"Инсайт": покрытая тайной утечка топлива в Маарду ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Фото: ERR

Таинственный разлив дизеля на Маардуском терминале. По оценке экспертов, это может быть одна из крупнейших экологических катастроф в истории независимой Эстонии. Но чиновники видят ситуацию по-другому.

Маарду, август 2020 года. Съемочная группа "Инсайта" пробирается сквозь высокую траву к Маардускому каналу. Потом перебирается к ручью Крооди. Впечатления неприятные: везде видны радужные пятна на воде и стоит невыносимая вонь от испаряющегося дизеля. Это явно не то, чего ждешь летом от водоемов. Чтобы понять, что где-то рядом пролилось очень много топлива, не нужно быть экспертом - достаточно осмотреться и подышать здесь воздухом.

Где случилось, что случилось 

10 августа около 15 часов "Инсайту" сообщили, что на Маардуском топливном терминале произошел разлив топлива. По предварительным данным, которые получил Центр тревоги, вылилось примерно 300 тонн солярки. Мы немедленно упаковали камеру, микрофон и поехали на место, чтобы выяснить подробности. На место прибыли к окончанию спасательных работ и прошли во двор терминала через боковой вход со стороны железнодорожных путей, который был открыт. Во дворе было несколько больших спасательных машин, машина оперативного дежурного и, конечно же, персонал терминала. У сотрудников Maardu Terminal AS мы попросили рассказать нам, что здесь произошло, но нас буквально выставили с территории. Сотрудник терминала был крайне недоволен нашим появлением и велел подчиненным немедленно закрыть вход, через который мы пришли.

Никаких комментариев не даем

Эту историю придется рассказывать без позиции терминала, поскольку и позже от всех предложений поговорить на камеру представители Maardu Terminal AS отказались. Крайне неохотно говорят об этой аварии и чиновники. Вот ответ Харьюского бюро Инспекции окружающей среды: "Сейчас производство только начато - собираем доказательства, берем объяснения. Неокончательные данные в таком производстве разглашать нельзя, это может усложнить выяснение обстоятельств и повлиять на окончательный результат". Когда разбирательство будет закончено - спрогнозировать нельзя. Это все, что мы можем пока сообщить".

После настоятельных просьб "Инсайта" руководитель бюро Тармо Техва все же дал интервью на камеру, но ничего более конкретного об обстоятельствах утечки он все равно не сказал. 

Сами следы найдем и сами вам покажем

"Инсайт" пытался получить информацию об аварии целую неделю и когда не получилось, было решено не ждать  милости от чиновников, а искать доказательства самим. Логика подсказывала, что если с терминала в самом деле пролилось несколько сотен тонн, а не одна-две, то должны остаться физические следы утечки. Где-то рядом с терминалом должно пахнуть топливом, должны быть пятна.

Хотя мы пошли искать эти физические следы через неделю после утечки, мы их все равно обнаружили! На канале прямо рядом с терминалом нашлось десятка полтора бонов или боновых заграждений. Бон - это длинные поплавок, по форме напоминающий тонкую сосиску. Бон заполняют вспененным веществом, которое хорошо впитывает загрязнения с поверхности воды. При утечке нефтепродуктов установка таких боновых заграждений - обязательное дело. Из того, сколько их было на канале 18 августа следует, что эти очищающие заграждения все еще были необходимы на восьмой день после аварии. 

Канал рядом с терминалом связан с ручьем Крооди, поэтому мы поехали и туда тоже. На расстоянии примерно двух километров от терминала обнаружили на берегу спасателей. Облаченные в химзащитные костюмы они меняли те самые грязные боны на новые. На месте выяснилось, что всю неделю после утечки они делали это каждый день.

Так триста или не триста? Вот в чем вопрос!

По запросу "Инсайта" Спасательный департамент подтвердил, что на эту утечку дизеля в Маарду были израсходованы все боны Пыхьяского спасательного центра и весь их запас с резервного склада департамента. Кроме того, свои  боны отдал спасателям соседний терминал Liwathon AS. Встреченные на ручье спасатели сказали, что на глазок вылилось не меньше 300 тонн солярки.

Инспекция окружающей среды это отрицает: "По картине с места события, визуально не выглядело, чтоб вылилось прям так много", - сказал Техва.

Но давайте все-таки допустим, что первоначальная информация близка к правде. Что это значит для окружающей среды? "300-тонное загрязнение дизелем - это огромная утечка. Не помню, чтоб в обозримом прошлом в Эстонии подобное случалось" - пояснил доктор наук, тартуский экотоксиколог Рандель Крейтсберг.

Он пояснил, что даже 1-2 тонны дизеля загрязняют окружающую среду на месяцы, а 300 тонн - на десятки лет, и даже большим количеством бонов это уже до конца не исправить. Он показал на простом опыте с соляркой, в чем сложность ее удаления из водоемов.

"Обычно считается, что нефтепродукты не растворяются в воде. Но на самом деле они труднорастворимые. Когда дизель попадает в воду, он образует на поверхности пленку… Видишь, если я размешиваю дизель, то сразу видно, что образуется эмульсия с маленькими пузырьками. Это значит, что в виде таких пузырьков дизель попадает во все организмы в  водоеме, даже в те, что живут на дне", - рассказал экотоксиколог.

Крейтсберг говорит, что абсорбирующие боны воздействуют только на ту часть топлива, которая на поверхности воды и чем разнообразнее и сложнее среда вокруг, тем труднее это топливо собрать. "Я бы сказал, что в такой сложной среде его убрать практически невозможно. Да, ту часть, что на поверхности, еще можно собрать, если заняться этим вовремя. Это лучше, чем ничего. Но и тут есть свои пределы", - отметил Крейтсберг.

Дизель травит живые организмы

Чтобы нагляднее объяснить нам последствия загрязнения соляркой, ученый повез нас на аналогичный ручей в пригороде Тарту. Шагая по ручью в рыбацких сапогах, Крейтсберг ловко достает из воды разных мелких жителей ручья. По его словам, так же как люди, рыба болеет раком и опухоли возникают именно под воздействием различных чужеродных и ядовитых веществ в окружающей среде. Загрязнение из ручья легко распространяется, разрушая природную пищевую цепь на десятки километров вокруг.

"Например, улитки или ужики гибнут в результате загрязнения, а птицы и мелкие животные съедают их вместе с токсинами. И все это разносится очень далеко" - рассказывает Крейтсберг, доставая из воды улитку. Но и это не все. Беда еще и в том, что загрязнения имеют накопительный эффект. В промзоне вокруг порта Мууга природные механизмы самоочищения работают крайне слабо из-за постоянной повышенной нагрузки.

"Этот ручей, который несет токсичные вещества в Муугаский залив, уже очень давно загрязняли. Муугаский залив - вообще один из самых загрязненных участков на морском побережье Эстонии", - отмечает Крейтсберг.

Из его пояснений следует, что дополнительные тонны дизеля в свободном плавании для этой земли могут оказаться куда более опасными, чем для чистой зоны где-то в Вырумаа. 

Таинственный разлив дизеля в Маарду. Автор: ERR

"Как случилось?" - вопрос на засыпку

"Как именно произошла утечка - это мы выясним в ходе расследования", - пояснили в Инспекции окружающей среды. Хотя у "Инсайта" нет официального вывода о причинах, у нас есть своя версия о том, как 10 августа на окраине Маарду вылился дизель. Для наглядности заглянем внутрь типового топливного хранилища. Емкости или бочки для топлива на терминалах окружены бетонной стеной. Это так называемая защитная обваловка, которая эта обваловка нужна, чтобы в случае утечки топлива из емкости оно не попало наружу. Ее можно представить себе в виде гигантского бетонного корыта, в котором стоят банки.

Такая утечка все же случилась, и в этом сюжете вы можете увидеть своими глазами, как выглядела изнутри обваловка вокруг бочек в момент, когда прибыли спасатели. На фото вы увидите нечто очень напоминающее бассейн с лестницей и голубой водой. Но голубая жидкость - это дизель. По высоте он доходит до второй ступеньки лестницы, то есть толщина слоя дизеля - около 70 сантиметров.

Вероятно, это топливо вылилось через слив промышленной канализации. Слив канализации в обваловке аналогичен по виду и по смыслу сливу в душевой кабине: решетка на дне, через которую можно спустить воду. Если внутри обваловки скапливается дождевая или талая вода, оператор открывает кран и выпускает эту воду в канализацию. Если дизель вылился, значит кран канализации был открыт. 

С наскока правду не выяснить

По картине на ручье видно, что вылился далеко не литр, но по сей день точное количество вылившегося дизеля остается неизвестным. Чиновники не готовы подтвердить утечку в 300 тонн, но и опровергать эту цифру не торопятся.

"Я бы не спекулировал пока с цифрами. Мы выясним это в ходе расследования" - сказал Техва. Говорят, что часть топлива из обваловки могли выкачать обратно. Но сколько выкачали - это пока секрет.

Оказалось, нельзя вычислить объем утечки и путем простого вычитания: из того объема, который был, вычесть тот, который остался после утечки. И вот что интересно - точная цифра потерянного топлива известна Налогово-таможенному департаменту. Дизель ведь - подакцизный товар, поэтому налоговиков нужно уведомлять, если часть товара пропала. Налоговая служба ответила, что дать объем утечки не может - это закрытая информация. 

Экологические катастрофы так или иначе случаются. Но когда в 2013 году в  Чудское озеро вылилось 200 литров топлива, вся информация была доступна уже на следующий день. А сегодня, спустя месяц после аварии никто не может озвучить ни ее причины, ни объем ущерба. Никто не может сказать, когда терминал, выливший солярку в окружающую среду, начнет этот ущерб возмещать. 

Редактор: Виктор Сольц

Источник: "Инсайт" (ETV+)

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: