"Инсайт": "партизан" против дома – кто кого ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Фото: ERR

Пятнадцать лет конфликтов и постоянной борьбы с бытовым террористом в попытках сохранить свой дом в целости и сохранности – это краткий вольный пересказ противостояния жильцов восьмиквартирного дома в столичном районе Кристийне с упрямым джентльменом, который борется против, как ему кажется, произвола соседей. Пусть даже при этом на него может свалиться его собственный потолок.

Посреди промышленной зоны в столичном районе Кристийне стоят три симпатичных дома-близнеца. Ни намека на почтенный возраст зданий, хотя их и построили в пятидесятые годы прошлого столетия: относительно недавно они прошли реновацию. Тем не менее жители Марья, 4б с сожалением признают, что внешне целые стены здания скрывают раковую опухоль – квартиру на втором этаже.

"Запущенная квартира, она в ужасном состоянии. Не понимаю, почему владелец не наведет порядок – это его частная собственность, — сокрушается председатель квартирного товарищества Марья, 4Б Татьяна Парамохина. – Я не знаю, как до него достучаться".

Казалось бы, какое соседям дело до чужой собственности. Ответом на этот вопрос является удивление руководителя строительного отдела Департамента технического надзора и защиты прав потребителя Кати Тамтик. Разглядывая фотографии состояния квартиры, она восклицает: "Ужасная картина – необходимо вмешательство. Здание может быть в аварийном состоянии. Серьезно".

И хотя последние пятнадцать лет владелец квартиры, из-за которой может пострадать весь дом, твердил о том же, он и пальца о палец не ударил, чтобы исправить ситуацию. "Он считает, что делать ничего не надо. Зачем ремонтировать, если ему дадут квартиру, когда все обрушится. Он в это верит", – пожимает плечами бухгалтер квартирного товарищества Наталья Рууль-Орро.

Дверь с пинка

Человека, с которым в состоянии холодной войны находится весь дом, зовут Владимир Новичихин. Съемочная группа стучится в дверь. В ответ с другой стороны раздается несколько глухих ударов. Наконец, дверь распахивается, и в дверном проеме показывается крепко сложенный мужчина. Приходиться бить плечом, по-другому не открывается – признает хозяин квартиры.

В конце коридора за его спиной открыта дверь в туалет. Она вообще не закрывается – просел потолок, рассказывает Владимир, приглашая пройти. Он проводит краткую экскурсию по своим владениям, то и дело останавливаясь, чтобы указать пальцем на местные достопримечательности.

Тут протекает потолок, там вздулся пол, здесь отваливаются последние куски оставшейся штукатурки. Вот трещина, в которую можно просунуть карандаш. Пойдем, покажу другую – сюда почти пролезает ладонь.

"Я не эксперт и не строитель, но время показало, что моя квартира потихоньку начинает разваливаться", – резюмирует Владимир.

За чей счет банкет?

Квартира мужчины представляет собой редкий экспонат брежневской эпохи — с тех пор ремонт здесь не делался. Лишь современная сигнализация и телевизор с большой диагональю экрана в гостиной мешают погружению в эту эпоху. Почему Владимир не сделает ремонт? Во всех разрушениях виноваты соседи, уверенно отвечает он: "Может, это все специально делается, чтобы выжить меня отсюда".

По версии мужчины, дом едва стоит: ткни – развалится. Конфликт разгорелся после того, как в 2006 году соседи расширили свой квартиры за счет чердачных помещений. Якобы за его спиной, хотя документы свидетельствуют, что он был не против. "Значит, они меня обманули, я давал подпись на ремонт крыши", – утверждает Владимир.

15 лет борьбы жильца с соседями. Автор: ERR

Председатель квартирного товарищества Татьяна Пахомова грустно замечает, что с тех пор сосед педантично стал строить козни другим домочадцам. "Мы неоднократно ему говорили: товарищество согласно оплатить тебе ремонт. Только вызови специалиста, который скажет, что это не его, а наша вина", – поясняет она.

Это предложение Владимир считает возмутительными: "За чей счет эксперт? За мой счет?"

Просто месть

Говорят, месть – блюдо, которое подают холодным. Убежденный в своей правоте мужчина развязал настоящую партизанскую борьбу против домочадцев. За последние пятнадцать лет он подложил соседям не одну свинью. Излюбленная тактика Владимира – саботаж. Он жаловался во все возможные инстанции, вызывал спасателей и полицию.

"Это было смешно. Я ему сказала: Володя, может ты продашь квартиру и купишь однокомнатную. Чтобы всем было хорошо и без проблем. У тебя и квартплата ниже будет и условия лучше. Через неделю позвонили из полиции, якобы я угрожала отобрать у него жилье", – улыбается председатель квартирного товарищества Татьяна Пахомова.

В 2013 году Владимир сорвал работы по реконструкции дома. Хотя сначала он был не против, но затем забастовал. Это не стало сюрпризом для соседей, и они решили, что связываться с проблемным жильцом себе дороже.

В прошлом году прорвало канализацию, и Владимиру почти удалось сорвать аварийные работы. Из недр прямо под окнами дома вырвались нечистоты. Стояла ужасная вонь, но этих неудобств оказалось недостаточно, чтобы мужчина расписался под документом. "Нужны были подписи всех жильцов. Нас спас соседний дом. Они оформили нотариальный договор за нас", – вспоминает бухгалтер.

Должны были снести в 1988

Это непрекращающееся противостояние давно зашло в тупик. Владимир прекрасно видит, как разваливается его квартира. "Это уже опасно. Но никакой реакции нет. Ноль внимания", – вторит он. Какой смысл делать ремонт, если протекает потолок? Разумный аргумент. И товарищество признает, что крыша была в плачевном состоянии – ее собираются чинить.

Но значит ли это, что после этого Владимир займется своей квартирой? Он дает понять, что нет. "Дом гуляет и трясется, стоит проехать машине. Фундамент разрушен. Легче снести этот барак и выстроить его на новом фундаменте", – заявляет мужчина.

15 лет борьбы жильца с соседями. Автор: ERR

Действительно, дом подлежал сносу. В 1988 году его признали опасным для жилья. Людей должны были расселить, но этого не случилось – рухнул Советский Союз. По какой-то причине, в молодой Эстонской Республике аварийный дом вновь стал "нормальным", и его жильцам позволили приватизировать квартиры.

Это обстоятельство было известно всем. Но несмотря на это обстоятельство, как Владимир, так и председатель квартирного товарищества Татьяна Пахомова стали собственниками квартир, в которых жили.

"До приватизации квартиры были в ужасном состоянии. После нее нормальные люди стали приводить свое жилье в порядок. Теперь все квартиры кроме жилья Владимира находятся в достаточно хорошем состоянии", – утверждает Татьяна.

Похоже, что только упрямый домочадец со второго этажа счел ремонт квартиры заведомо гиблым делом. Зачем чинить гнилой дом на разваленном фундаменте, который должны были снести? Ему говорят, что основание здания укрепили: дом в порядке – это у Владимира проблема. Он не верит и утверждает обратное.

"Я на протяжении десяти, а может, и последних пятнадцати лет обращался в разные инстанции. Меня никто не воспринимал", – сетует Владимир, объясняя, почему попросил "Инсайт" разобраться в том, кто прав, а кто заблуждается.

Проверяйте, но не здесь

До сих пор о существовании документа об аварийном состоянии этого здания в 1988 году не знала ни одна инстанция современной Эстонии. "Инсайт" передал эту информацию вместе с фотографиями квартиры Владимира в Департамент технического надзора и защиты прав потребителя. Чиновники засуетились.

"Мы сталкиваемся с похожими историями в Таллинне и других городах. Но конкретно об этом доме никто не заявлял. Теперь мы сможем его проверить и будем действовать, исходя из результатов", – подтвердила руководитель строительного отдела ведомства Кати Тамтик.

Казалось бы, Владимир добивался такой бесплатной проверки дома и своих утверждений на прочность последние полтора десятка лет. Но, почему-то весть о визите ревизора его не обрадовала. "А что за эксперт? Откуда? – забеспокоился он. – А вы не скажете, может на ETV3 есть эксперт? Нет? Я просто спросил. А то я не доверяю".

Пришлось объяснить, что журналисты – не строители и не могут быть экспертами в таких вопросах. На прямой вопрос, готов ли Владимир пустить специалиста в свою квартиру, чтобы окончательно проставить точки над i, он отрезал: "После того как исследует фундамент".

Начать войну просто, закончить – не очень

Проверка департамента должна установить не только состояние дома, но и выяснить, кто был истинным бытовым террористом: жильцы, которые заботились о своих квартирах или же "партизан" Владимир. И вне зависимости от того, кто виноват, в случае повреждений несущих конструкций ответят все. Даже если разрушения возникли по вине одного человека – таков закон.

У чиновников нет рецепта, как поступать в таких ситуациях. Только совет: жить дружно и договариваться. Получится ли это в доме по адресу Марья, 4б?

"Честно – нет. Это не тот человек, он застрял в тех временах, когда все рушится и ему обещают квартиру. Он в этом живет", – считает бухгалтер квартирного товарищества.

С другой стороны Владимир обещает продолжить борьбу: "Я теперь когтями и ногтями вцеплюсь в фундамент. Я докажу, что он не ремонтировался".

Редактор: Евгения Зыбина

Источник: "Инсайт", ETV+

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: