна Георга Эйзена фон Шварценберга. Они сочли, что вариоляция будет эффективной, если процедура охватит большие массы людей. Вилде был одним из первых врачей, которые начали практиковать за пределами города, пообещав оказывать помощь и крестьянам, которые жили на окрестных мызах.

Пастор Эйзен, у которого умерли трое детей во время эпидемии оспы в 1753 году, пригласил Шулинуса привить своих остальных детей уже следующим летом после успешной вариоляции на мызе Раади. Эйзен написал в 1757 году, что это врачебное искусство однажды окажет огромную помощь местному населению, потому что больше не придется бояться смерти из-за эпидемии оспы.

Эйзен был убежден, что пользу от вариоляции должны получать не только дети дворян и богачей. Он сам сделал прививку большому числу детей, а также обучил этому методу других людей, чтобы польза была максимально большой. Он приглашал к себе домой крестьянок и учил их прививать детей уже в первый месяц после родов, делая три осторожных укола покрытой оспенным гноем швейной иголкой между большим и указательным пальцем на обеих руках. Благодаря этому обучению крестьяне были сами в состоянии делать вариоляцию.

В виде платы за урок пастор Эйзен просил каравай белого хлеба, чтобы давать его детям, у которых брали оспенный гной для прививок. Позднее он начал высушивать гной и перетирать его в порошок, чтобы не приходилось каждый раз искать детей с "красивыми и большими" пустулами оспы. Перед использованием порошок разбавлялся в капле воде.

Петер Эрнст Вилде утверждал, что нитка, которую долго продержать в оспенном гное, а затем высушить, сохраняет свое действие в течение полугода. Помимо крепостных женщин и сельских лекарей, несложное искусство вариоляции освоили также кистеры в лютеранских церквях, камердинеры на мызах и дворянки.

В открытом письме Эйзен писал: "... а если подумать, что красивым девушкам легче выйти замуж, чем покрытым рубцами от оспы, то это очень помогло бы росту населения". По понятным причинам, пропаганда вариоляции объяснялась экономическими соображениями: по мере развития сельского хозяйства мыза все больше нуждалась в рабочих руках, а оспа выкашивала людей.

Прививки от оспы дали осязаемый результат: по данным за 1793 год, из подвергнутых вариоляции людей умерли от оспы всего 2-3%, а в общем числе смертей от оспы умер лишь каждый десятый. Несмотря на довольно хорошие результаты, вариоляция иногда и сама приводила к эпидемиям. Введение инфекционного материала в ослабленный организм (перед прививкой человеку часто приходилось сидеть на полуголодной диете) часто приводила к исключительно острой, заканчивавшейся смертью реакции, поэтому большинство стран отказались от вариоляции к концу 1780 года.

Победное шествие вакцинации

Вариоляция как метод предотвращения оспы использовалась менее полувека, потому что весной 1796 года английский врач Эдвард Дженнер решил проверить гипотезу, согласно которой материал, взятый у заразившейся коровьей оспой доярки, дает иммунитет к натуральной оспе (к тому времени обратили внимание, что доярки редко заражаются натуральной оспой). Эта гипотеза подтвердилась: переболевшие коровьей оспой приобретали иммунитет к натуральной оспе.

Полученный от зараженной коровы материал назвали вакциной (от лат. vacca - корова). Это понятие спустя несколько десятилетий использовал Луи Пастер, и процесс иммунизации начали называть вакцинацией. Хотя до Дженнера такие же результаты были получены многими английскими и немецкими врачами, Дженнер был первым, кто изучил и описал вакцинацию.

Эрнест Борд. Эдвард Дженнер вакцинирует ребенка, 1796 г. Автор: Wikipedia Commons

Вскоре вакцинация от оспы распространилась по всему миру. На территорию Эстонии вакцинация попала меньше чем через четыре года: первую процедуру провел Карл Иоганн Нюберг в Таллинне 12 марта 1800 года, что стало первым подобным экспериментом на территории Российской империи. Законное основание вакцинация получила по императорскому указу от 25 августа 1802 года.

Уменьшению распространенности оспы в последующие десятилетия, несомненно, помогли информационные кампании и буклеты, при помощи которых крестьян обучали вакцинировать детей от оспы. Один из примеров таких книжечек - изданное в Риге в 1815 году Ученым эстонским обществом руководство "Warri-rougetest ja kuida wisi neid pantakse".

Руководство по вакцинации "Warri-rougedest ja kuida wisi neid pantakse". Рига, 1815 г.. Автор: Eesti Kirjandusmuuseum

На постоянной экспозиции "Kohtumised" (Встречи) в Эстонском национальном музее есть фрагмент фильма "Rõuged - Jumala tahe?" (Оспа - божья воля?), в основу которого легло именно это руководство по вакцинации от оспы, изданное в 1815 году. Основным возражением против вакцинации в то время было утверждение, что смерть наступает по воле Бога. Текст фильма сосредоточен на опровержении этого утверждения.

Поскольку взятый у заболевшей коровы материал был для человека безопаснее, вакцинация вскоре вытеснила вариоляцию, и последнюю запретили во всей Российской империи.


Эссе Алара Кариса, навеянное экспозицией "Inimene ja keskkond. Hädad käivad inimesi mööda" (Человек и среда. Напасти проходят мимо людей) на постоянной выставке Эстонского национального музея (ERM), было первоначально опубликовано в блоге ERM.

Редактор: Андрей Крашевский

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: